,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Откуда есть и пошла Москва и Московия (глава 1)
  • 19 июня 2009 |
  • 19:06 |
  • bayard |
  • Просмотров: 53297
  • |
  • Комментарии: 24
  • |
0
Но вот как появилась Ростово-Суздальская земля или, как ее в древности прозывали – «Залешанская», всегда заволакивалась туманом и покрывалось «изначальной» ложью Империи. И как мы убедимся, в сих деяниях Империи крылся весьма определенный резон. Великороссам всегда хотелось начинать свою историю не из каких-то «сомнительных» княжений, а с появления Москвы и Великих Московских Князей. Мол, глядите, как все у нас сходится: Киев начал терять свое величие и влияние, а Москва, как и подобает наследнице, подобрала в свои руки славянское наследие и славянское величие. Этим пытались внушить себе и «инородцам» закономерность права Московии, а впоследствии великороссов, на наследие Великого Киевского княжества и права «собирания земли русской». Но сама Москва и Московия, как княжество, возникли во времена татаро-монгольского владычества над Суздальской землей, по велению Хана Менгу-Тимура. Только Хан имел право подарить землю и разрешить создать поселение. Вот что История донесла нам:
"5 марта 1303 года умер князь Даниил (Московский)... Московское княжество было столь маленьким, что Даниил, судя по всему, не стал делить его уделы между своими пятью сыновьями».
А мы знаем, что он и подобного права не имел. Князь во всем был зависим от Хана. Сей князь Даниил, родившийся в 1261 году, стал первым удельным Московским князем где-то в 1277 году. Точной даты не существует и поныне. В 1325 году Иван, четвертый сын Даниила, прозванный впоследствии Калитой, стал новым Московским князем. С тех времен начала «расти вширь» Московия, с тех пор она становится известной.
Таким образом, появилась Москва и Московское княжение.
Мы исследуем этот вопрос более подробно и убедимся, что именно сыновья Александра Невского в честь великих заслуг отца получили право и возможность создать новый княжеский стол во владениях Золотой Орды. Александр, действительно, был предан Орде и служил ей незабвенно.
Вернемся все же к Суздальской земле.
Предлагаю читателю исследовать некоторые бесспорные факты жития этой земли с 1120 по 1237 год. Итак, поглядим на сами факты Истории. А позаимствуем факты, как обычно, из великорусских источников, дабы нас не обвиняли в их сомнительности. Хотя мировые и украинские источники и не содержат «изначально заданной» великорусской мифологии.
Что же нам, неоспоримо, донесла История из тех далеких времен?
К началу XII века Великое Киевское Княжество на Востоке и Северо-востоке славянской земли заканчивалось Черниговской землей. К тому же времени род Киевских князей Рюриковичей разросся до невероятных размеров, так как только Владимир Мономах после своей смерти в 1125 году оставил восьмерых сыновей, не считая дядей, братьев и внуков. А ведь остались еще: Ярославичи, Изяславичи, Всеволодовичи, Святославичи, Мстиславичи и т.д. Естественно, всей этой княжеской братии Рюриковичей не хватало «столов». Кому везло, усевшись в своем княжестве, которое иногда составляло всего лишь маленькое поселение с клочком земли, старался, во-первых, ладить с населением «города», дабы сохранять за собой и своими наследниками доставшийся «стол», а, во-вторых, поглядывал на соседей – Рюриковичей, как бы прихватить и чужие «столы» для обогащения.
Этот период жизни стал определяющим для дальнейшего будущего, как славянских, так и финских племен.
Почему не только славянских, но и финских- увидим по изложению.
Итак, Юрий Долгорукий – один из младших сыновей Мономаха – остался, по воле судьбы, без княжеского стола и согласно существовавших в те времена законам вынужден был идти в услужение к старшим братьям и дядям или, сколотив дружину на доставшиеся по наследству средства, двигаться на поиски и завоевание собственного «стола». А так как Рюриковичи на юг хаживали весьма значительными силами, зная удаль южных соседей, пришлось Юрию Долгорукому направиться в безопасное по тем временам чудское захолустье (от слова «чудь» – объединенное название всех финских племен, проживавших далеко за Черниговской землей на северо-востоке).
В те времена чудское захолустье не входило ни в Черниговское, ни в Переяславское княжества. Земли Чуди к тому времени были обособленны. Иначе, как и все остальные, были бы поделены между наследниками Мономаха. И дабы читатель не подумал, что автор вносит какую-либо отсебятину, привожу слова профессора Московского университета В.О.Ключевского:
«Юрий Долгорукий, один из младших сыновей Мономаха, был первый в непрерывном ряду князей Ростовской области, которая при нем и обособилась в отдельное княжество: до того времени это чудское захолустье служило прибавкой к южному княжеству Переяславскому».
/В.О.Ключевский «О русской истории», стр. 107-108./
Отыскав на карте Переяслав, расположенный ниже Киева, мы поймем, что изречение – «служило прибавкой к южному княжеству Переяславскому» – является грубой натяжкой или, проще говоря, измышлением, ибо «прибавка» лежала за тысячу километров в непроходимых топях и дебрях, да к тому еще и за Черниговскими владениями. Так заумно сочинялась великорусская история.
Да, мы знаем, что отдельные Киевские князья изредка хаживали в северо-восточные завоевательные походы. Некоторые из них, как Святослав, даже Волжскую Булгарию воевали. Но это никак не дает права утверждать, что Ростово-Суздальская земля являлась собственностью то ли Рюриковичей, то ли Киевского княжества Великого.
Сия «своеобразная мысль» брошена попутно, между строк. Для великоросса такие деяния естественны, они не требуют у него доказательств. Ведь могут же они сегодня безапелляционно утверждать: «Чеченская земля – это Россия». И ни один здравомыслящий россиянин не опровергает подобное, не возмущается откровенной ложью. Во всем действует логика великоросса, напоминающая рассуждения небезызвестного Папандопуло: «Мое, мое, мое... и это мое!».
Придя в Чудское захолустье, найдя «стол», то есть кормежку, Юрий на время осел в тех землях, нашел жену среди местного племени, родил сына.
Надо обладать величайшей фантазией, дабы предположить, что в ту глушь, кроме князя – неудачника и его дружины, «потек» славянский народ. Даже дружина князя была очень малочисленной. В глухих, заболоченных, таежных по тем временам, землях, чудским племенам мокша, меря, весь, мурома, мещера составляло огромных трудов прокормить ораву бездельников.
Даже само прошлое княжеского рода Рюриковичей отрицает факты «переточного» развития событий. Вспомним: ни при Олеге, ни при Игоре, ни при Ярославе, ни при Мономахе, приходя в Киев, Чернигов, Переяслав, Вышгород или, уходя из них, когда народ изгонял князя, поселяне «не перетекали» из места на место вместе с князем. Князья всего лишь приглашались обособленными славянскими племенами править и защищать их, живущих на своей исторической родине. Князья были пришлыми, часто отражали интересы племен и городов, но никогда не составляли самой сути народа. Имеем еще одну из великих, лживых посылок Российской истории. Нельзя подменять историю развития славянских племен Киевской Руси историей размножения и движения династии Рюриковичей.
Здесь, на севере, скорее всего от жены – муромчанки, родился у Юрия Долгорукого сын – Андрей, прозванный великороссами – «Боголюбским».
"Это был настоящий северный князь, истый суздалец – залешанин по своим привычкам и понятиям, по своему... воспитанию. На севере прожил он большую половину своей жизни, совсем не видавши юга (Киевской Руси. – В.Б. – Владимир Белинский – скорее всего псевдоним автора – Zarusskiy.Ogr). Отец дал ему в управление Владимир на Клязьме, маленький, недавно возникший суздальский пригород, и там Андрей прокняжил далеко за тридцать лет своей жизни, не побывав в Киеве».
/В.О.Ключевский «О русской истории», стр.108./
Профессору очень хочется возвеличить начало правления, как князя Юрия, так и Андрея. Однако величия в княжении не существовало, ибо княжеские хоромы- по-черному топившиеся деревянные срубы, а все величие северного князя заключалось всего лишь в возможности безнаказанно грабить местные финские племена мерю, мещеру, весь и мурому. Рожденный и воспитанный в лесной глухомани, в среде финского племени, князь Андрей, как должно было статься, порвал со старыми киевскими обычаями, со старой отцовой дружиной, то есть, с пришлой знатью. Иного и не могло быть. Среда обитания дала о себе знать.
Он оперся на «младшую дружину», уже набранную среди финской чуди, на молодых местных «отроков», родственных ему по материнской крови.
Надеюсь, читатель не забывает, что рядом с мечом князя двигался крест священника, сопровождавший все русские завоевания.
Послушаем профессора:
"Точно так же не любил Андрей и старшей отцовой дружины. Он даже не делил с боярами (дружиной.– В.Б.) своих развлечений, не брал их с собой на охоту, велел им, по выражению летописи, «особно утеху творити, где им годно», а сам ездил на охоту лишь с немногими отроками, людьми младшей дружины. Наконец, желая властвовать без раздела, Андрей погнал из Ростовской земли вслед за своими братьями и племянниками и «передних мужей» отца своего, т.е. больших отцовых бояр. Так поступал Андрей, по замечанию летописца, желая быть «самовластцем» всей Суздальской земли».
/В.О.Ключевский «О русской истории», стр.112./
В этих словах, как и везде в своей истории, великороссы «малость» врут. Вопрос не в желании быть «самовластцем» – на самодержавии москвиты свихнулись. Вопрос в ином. Бояре – дружинники, пришедшие с отцом Андрея и покорившие племена мокшу, мурому, мещеру, весь, мерю, а вернее – страну Моксель, несли совсем другую психологию поведения. То были образованные для своего времени люди, коллективистских действий и образа мышления, воспитанные демократией Киевской Руси. Они и там, в Суздале и Ростове, пытались насаждать свои взгляды и методы действий.
Но князь Андрей Боголюбский был рожден и воспитан женщиной – муромчанкой в иной среде. Он с детства впитал обычаи финно-мордавских племен. Недаром же древний летописец утверждал, что это был настоящий «князь-залешанин», то есть – князь-варвар или по-другому – князь-дикарь.
Именно с этих времен и пошло начало великороссов, появилась, так называемая, – «Суздальская земля». Позже от нее отпочковались – Владимирская, Тверская, Московская, Рязанская и прочие. Князья размножались быстро и за очень короткое время (50- 80 лет) на каждое финское селение, на каждый жилой финский угол был посажен князь Рюрикович, уроженец от матери мерянки, весянки, муромчанки, татарки или мещерки. Здесь, уважаемый читатель, иного быть не могло. В завоевательные походы Киевские князья никогда не брали с собой женщин. Вспомните слова С.М.Соловьева.
Именно так появилась финская Суздальская земля, а впоследствии – финская Московия. Вспомним, в свое время аналогичное произошло и в Киевских славянских землях. Но если великороссы абсолютно согласны с таким развитием событием на землях древнего славянского Киева, то по отношению к Суздалю и Московии они ударились в разного рода измышления о «перетоке» славянских племен. Ложь видна невооруженным глазом. Она нужна всего лишь, дабы объяснить родство финской Московии со славянским Киевом. Впоследствии она должна была подтвердить право Москвы на «собирание земли русской».
Но фактические события опровергают надуманную ложь историков- великороссов.
Приведем еще один пример, опровергающий измышления.
В 1169 году князь Андрей Боголюбский, после жестокого сражения, захватил Киев. Мы знаем – на Киевский престол садились многие князья, как имевшие, так и не имевшие на то право; были случаи и военного захвата Киевского престола. Но князья Киевской Руси никогда не посягали на святыни славянской земли – Киевские храмы. Андрей же, захватив Киев, разорил как город, так и храмы.
«Союзники (Андрей Боголюбский с союзниками. – В.Б.) взяли Киев «копьем» и «на щит», приступом, и разграбили его (1169 г.). Победители, по рассказу летописца, не щадили ничего в Киеве, ни храмов, ни жен, ни детей: «были тогда в Киеве на всех людях стон и туга, скорбь неутешная и слезы непрестанные».
/В.О.Ключевский «О русской истории», стр.109./
Обратите внимание, сотни лет нам пытались внушить, что, дескать, пришел князь-славянин и христианин и разрушил мимоходом православные святыни. Величайшая ложь!
Невооруженным глазом различимо: пришел обычный варвар, не ощущавший ни малейшего родства с той землей, с киевскими святынями. Таков был Андрей – залешанин.
Сей варвар, которого прозвали Боголюбским, разграбил и пожег православные христианские храмы Киева. Отчего и возник закономерный вопрос: имел ли Андрей Боголюбский славянские корни и был ли он сам христианином? Ответ очевиден: славянские святыни Киева не являлись святынями для князя-залешанина, вскормленного среди финского племени, в чужой земле.
Уважаемый читатель, предлагаю и тебе дать ответ на поставленный вопрос.
А ведь профессор В.О.Ключевский заявил: «В лице князя Андрея великоросс впервые выступал на историческую сцену».
/ В.О.Ключевский «О русской истории», стр.113./
Таков он – первый великоросс!
Таково и родство Киева с Суздалем (Московией).
Автор исследования понимает – не все великороссы подобны этому варвару-залешанину. Но появление первым такого великоросса-князя очень симптоматично. Все последующие правители Московии, а в дальнейшем Государства Российского, были заражены презрением к законам и человеческой морали других народов.
Послушайте, как вел себя в дальнейшем князь Андрей, так называемый «Боголюбский», от которого пошло племя великороссов.
«Проявив в молодости на юге столько боевой доблести (обрати, читатель, внимание – уничтожение Киева и его святынь у великороссов считалось за великую доблесть! – В.Б.) и политической рассудительности, он потом, живя сиднем в своем Боголюбове, наделал немало дурных дел: собирал и посылал большие рати грабить то Киев, то Новгород, раскидывал паутину властолюбивых козней по всей Русской земле из своего темного угла на Клязме. (Пока еще даже профессору стыдно называть «Суздальский темный угол» – Русской землей! Но осталось ждать недолго! – В.Б.). Повести дела так, чтобы 400 новгородцев на Белоозере обратили в бегство семитысячную суздальскую рать, потом организовать такой поход на Новгород, после которого новгородцы продавали пленных суздальцев втрое дешевле овец, – все это можно было сделать и без Андреева ума».
/ В.О.Ключевский «О русской истории», стр.112./
Какая горечь великоросса сквозит в этих словах.
В чем был отмечен ум Андрея – сказать невозможно: то ли в бандитизме, то ли в воровстве.
Казалось бы любого человека оценивают по совокупности его деяний. Наличие же христианской морали у князя Андрея его деяния не подтверждают. Но здесь мы встречаемся с величайшим парадоксом в мышлении великоросса: все, что делалось для возвеличивания Московии и любая мерзость и подлость по отношению к славянским соседям и противникам, подлежит восхвалению. Все, что совершено в ущерб Московии, предается анафеме.
Киев сожгли – хорошо, пограбили Новгород – отлично. Но вот проигрывать в драке будущему московиту нельзя, это позор на голову Московии. Нет иной логики у великоросса-державника.
И второе, все авторы-историки Российской Империи, а впоследствии – Советской, без зазрения совести, как само собой разумеющееся, переносят на Суздальскую, а далее на Московскую земли понятие «Русь» и «Русская земля» с первого дня появления Суздаля и Москвы. Но мы воочию видим из тех же русских источников, что это далеко не так, если не сказать более жестче – абсолютно не так!
На Суздальскую землю сбежал князь – неудачник из рода Рюриковичей, которому не досталось стола на Руси. Русь – это славянские племена. И вдруг, по велению великороссов, так называемая Суздальская земля, населенная финно-мордовскими племенами, во главе с князем Рюриковичем, становится частью русской (славянской) земли, попросту – Русью. Величайший парадокс истории!
Величайшая изначальная ложь, сочиненная великороссами на потребу собственной Империи, ничего общего не имеющая с истиной. Ложь запускалась по-крупному.
Давай, читатель, поразмыслим: ведь не стали же с приходом князей-норманнов древние киевляне – поляне, древляне, сиверяне, уличи, дулебы – норманнами? Нет.
Никому даже в кошмарном сне не привидится, что с приходом в Киев князя Олега и его дружины, все славянские племена вдруг стали именоваться норманнскими или Норманнской землей.
И все индейские племена Центральной и Южной Америки не стали отчего-то испанцами или Испанской землей после захвата их короной Испании. Остались индейцами даже после водворения на индейский престол вице-короля Испании.
Но вот по отношению к великим и гордым финским племенам: мокше, мери, муроме, веси, печоре, мещере, перми, черемисам – великороссы допустили величайшую вольность, обворовав все: имена, землю, обычаи, присвоив им абсолютно чуждое имя – Русь, вместо принадлежавшего им в старину- Моксель!
Еще одна заведомо вымышленная изначальная ложь русской истории.
Итак, как же закончил свое правление Суздальской землей князь-залешанин – «первый великоросс»?
Послушаем снова профессора В.О.Ключевского.
"Со времени своего побега из Вышгорода в 1155 г. Андрей в продолжение почти 20-летнего безвыездного сидения в своей волости (оказывается, Суздальская земля к 1175 году всего лишь волость, кормившая «залешанина». – В.Б.) устроил в ней такую администрацию, что тотчас по смерти его там наступила полная анархия: всюду происходили грабежи и убийства, избивали посадников, тиунов и других княжеских чиновников (надо полагать, простому финскому люду не нравились поборы, насаждаемые пришлыми. – В.Б.)... Никогда еще на Руси (как в залешанской Суздальской земле появилась Русь – ведомо только великороссам. – В.Б.) ни одна княжеская смерть не сопровождалась такими постыдными явлениями. Их источника надобно искать в дурном окружении, какое создал себе князь Андрей своим произволом, неразборчивостью к людям, пренебрежением к обычаям и преданиям. В заговоре против него участвовала даже его вторая жена, родом из камской Болгарии (то есть, татарка, а вернее, булгарка. – В.Б.), мстившая ему за зло, какое причинил Андрей ее родине. Летопись глухо намекает, как плохо слажено было общество, в котором вращался Андрей: «ненавидели князя Андрея свои домашние, – говорит она, – и была брань лютая в Ростовской и Суздальской земле».
/В.О.Ключевский «О русской истории», стр. 113./
Автор надеется, уважаемый читатель, что мы подошли к пониманию самой сути общества Ростово-Суздальской земли. Князь, родившийся и воспитанный на обычаях финских племен, не мог править этими племенами, используя старые наработанные методы. Славянские и финские племена вели различный образ жизни, воспитывались разной средой обитания.
Психология Северной среды вошла в будущего первого великоросса чертами жестокости, недоверия ко всему и всем, абсолютного безразличия к культуре, в отсутствии уважения к чужим обычаям и прочее.
Все изложенное подтверждается фактами исторических событий, правдой, очищенной от лживой ненужной шелухи. Именно правды всегда боялись и уходили от нее в дебри украшательства великорусские «сказатели истории». Ложь великорусского истеблишмента по изложению имперской истории Московии приучила нас – читателей, к иному изложению событий и фактов. Империя всегда их тасовала, как шулер тасует колоду карт. Но мы, излагаем не вымышленные факты, мы всего лишь отбрасываем заведомо оправдательную имперскую ложь, оставляя обнаженными сами факты истории. И в этой ипостаси факты говорят совсем об ином.
Но вернемся в страну Моксель. Послушаем как сами великороссы излагают события произошедшие в Суздальской земле к концу ХII века, т.е. накануне нашествия монголо-татар.
"Вместе с Юрием Долгоруким, т. е. в начале ХII в., водворились в Суздальской земле и бояре, старшая дружина...
Являясь в Суздальскую землю, пришельцы встретились здесь с туземным финским населением, которое... составляло низший класс местного общества. Таким образом, колонизация давала решительный перевес низшим классам, городскому и сельскому простонародью, в составе суздальского общества... Низшие классы местного общества, только что начавшие складываться путем слияния русских (дежурная ложь великороссов, мол, с князем «потек» славянский люд и он уже русский. – В.Б.) колонистов с финскими туземцами, вызванные к действию княжеской распрей, восстали против высших (очень не многочисленных. – В.Б.), против давнишних и привычных руководителей этого общества, и доставили торжество над ними князьям, за которых стояли...
Итак, одним из последствий русской (неуместное ложное утверждение. – В.Б.) колонизации Суздальской земли было торжество общественного низа над верхами... общества».
/В.О.Ключевский «О русской истории», стр. 115-117./
Какую же интересную мысль мы почерпнули из этого, казалось бы, очень длинного изречения?
А мысль-то величайшая: в земле Моксель, благодаря деяниям Андрея Боголюбского, воцарился во власти финно-мордовский этнос. Суздальская земля (Моксель) приняла младшую ветвь династии Рюриковичей и его небольшую дружину, ассимилировала их в свою среду и, таким образом, произвела ветвь финского этноса, который впоследствии получил название – великороссов!
Так в стороне от Киевской Руси, на необозримых землях, среди величайшей глухомани, заселенной только финно-мордовскими племенами, появилось Суздальское княжество, давшее отпочкование Твери, Рязани, Владимиру, Москве, Ярославлю и всему – «великорусью». Не стоит лукавить, в ХII века не существовало исторической посылки, дабы заставить поднепровские славянские племена бросить свои превосходные земли и направиться в непроходимые заболоченные дебри. Настало время отбросить величайший миф великороссов об их славянском происхождении.
Если бы в начале ХVIII века, нарождающейся Российской Империи не понадобилась «древняя родословная», не потребовалось «историческое обоснование» своего, так называемого «права» на «собирание земли русской», родилась бы совсем иная историческая правда о происхождении народа, начавшего свою родословную в земле Моксель.
Но так уж сложилось, – кроваво властвуя над многими покоренными народами, захватив величайшие пространства, Московия, а позже Российская империя в корне извратили историческую действительность, создали о себе лживый миф и навязали его, как истину, всему миру, но прежде всего – покоренным народам.
Даже величайший представитель великорусских былин – Илья Муромец – по происхождению – «мужик-залешанин», «крестьянский сын Ростово-Залесской земли», знать сын финского племени мурома. Само прозвание Муромец происходит от слова мурома.
Вот что писал профессор В.О.Ключевский:
»...недаром в старинной... былине, сохранившей отзвуки дружинных, аристократических понятий и отношений Киевской Руси, обыватели Ростовско-Залесской земли зовутся «мужиками-залешанами», а главным богатырем окско-волжской страны является Илья Муромец, – «крестьянский сын».
/ В.О.Ключевский «О русской истории», стр. 116./
Подумай, уважаемый читатель, – уже в ХII веке киевские славяне высказывали нелюбовь и непочтение, скорее сказать – презрение к «мужикам-залешанам Ростовско-Залесской земли».
Как мог человек высказать презрение и нелюбовь к своему соседу или брату, ушедшему с Киевской земли в Суздальскую?
Есть только один ответ этому явлению: в земле Ростовско-Залесской (страна Моксель) жили чуждые славянам племена, ничего не имевшие общего с ними, резко отличающиеся от славян как внешне, так и внутренне. Отчего и происходила их взаимная нелюбовь.
То были разные этносы, что явилось причиной не восприятия одного другим. И такое отношение, как нам известно, осталось на века. Поныне! Даже 350-летнее великорусское подавление национального духа в Украине не произвело ассимиляции украинского славянского народа с чуждым ему финским этносом великороссов.

Владимир Белинский



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх