,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Либерализм в классической традиции
  • 3 июня 2009 |
  • 13:06 |
  • bayard |
  • Просмотров: 28925
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
0
Предисловие к русскому изданию Л. Мизеса "Либерализм в классической традиции"


Плохие люди не могут стать хорошими гражданами. Невозможно, чтобы народ, состоящий из воров и бездельников, был богатым, чтобы общество наркоманов и идолопоклонников было бы обществом свободных людей. Когда люди утрачивают уважение к собственности и любовь к труду, они теряют единственное мерило зрелости и единственное средство самосовершенствования. Когда они жертвуют своей независимостью и уверенностью в своих силах, то, как правило, появляются тираны и заковывают их в цепи.

Стремление к свободе есть основополагающий принцип общества. А жизнь человека невозможна без борьбы за свободу -- свободу высказывать свое мнение, выражать и обсуждать свои взгляды, объединяться в группы и партии, выбирать и менять правительство, голосовать за своих представителей, организовывать свою общественную и экономическую жизнь так, как ему хочется, -- до тех пор, пока это не нарушает мира. Наслаждаться свободой -- значит работать так, как нравится, получать то занятие, которое человек считает подходящим, свободно покупать и продавать результаты своей деятельности и оставлять себе вознаграждение. Быть свободным -- значит не встречать препятствий и затруднений в своих мирных экономических занятиях и устремлениях.

Для Людивига фон Мизеса система частной собственности, обычно называемая капитализмом, была единственной возможной социальной и экономической системой. "Существует только выбор между общественной и частной собственностью на средства производства, -- убеждал он нас. -- Все промежуточные формы социальной организации бесполезны и на практике должны оказаться саморазрушающимися. Если далее понять, что социализм тоже неработоспособен, то нельзя избежать и признания того факта, что капитализм является единственно возможной системой социальной организации, основанной на разделении труда. Этот результат теоретического исследования не станет сюрпризом для историка или философа истории. Если капитализму удалось удержаться, несмотря на враждебность, с которой он всегда сталкивался как со стороны правительств, так и со стороны народа, если ему не пришлось уступить дорогу другим формам общественного сотрудничества, которым в гораздо большей степени достались симпатии теоретиков и практичных деловых людей, то это надо отнести только на счет того, что никакая другая система общественной организации неосуществима."

Независимо от того, много или мало мы знаем о достижениях капитализма, мы не можем не восхищаться его выдержавшими испытание временем и неувядающими качествами. Профессора обвиняют его в том, что он приводит к эксплуатации и неравенству, порождает монополии и олигополии, при нем растут безработица и потери. И все же капитализм продолжает быть -- невозмутимый подобными обвинениями. Проповедники и священники осуждают его по моральным и культурным соображениям. И все же капитализм существует, несмотря на их проклятия. Политики разглагольствуют о неотложных нуждах общественного сектора; и все же частная экономика сохраняется, несмотря на все домогательства со стороны зависимого сектора. Основные черты капитализма продолжают существовать даже в самых глухих уголках мира, несмотря на все законы, которые законодатели могут принимать против него, и на все притеснения, которые правительства чинят бизнесменам. Может быть, частная собственность и общественный порядок, основанный на ней, глубоко укоренились в самой природе человека?

Трудно найти где-либо в мире ничем не ограничиваемую капиталистическую систему. Правительства вмешиваются практически в каждое проявление экономической жизни. Они устанавливают конфискационные налоги на производство и распределение, и все же предпринимателям и капиталистам удается с избытком производить товары и предоставлять услуги. Правительства регулируют и ограничивают объем производства, и все же порядок, основанный на собственности, хотя скованный и искаженный, сохраняется в производстве товаров и услуг. Правительства устанавливают ставки заработной платы и вторгаются в структуру цен, и все же рыночная система продолжает существовать на черных рынках и в нелегальной деятельности. Правительства увязают в инфляции и кредитной экспансии и прибегают к законодательному регулированию платежных средств, и тем не менее капиталистическое производство продолжает существовать в сумраке денежного краха. Правительства награждают экономическими привилегиями и юридической неприкосновенностью профсоюзы, и все же в конце концов продолжается экономическое регулирование производства. Правительства ввязываются в войны и разрушения, а когда прекращаются убийства и правительству становится нечего планировать, рационировать и распределять с помощью силы, то остается капитализм. Он являет чудеса восстановления и невиданных подъемов.

В большинстве частей мира капиталистическая система стала последним прибежищем. Когда коммунистический порядок приносит нищету и голод, когда все меры политического принуждения неоднократно терпят крах и политический мозг становится неспособен изобрести новую экономическую глупость, когда полиция устает регулировать производство и суды парализованы завалом дел об экономических преступлениях, приходит время системы частной собственности. Она не нуждается ни в политическом плане, ни в экономическом законодательстве, ни в экономической полиции, ей нужна только свобода.

Вновь время капитализма пришло в Европу в начале 1980-х, намного раньше краха коммунизма. Социализм приобрел дурную славу везде, где был у власти. Экономическая ситуация стагнировала или даже ухудшалась во всем социалистическом мире, в то время как капитализм давал другим частям мира богатые плоды. То в одном, то в другом конце Азии восходила звезда капитализма, принося новую надежду бедным и угнетенным.

Лучи капитализма проникали и в Советский Союз на протяжении всей послевоенной эпохи. Как ни силен и ни непроницаем был "железный занавес", он не смог выдержать силы идей. Они тысячами способов просачивались сквозь этот занавес по всем каналам коммуникаций и пустили прочные корни в сердцах и умах многих людей. Миллионы жертв коммунистического антигуманизма узнавали о свободе человека и системе частной собственности. Они становились "либералами", жаждущими свободы и мира -- фундаментальных принципов либерализма. Мирный распад советской империи ясно свидетельствует о силе либеральных идей.

Важным фактором перемен была всеобщая осведомленность о растущем и очевидном процветании стран с рыночной экономикой. К середине 80-х годов даже самые слепые представители власти не могли не замечать того, что разрыв между странами с рыночной экономикой и странами с командной системой планирования становился все значительнее, а с ними и условия жизни огромной массы людей. Азиатские рыночные экономики удвоили объем производства первый раз в течение 70-х годов, а затем еще раз -- в течение 80-х.

В России политические и экономические реформы набирают силу, несмотря на существенную оппозицию социалистов из старой гвардии. Движущей силой является значительная популярность приватизации государственных предприятий. Даже большие предприятия вынесены на рынок в обмен на приватизационные чеки, полученные каждым россиянином. Приватизационная политика получает растущую поддержку со стороны рабочих и властей, что делает почти невозможным для России поворот к прошлому.

Права собственности являются корнями любой капиталистической системы. В России они дали пока лишь слабые ростки. Пусть это издание великой книги поможет поддержать и укрепить их.

Ганс Ф. Сеннхолз


Концепция естественных прав

Одной из наиболее древних и общераспространенных в либерализме является концепция естественных прав. Ее сторонники (прежде всего, философы) смогли разработать детальную теорию.

Согласно этой концепции люди рождаются равными. Но в чем это равенство? Очевидно, что они не равны ни по внешности, ни по способностям, ни по каким-либо человеческим качествам. Мы видим, что они в реальности различны и это непосредственно следует из самой человеческой природы. Люди обладают индивидуальностью, не один не похож на другого, и, кроме всего прочего, у них разные потребности и желания. Разумно считать, что естественным (т.е. вытекающим из самой природы человека) правом является право на распоряжение самим собой. Любые другие варианты распоряжения людьми естественными считаться не могут т.к. в случае, когда право властвовать принадлежит какой-то особой группе, это право не универсально и, следовательно, не будет непосредственно вытекающим из человеческой природы.

Установив надежную основу в виде права на распоряжение собой, мы можем продолжить наши рассуждения об естественном порядке. Из этого первого права следуют следующие не менее важные права.

Во-первых, право на жизнь. Если мы вправе распоряжаться собственной жизнью, то она наша. Отсюда отнять жизнь -- это величайшее насилие над человеком и самой Природой. Отнятие жизни означает лишения человека и всех остальных сопутствующих прав. Поэтому последовательный либерал является противником смертной казни.

Во-вторых, право на свободу. Это также вполне очевидное право. Если индивид имеет право распоряжаться собой, то он имеет право на свободу, то есть действовать таким образом, чтобы достигать удовлетворения своих потребностей, которые у каждого весьма отличаются.

В-третьих, право на собственность. Итак, мы имеем право стремиться к счастью, каждый на собственный манер. Это дает нам свобода. Но для этого нам необходима земля, на которой мы можем стоять. Необходима еда, одежда, орудия труда и многие другие вещи, в которых мы нуждаемся для обеспечения себя всем необходимым. Поэтому право на собственность является естественным. Лишать человека права на собственность -- значить насиловать человеческое существо в его стремлении к благу. Кроме того, отрицание права на частную собственность неизбежно посеет чудовищный беспорядок из-за невозможности определить: кто имеет право контролировать тот или иной ресурс, не приводя при этом к кровавым разборкам.

Эти права являются базовыми, и все здание либерального анализа строится на них. Но неужели либералы полагают, что индивид может делать все, что желает. Нет, это не так. Либерализм не имеет ничего общего с анархизмом. Причем, опять-таки из любви к свободе и уважения к человеческой природе.

Человек -- существо социальное. Отсюда следует, что естественным для него является жизнь в обществе. Именно общество позволяет на основе сложной системы взаимосвязей достичь максимального удовлетворения потребностей. Для этого люди взаимодействуют путем различных соглашений. Для того, чтобы такая система работала, необходимо соблюдение некоторых правил. Игра же без правил будет не свободой (которую анархисты, вроде бы, любят), а ее противоположностью т.к. система привела бы к "войне всех против всех" и установлении права сильного одновременно с уничтожением свободы остальных. Поэтому либералы право человека жить, так, как ему заблагорассудится, ограничивают существенной оговоркой. Эта оговорка: "пока он не нарушает естественные права других людей".

Хорошо, а если все-таки некто эти права нарушает. Тогда что? Выговор с занесением в личное дело. Тоже выход. Но либералы специально для защиты естественных прав (и только для этого) учредили правительство. Посему правительство должно быть, как известный пылесос, "маленький, зато мощный". Почему только эти права? Почему забыли защиту государственных (национальных) интересов? Очень просто. Только индивиды реально существуют (кушают, думают и т.п.) и только индивиды имеют интересы. Абсолютно непонятно, как у государства могут быть свои интересы. Что это может значить? То, что это хотят все жители страны? Или большинство? Или только избранные? Поэтому государство должно заниматься только тем, что необходимо каждому, т.е. защитой естественных прав. А так как государство производно от людей, то все свои права оно получают от людей, через Конституцию. Вот так, что дали, то дали и ни граммом больше.

А как остальные проблемы? Их ведь немало" Для этой цели и нужно общество. Именно общество превозносится либералами в противовес государству. Гражданское общество -- единственное средство обходиться без неизбежного в государственных делах насилия и при этом решать проблемы. Действительно, все значимое люди способны делать без указки сверху. Человек рожает детей, изобретает телескоп и язык без особых правительственных распоряжений, а нередко и вопреки им. Да, в обществе большинство руководствуются эгоистическими мотивами, но это не мешает им способствовать процветанию других. Ведь даже стремление заработать деньги предполагает необходимость сделать нечто хорошее, за что их могут дать. Отсюда мы видим гармонию индивидуальных интересов.

Отчего же становятся возможными конфликты? Прежде всего, они возникают, когда правительство берет на себя несвойственную ему роль. Например, правительство берет на себя реализацию всяческих псевдоправ, вроде социальной защиты. Эти права на самом деле являются не чем-то подобным естественным правам, а требованием к окружающим обеспечить им определенные блага. Отсюда обеспечение и борьба за введение подобных прав ведет к конфликту. Кроме того, когда государство забывает, что оно не более, чем сумма индивидов и начинает задумываться о своих собственных целях, то нередко возникают войны. Разумеется, это противоестественно. Кроме того, едва ли кто просил государство разрушать нормальный порядок их экономической жизни, разрушать семьи и передавать деньги в руки милитаристской верхушки.

Осознавая, что мысли о государственном интересе возникают все-таки в чем-то осязаемом, а именно в головах правительственных чиновников, либералы стремятся заменить власть людей на власть законов. Именно государство, через закон очищенное от произвола, является либеральным идеалом.

Cамое большое в Сети русскоязычное cобрание книг и статей либертарианской направленности (насколько эта направленность возможна в сегодняшней России). Представлены книги и статьи Мизеса, Хайека, Найшуля, Капелюшникова, Львина, Левенчука, Пескина, Сапова, несколько сборников, а также отдельные статьи разных авторов.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх