,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Союз креста и орала
  • 1 июня 2009 |
  • 12:06 |
  • bayard |
  • Просмотров: 24245
  • |
  • Комментарии: 8
  • |
0
Союз креста и орала



Христианская ФПГ

Когда 35-летний Роман Мария Александр граф на Шептицах Шептицкий, более известный под своим монашеским именем Андрей, в 1900 году стал во главе греко-католической церкви, ему пришлось принести две присяги — на верность Папе Римскому Льву XIII и цесарю Австро-Венгерской империи Францу-Иосифу. Была и третья, неофициальная — украинскому народу, которую он принес еще до своей интронизации в послании к верующим-украинцам: «Божу батьківську землю любити та не пускати її з рук, і на ній доробитися добробуту на взір інших народів».

За 44 года митрополитского служения Андрея Шептицкого в Галичине сменилась не одна оккупационная власть, а батюшка, выходец из франкоязычной чешско-польско-украинской семьи, не отступался от своего намерения создать в крае христианское государство в государстве. Для этого он использовал не только свой сан, богословские знания и меценатство, но и незаурядный предпринимательский дар.


Общественная деятельность была для митрополита логическим продолжением церковного служения. Андрей Шептицкий неоднократно утверждал, что только верующие способны создать хороший экономический строй, поскольку их целью является не только личный доход, но и общее благосостояние. К построению этого порядка он привлекал клириков Украинской греко-католической церкви. Кроме богословских знаний, по убеждению отца Андрея, парохи (священники) должны овладевать и светскими ремеслами — торговлей, бухгалтерией, кооперацией, земледелием.

К этому побуждали обстоятельства, в которых длительное время находилась УГКЦ, — конфессия не имела никакой государственной поддержки ни при Австро-Венгрии, ни при Польше и тем более при советской власти. Так что светская специальность была для греко-католического духовенства средством зарабатывания денег на собственные нужды и потребности своих нередко очень больших семей. Да и самих прихожан следовало научить некоторым ремеслам. Так под патронатом митрополитского ординариата было создано украинское ремесленно-промышленное общество «Зоря», где юношей учили коммерции.


Союз креста и орала
Союз креста и орала


Собор св. Юра во Львове — резиденция митрополита


Митрополит с подчиненными сформировали неформальный Кабмин в рамках УГКЦ, который разрешал неотложные хозяйственные нужды галичан. Министром финансов в правительстве Шептицкого был назначен отец Тит Войнаровский. Ему митрополит поручал как управление делами церкви, так и собственными финансами, большая часть которых инвестировалась на общественные нужды — создание школ, больниц, санаториев, музеев. В каждой сфере, где присутствовал интерес УГКЦ или лично Шептицкого, архипастырь имел своих доверенных лиц, в их числе было немало священнослужителей и адвокатов, от которых он регулярно требовал постоянных отчетов.

«...Христианин, а тем более священник должен добиваться максимального контроля. Контроль считать недостатком доверия, а даже личным оскорблением — знак такой примитивности в делах финансовых и экономических, что должно быть подозрение, что тем самым прикрываете непорядок и неумение вести дела», — писал митрополит в послании «О милосердии». Когда в Галичине возникло противостояние между украинскими кооператорами и частными купцами, митрополит своими советами благословил примирение обеих сторон и был избран в их управленческие органы.

В архивах сохранились тома писем, в которых рабочие, ремесленники и крестьяне доверительно писали митрополиту свои мнения об условиях и оплате труда. Исследователи отмечают три обязательных требования Шептицкого, которые он выдвигал своим распорядителям или партнерам по бизнесу в отношении наемных работников: материальное стимулирование, нормальные условия труда и духовная опека. Обеспечить их на своей земле, но в чужих государствах — сначала в Австро-Венгрии, а затем в Польше — было очень непросто. А в период Второй мировой войны — почти невозможно. Однако история не отвела другого времени митрополиту Шептицкому.

Банковский миссионер

Украинцы в австро-венгерской Галичине были наиболее многочисленным, однако наименее состоятельным слоем населения: 90% местных жителей владели лишь 30% земли. Десятки тысяч безземельных крестьян от отчаяния эмигрировали в поисках заработка за океан, а большинству тех, кто сводил концы с концами на своих полях, не хватало средств на развитие хозяйства.

Еще до интронизации Шептицкого, в 1894 году было создано хозяйственное общество взаимного кредита «Днестр», которым руководили греко-католические митрополиты. Каждый член общества имел право одного голоса независимо от количества внесенных 50-кроновых паев. Гарантией кредитоспособности было не имущество заемщика, а доверие к нему. Днестр каждый год улучшал условия для своих клиентов и самых больших успехов достиг через 10 лет с начала своего существования во времена митрополита Шептицкого, который сделал значительные личные вклады в общество, поощрял к этому духовенство и содействовал налаживанию сотрудничества с зарубежными финансовыми учреждениями.


В 1908 году Шептицкий вошел в состав комитета учредителей первого украинского банка, созданного на началах ипотеки. Крупнейшими акционерами «Земельного банка гипотечного» (ЗБГ), начавшего полноценно работать через два года, стали митрополит Андрей и общество «Днестр», которые приобрели по 100 акций номиналом по 400 крон каждая. Такое количество объясняется тем, что пять акций обеспечивали владельцу один голос, но он не имел права на более чем 20 голосов. А Шептицкий в ведении бизнеса был осторожным, избегал чрезмерных рисков и диверсифицировал их. На первом заседании наблюдательного совета банка в его состав был избран о. Тит Войнаровский. В значительной мере благодаря Шептицкому ЗБГ вскоре стал единственным украинским банком, который получил признание в мире, а его ценные бумаги оплачивались во всех банках Европы. ЗБГ занимался долгосрочным кредитованием жилищного строительства под залог земельных участков и недвижимости. Банк также помогал в случае временных финансовых трудностей украинским кооперативам и купечеству, которые принадлежали «Сельскому хозяину», «Народной торговле» или «Маслосоюзу». Как следствие, в 1936 году торговый оборот украинских молочных союзов в Галичине почти вдвое превышал выторг такого же количества польских кооперативов и составлял 8,36 млн польских злотых.

Кредиты ЗБГ предоставлял часто под поруку митрополита, несмотря на платежеспособность и финансовое состояние заемщика. Шептицкий заботился о том, чтобы банк скупал разные типы ценных бумаг не одного, а нескольких владельцев, уменьшая риски их потери или банкротства. Купля-продажа ценных бумаг при посредничестве банка содействовала получению максимальных прибылей с акций, это был для митрополита надежный путь увеличения состояния с минимизацией в случае финансовых неурядиц угрозы для собственного авторитета. Банковские счета Шептицкого имели названия в соответствии с нуждами: «Национальный музей», «Крылос», «Унив», «Гошив», «Яхторив».

Очевидно, чем больше митрополит и его доверенные лица познавали банковскую сферу, тем шире становились их интересы в ней. Согласно отчету за 1910 год, Шептицкий имел на своих банковских счетах такие суммы: Земельный банк гипотечный — 4 441 667 крон, Банк Овчарский — 8 583 182, Краевой союз кредитовый — 27 203 616, Народная торговля — 112 760, с акций и валют — 611 465 736.

Митрополичий лес и недра

На рубеже XIX-XX веков Западная Украина обладала большой инвестиционной привлекательностью — здешние нефтяные месторождения активно разрабатывали иностранные корпорации. В Галичине в это время работало 332 нефтяных предприятия, большинство из которых принадлежало зарубежным инвесторам. Иностранцы вели нефтедобычу с особым социальным, экономическим и экологическим цинизмом. Митрополит Шептицкий был единственным украинским предпринимателем, составлявшим им конкуренцию. Он полностью выкупил имение Перегинское, что в Дрогобычско-Бориславском нефтяном бассейне, и заключил долгосрочный договор — на 25-30 лет — с нефтяным объединением «Галиция» о добыче углеводородов на митрополитских угодьях.

По условиям этого контракта, Галиция заплатила Шептицкому сразу 1 млн крон. А ежемесячные прибыли в дальнейшем распределялись так: по 6% — на два счета — митрополии и личный митрополита. Дополнительно объединение обязывалось платить по 500 крон за каждую задействованную новую буровую скважину. В этом бизнесе, как и в других, традиционными были требования Шептицкого в отношении рабочих: создать благоприятные условия труда для них и соответственно застраховать на случай травмы или смерти на промысле. Ни в одном предприятии из тех, что работали до того времени в крае, не было и намека на такой «социальный пакет». За надлежащим соблюдением условий договора от имени митрополита присматривал доверенный адвокат Гвоздецкий.

В том же Перегинском было много леса, право на вырубку которого митрополит передал фирме «Глесингер» с двумя обязательными требованиями: соблюдать надлежащие условия труда рабочих и обеспечить дровами все церковные учреждения в округе. Шептицкий первым создал в своих лесных угодьях экологический центр «Охрана природы».

Почти 30 тысяч гектаров было разделено на три хозяйственных округа, которыми руководили инженеры-лесничие. На совещаниях ведущих специалистов с участием лесничих и урядников фирмы «Глесингер» часто присутствовал и сам митрополит. Все знали, что любимым его занятием на отдыхе были объезды на конной бричке лесных территорий, так что он всегда был в курсе дел. Митрополиту Андрею помогал также его брат Казимир — глава Галицкого лесничего общества и соавтор австрийского закона о лесах.

Кроме продажи древесины, вместе с нефтедобычей, составлявшей 65% всех финансовых поступлений Галичины, лесные угодья Шептицкого славились высоким уровнем организации охот. Охотничьи угодья в лесах Перегинска были лучшими в Польше тех времен. Здесь было учтено 100 медведей, 500 оленей и 2500 косуль. На охоту сюда с удовольствием приезжала европейская знать, в том числе дипломаты. Среди известных фамилий постоянных охотников — князья Габсбург, Лихтенштейн, Радзивилл, Любомирский, графы Потоцкий, Дидушицкий, Тышкевич. Их особенно привлекали здешние олени, которые были одними из самых крупных в среднегорье Европы.

Некоторые леса о. Войнаровский, по согласию митрополита, сдавал в долгосрочную аренду на несколько лет. Контракт обязывал арендатора платить ежегодно $450-500 в кассу митрополита и по отдельному тарифу за каждого убитого зверя. Договор разрешал отстреливать каждый год только одного медведя и больных оленей или тех, у которых были красивые рога.

Наниматель не имел права увольнять сторожа и егерей, которые работали в угодьях Шептицкого, и должен был хорошо оплачивать их труд — около $50. Цена единоразовой охоты составляла $100. В 20-х годах Шептицкий на своих землях, в том числе и лесных угодьях, проложил 106 километров узкоколейки, которая облегчала передвижение и охотникам.

«Свій до свого»

Обращение предпринимателей к митрополиту с просьбой помочь в бизнес-делах — обычная вещь для Галичины времен Шептицкого. Например, в 1922 году вдова профессора Перемышльской гимназии и литератора Ореста Авдикевича, Климентина из рода графов Глинских, которая распродала домашнее имущество и организовала Первую украинскую фабрику сладостей «Фортуна», решила наладить свой бизнес во Львове. Здесь конкуренция была выше, и, за неимением свободных средств для развития производства, Климентина Авдикевич обратилась за помощью к митрополиту Андрею.

24 мая 1924 года по новому договору Шептицкий стал совладельцем Фортуны новой — 50% на 50%. К денежному взносу митрополит присовокупил свою недвижимость стоимостью $10 тыс. — новое фабричное помещение. А через полтора года батюшка передал полномочия своему брату Климентию Шептицкому, игумену Успенской лавры в Уневе, которая внесла в союз еще $10 тыс. Благодаря содействию о. Войнаровского Фортуна новая имела поддержку от Земельного банка гипотечного и союза «Народная торговля». В 1935 году фабрика экспортировала свои сладости в европейские государства и даже в США. Когда фабричные дела наладились, братья Шептицкие официально отказались от своих имущественных прав в пользу Климентины Авдикевич. И таких примеров в бизнес-деятельности митрополита было много: свою выгоду он направлял на благо других.

Когда писателя Василия Стефаника спросили, почему он, каждый раз приезжая во Львов, прежде всего идет на Святоюрскую гору к митрополиту Андрею, тот ответил, что любит смотреть на посеребренную сединой голову, которая думает обо всех. Экономическая модель Шептицкого была уникальна для своего времени — это был то ли капитализм с человеческим лицом, то ли христианский социализм с признанием частной собственности. Митрополит будто нивелировал классовый конфликт, призывая к согласию бизнес и наемный персонал.

Спасением для большинства украинских крестьян Галичины Андрей Шептицкий считал кооперацию: «Лучіться разом, заводіть по ваших селах крамниці християнські, шпихлярі, громадські і всякі інші пожиточні установи». На призыв Шептицкого возрождать украинское село откликнулись многие священники, которые основывали ячейки общества «Сельский хозяин» на парохиях (приходах) и помогали создавать при читальнях «Просвіти» общественные склады для зерна и Народные дома — кооперативы смешанного типа, которые наряду с кредитованием крестьян, занимались снабженческо-сбытовой и производственной деятельностью. Митрополит предоставил личные средства и свою землю для организации кооперативного лицея, садово-огородной и земледельческой школ.

Вместе с тем Андрей Шептицкий подчеркивал важность украинизации городов и местечек, где традиционно доминировали польские и еврейские предприниматели. По совету архитектора Ивана Левинского, Шептицкий основал во Львове украинскую фабрику — стеклянную гуту — с самым современным оборудованием стоимостью $0,5 млн. Митрополит выкупил несколько львовских домов, которые затем на приемлемых условиях сдавал в частную аренду под представительства украинских союзов и фирм, магазины и помещения.

Свой человек в сейме

Шептицкий всегда заботился о диверсификации активов. Имея в собственности несколько тысяч гектаров земельных угодий, на которых преимущественно крестьяне-арендаторы выращивали сельскохозяйственную продукцию, поставляемую на экспорт, Шептицкий был довольно известной личностью в деловых кругах не только Австро-Венгрии, но и Англии, Германии, Италии, Швейцарии, Нидерландов. Он был партнером многих европейских банков, строительных и брокерских контор. Австрийские издательства печатали для митрополита книги, итальянские и греческие предприятия поставляли вино и сладости, немецкие — предлагали недвижимость.

Шептицкий через маклеров Вехерсона и Вихерса и доверенного адвоката Берендса покупал в немецких городах Вестерлянд-Сильде, Лейпциге, Гамбурге земельные участки и строил на них дома на продажу. Строительство выполняла компания Heinr Bomhoff Architekt B.D.A., а прибыли от реализации недвижимости поступали в уже известный ЗБГ. Аналогичную деятельность митрополит вел и в Голландии. Причем следует отдать должное его политическому чутью: в 1939 году Шептицкий продал всю недвижимость в предвоенной Европе. Это притом, что митрополит в мирное время старался избегать политических дискуссий и призывал священников не вмешиваться в дела политические.

Пример такого поведения подавал сам: будучи по должности — ex officio — депутатом венского парламента и галицкого сейма, он появился там лишь дважды до 1914 года и оба раза выступал исключительно на темы просвещения. Его публичную аполитичность со временем изменили две вещи: пацификация в 1930-х годах — массовые репрессии польской власти в отношении украинского населения Галичины — и уничтожение немецкими нацистами евреев в годы Второй мировой войны. И польская, и немецкая власти услышали тогда голос митрополита в защиту угнетенных. Письмо протеста Шептицкого к Гитлеру и Гиммлеру едва не стоило жизни митрополиту, прикованному болезнью к креслу.

Умер он в символичный день — 1 ноября 1944 года, это была 26-я годовщина создания Западноукраинской народной республики. Этот день, по давнему церковному обычаю, — поминальный в Галичине: «Святая церковь поминает всех святых и умерших верных». С тех пор почти полвека продолжается беатификационный процесс о причислении митрополита Андрея Шептицкого к лику блаженных. Не хватает официально задокументированных религиозных чудес. Предпринимательские, меценатские, просвещенские во внимание не принимаются.
Митрополит-спонсор

Учреждения, построенные за личные средства (полностью или частично) Андрея Шептицкого:
Национальный музей,
народная личница (больница),
порадня (консультация) для матерей,
несколько сиротских приютов,
бурса для дьяконов,
духовная академия,
женская гимназия,
бурса родной школы,
художественная студия,
школа имени Гринченко,
школа имени князя Льва,
фотоателье в Чикаго,
киностудия в Виннипеге.

ссылка



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх