,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ВЫСШАЯ СТЕПЕНЬ КОРРУПЦИИ – СУДЬЯ ВЗЯТОЧНИК
  • 27 февраля 2009 |
  • 13:02 |
  • valera_g |
  • Просмотров: 92165
  • |
  • Комментарии: 2
  • |
-1
ВЫСШАЯ СТЕПЕНЬ КОРРУПЦИИ – СУДЬЯ ВЗЯТОЧНИК

04.12.2008 украинские как традиционные, так и Интернет СМИ были заполнены главной новостью дня! Своего рода всеукраинской сенсацией!
"Возбуждено уголовное дело относительно председателя Львовского апелляционного административного суда!"
Как установлено, указанный судья в октябре 2007 года получил от гражданина взятку в сумме 100 тысяч долларов США за вынесение незаконного решения.
ВЫСШАЯ СТЕПЕНЬ КОРРУПЦИИ – СУДЬЯ ВЗЯТОЧНИК

В ходе проведения обыска по месту жительства и в служебном кабинете найдены и изъяты большие суммы наличных средств в национальной и иностранной валюте" (1 миллион долларов США и 2 миллиона гривен).
Оказывается И.Зварич взятки брал, не только "борзыми щенками" иногда и "натурой" с представительниц прекрасного пола, не отрываясь так сказать от судебных дел! Но судей на взятках ловили и в другие времена. Даже когда не было таких чудес науки и техники как видеозапись!

И самым громким процессом над судьями-взяточниками, за все время существования СССР, да и постсоветского периода, было Дело "ЛЕНИНГРАДСКИХ СУДЕБНЫХ РАБОТНИКОВ" привлеченных к уголовной ответственности, в далеком от нас 1923 году.
Там кроме судей теже менты, непманы-нынешние Бизнесмены, проститутки, валютные и простые и многоие другие хорошо узнаваемые нам лица.
ВЫСШАЯ СТЕПЕНЬ КОРРУПЦИИ – СУДЬЯ ВЗЯТОЧНИК

Государственное обвинение на данном суде поддерживал Вышинский А.Я.
Для людей, не имеющих юридического образования фамилия этого человека мало, что говорит. Хотя до конца 1960 годов его имя было широко известно и в СССР и за его границей.
Поэтому для обеспечения объективности дальнейшего изложения вынужден прервать рассказ о деле "Ленинградский судебных работников" и кратко изложить основные моменты биографии А.Я. Вышинского.

Вышинский Андрей Януарьевич (1883-1954) уроженец г.Одессы, выходец из знатной польской, дворянской семьи, юрист, закончил юридический факультет Киевского университета им. Св. Владимира.
Далее, начинается невероятная, даже по тем бурным и кровавым историческим временам, жизнь и карьера.

С 1903 революционер, в 1905 секретарь Бакинского совета.

В 1908 находясь в Бакинской тюрьме тесно сошелся с находившимся в той же камере И.В. Сталиным, но до и во время революции был на стороне меньшевиков.

С весны 1917 работал в наркомтруде и прокуратуре, летом 1917 подписал ордер на арест В.Ленина, после победы советского строя стал одним из главных идеологов социалистической законности, с 1920 большевик (единственный, кому Сталин дал рекомендацию в КП).

В 1923-25 прокурор уголовного процесса в Верховном Суде, в 1925-28 ректор Мгу, одновременно работал в судебных органах, в 1928-31 член коллегии Наркомпроса, в 1931-33 прокурор РСФСР и заместель наркома юстиции РСФСР.

В 1933-39 заместитель ген. прокурора и ген. прокурор СССР, провел важнейшие процессы по изобличению и уничтожению крупнейших уклонистов, оппозиционеров, предателей и других врагов трудового народа.

В 1939-44 зам. пред. СНК СССР, в 1940-46 Первый зам. наркома Иностранных дел СССР, с 1949 Министр иностранных дел СССР, одновременно в 1937-41 Директор Института права АН СССР.

А. Я. Вышинского принято голословно обвинять особенно на страницах СМИ в том, что он является творцом "новаторского положения о "презумпции виновности" (решающего значения признания обвиняемым своей вины во время допросов следователем).

Но эти обвинения ни на чем не основаны! В своей главной работе "Теория судебных доказательств" он декларировал обратный принцип:

... было бы ошибочным придавать обвиняемому или подсудимому, вернее, их объяснениям, большее значение, чем они заслуживают этого...

В достаточно уже отдалённые времена, в эпоху господства в процессе теории так называемых законных (формальных) доказательств, переоценка значения признаний подсудимого или обвиняемого доходила до такой степени, что признание обвиняемым себя виновным считалось за непреложную, не подлежащую сомнению истину, хотя бы это признание было вырвано у него пыткой, являвшейся в те времена чуть ли не единственным процессуальным доказательством, во всяком случае считавшейся наиболее серьёзным доказательством, "царицей доказательств" (regina probationum).

... Этот принцип совершенно неприемлем для советского права и судебной практики. Действительно, если другие обстоятельства, установленные по делу, доказывают виновность привлечённого к ответственности лица, то сознание этого лица теряет значение доказательства и в этом отношении становится излишним. Его значение в таком случае может свестись лишь к тому, чтобы явиться основанием для оценки тех или других нравственных качеств подсудимого, для понижения или усиления наказания, определяемого судом.

Такая организация следствия, при которой показания обвиняемого оказываются главными и – ещё хуже – единственными устоями всего следствия, способна поставить под удар всё дело в случае изменения обвиняемым своих показаний или отказа от них.
За работу – "Теория судебных доказательств" – получил в 1947 году Сталинскую премию; академик АН СССР (с 1939 года).

Награжден тремя Орденами Ленина, орденом Красного Знамени и многими медалями СССР.
С 1940 года А.Я. работает в Наркомате иностранных дел.
ВЫСШАЯ СТЕПЕНЬ КОРРУПЦИИ – СУДЬЯ ВЗЯТОЧНИК

В 1945 году присутствовал при капитуляции Германии как главный юридический советник И.В. Сталина.

В 1949 -1953 годах, в разгар начального этапа Холодной войны и во время войны в Корее – министр иностранных дел СССР.

После смерти Сталина Министром иностранных дел вновь стал В. М. Молотов, а Вышинский был назначен Представителем СССР в ООН.

Скончался в Нью-Йорке в 1954 году, был кремирован, прах помещён в урне в Кремлёвской стене на Красной площади в Москве.

Но вернемся в 1923 год когда у А.Я. Вышинского все основные достижения впереди и он один из прокуроров уголовного процесса в Верховном Суде РСФСР и у него нет в распоряжении ни звуко, ни видео записей!

Чем же может быть интересно для современного читателя "Дело ЛЕНИНГРАДСКИХ СУДЕБНЫХ РАБОТНИКОВ"?

А оно интересно многими своими уникальными свойствами:

1.Позволяет заинтересованному читателю глубоко погрузиться в рутинный мир советского судопроизводства, в обыденную жизнь и деятельность, судей средней судебной инстанции. А он мало изменился в тех пор.

Это так же позволяет понять, как люди облеченные доверием коммунистической системы, знающие законы, обеспеченные и устроенные в жизни, сами становятся на путь преступления.

Кстати о коммунистической системе? А знает ли читатель, что подавляющее большинство судей Апеляционых судов и Верховных судов в Украине это многолетние члены КПСС?

Многие, из которых свои партийные билеты и учетные карточки досих пор хранят в своих служебных сейфах! Зачем? А вдруг власть поменяется?

2.Лица, интересующиеся детективами смогут в отличие от романов Донцовой и ей подобных авторов, получит исчерпывающую информацию о методах и способах сбора доказательств на предварительном следствии и использовании их в суде.

А так же о роли государственного обвинителя – прокурора в судебном процессе! Да и реальные фабулы преступлений, это не красивые, пустяшные истории, которые высосаны авторами детективов из пальца.

3.Для лиц же никогда не сталкивавшихся в своей жизни с судебной системой, но которым в силу сложившихся жизненных обстоятельств, предстоит вскоре судебные тяжбы, прочтение этого материала особо рекомендуется!

После 2-3 разового прочтения этих материалов, Вы сможете сдать экзамен по уголовному процессу.

4.Для историков и журналистов пишущих на темы коррупции в политике и правоохранительных органах, изучение материалов этого дела будет полезно для понимания того какими методами советская власть если не искоренила полностью коррупцию в судах, но свела ее к желательному для государства минимуму.

И заслуга в этом А.Я. Вышинского безоговорочная. Только благодаря его талантам следователя и прокурора это дело было доведено в Верховном суде РСФСР до своего законного окончания. Когда в суде восторжествовала СПРАВЕДЛИВОСТЬ!

И поэтому далее, слово предоставляется прокурору Верховного суда РСФСР А.Я. Вышинскому...

ДЕЛО ЛЕНИНГРАДСКИХ СУДЕБНЫХ РАБОТНИКОВ

(преамбула дела)

В 1923 году группа судебных работников г. Ленинграда по предваритель¬ному между собою сговору, в нарушение своего служебного долга явно подрывая авторитет судебной власти в видах личного обогащения вступила на путь систематического взяточничества.
ВЫСШАЯ СТЕПЕНЬ КОРРУПЦИИ – СУДЬЯ ВЗЯТОЧНИК

Эта группа, а именно следователи и народные судьи Сенин-Менакер Кузьмин. Шаховнин, Михаи¬лов Н. А... Копичко. Васильев Л. В... Михайлов А И... Елисеев. Демидов. Флоринский и Гладков вошли в связь с нэпманами и различными преступными элементами, заинтересованными в прекращении своих дел, находившихся в производстве этих судебных работников.

Сенин-Менакер С. М... бывший следователь военного трибунала кор¬пуса Ленинградского военного округа, он же заместитель председателя кооператива Ленинградского совета народных судей, использовал свои связи в целях личной наживы, выступая постоянным посредником между нэпманами и некоторыми судебными работниками, за взятки содействуя нез конному пре¬кращению судебно-следственных дел и освобождению арестованных по этим делам.

а) в апреле-мае 1923 года, войдя в преступное соглашение с исполняющим обязанности начальника следственного отдела Ленинградского губернского суда Кузьминым и старшими следователями того же сула Шаховниным и Михайловым Н. Д, . направил к прекращению дела Антимония и Фрид-лендера. ранее привлеченных к уголовной ответственности, за что последние и дали Сенину-Менакеру через посредника Александровского 39 000 руб.;

б) тогда же и там же за прекращение дела нэпмана Левензона П Б. привлеченного губернским судом к ответственности за незаконную торговлю спиртом, и немедленное освобождение Левензона из-под стражи получил от жены последнего, Левензон Б. С. по ее показанию на суде. 5000 руб... по по¬казанию же старшего следователя-Шаховнина.- 10 000 руб...

в) тогда же и там же при помощи старшего следователя Шаховнина направил дела нэп¬манов Боришанского и Маркитанта в суд на прекращение,

г) в апреле месяце был посредником между народным следователем 7 отделения Флоринским и купцом Набатовым. дело которого находилось в производстве у Флоринского, в незаконном возвращении Набатову денег, задержанных у него при аресте, за что и получил совместно с Флоринским в виде взятки крупную сумму денег.

Кузьмин В. И., исполнявший должность начальника следственного от¬дела Ленинградского губернского суда, вошел в преступную связь с Сениным-Менакером и использовал свое право распределения дел между следователями губернского суда в корыстных целях часть этих дел направлял к тем следователям, с которыми заранее входил в соглашение о прекращении этих дел за взятки За прекращение дел получил через посредника Сенина-Менакера 1000 руб. через посредника Шляхгера – 6000 руб. и через Шаховнина от Бродя некого – 2000 руб.

Шаховнин И. С. старший следователь Ленинградского губернского суда, войдя в преступное соглашение с СениньШ-Менакером, Кузьминым и Михайловым Н... принял к своему производству дело "лаборантов" с целью "го прекращения, за прекращение дел получил от Сенина-Менакера 1000 руб. от Кузьмина – 2000 руб. и от Бродянского – 600 руб.; за осво¬бождение из-под стражи нэпмана Ливензона П Б. получил от жены последнего через Сенина-Менакера 2000 руб., в то же время принял угощение в ресторане "Метрополь" от нэпмана Матвеева, обвинявшегося по ст. 114-а УК 1. корзину продуктов, вино и 2000 руб., за что в целях ликвидации этого дела вырвал из дела Матвеева заключительное постановление органов до¬знания.

Михайлов Н. А., старший следователь Ленинградского губернского суда, зная о преступном замысле названных выше лиц, согласился передать из своего производства дело "лаборантов", несмотря на прямое запрещение прокурора Ленинградского губернского суда; уничтожил протокол допроса нэпмана Антимония, изобличающий последнего в преступных действиях; за ликвидацию дел нэпманов получил от Шаховнина 2000 руб. и"рт Сенина-Менакера – 1300 руб., нз них 300 руб.- "на женщин".

Копичко Б. Ю... имея в своем производстве дело сводницы-проститутки Боннель. обвинявшейся и осужденной впоследствии по ст. 171 УК (в ред. 1922 г.) 2, пытался прекратить это дело и незаконно освободил Боннель из-под стражи, согласился принять предложение Гольдина и Цыганкова о ликвидации дела Боннель за взятку 4000 руб.

Васильев Л В... следователь особой камеры по делам о выделке самогона, был посредником между старшим следователем Копичко и Боннель по ликвидации дела последней за что и получил от Цыганкова угощение в ресторане "Слон" за счет Боннель; пытался через своего практиканта Елисеева получить взятку в 30 000 руб. за прекращение дела Ольтова и Доброва, находившегося в его производстве; за неоднократные угощения у самогонщиков Баллод составил постановление о прекращении дела Баллода П., также находившегося в его производстве, получил от Бородавкиной взятку в 3000 руб. за освобождение из-под стражи ее мужа – самогонщика Бородавкина; неза¬конно освободил из-под стражи самогонщицу Борисову, дело которой нахо¬дилось в его производстве, получив за это через посредницу Лосеву взятку в размере 650 руб.; явно злоупотребляя предоставленной ему властью, произвел незаконный обыск у Шницеровой, возбудив против нее обвинение по ст. 171 УК без достаточных на то оснований; желая избавиться.от своей жены Карельской, заключил ее в дом умалишенных.

Михайлов А. И., народный следователь особой камеры по делам о выделке самогона, получил взятку в 3000 руб. от Баллод Вероники за осво¬бождение ее мужа из-под стражи.

Елисеев П. Н., практикант при народном следователе, на просьбу Добровой дать справку о состоянии дела Доброва и Ольтова, привлеченных к ответственности за незаконную торговлю спиртом, вступил с нею в пере¬говоры о ликвидации этого дела за взятку. Выяснив условия прекращения дела, он получил согласие народного следователя Васильева принять взятку в 30 000 руб. Взятка не была получена лишь потому, что об этой сделке своевременно стало известно ГПУ; знал о том. что народный следователь Михайлов А. получил взятку от самогонщицы Баллод за освобождение ее мужа.

Демидов Н. С, практикант при народном следователе, участвовал в попойке вместе с народными следователями Михайловым и Васильевым на квартире Баллод; знал об освобождении Михайловым из-под стражи П. Баллода за взятку в 3000 руб., способствуя выполнению этого преступления со ветами и указаниями.

Цыбульский В. С, работник прокуратуры, знал о преступной деятельности Сенина-Менакера задолго до раскрытия настоящих преступлений судебных работников и никому не сообщил об этом; по предварительному сговору с Сениным-Менакером решил за взятку в 3000 руб. освободить нэпмана Левензона; во- исполнение своего преступного замысла утром 29 мая пред¬ложил Кузьмину и Шаховнину освободить Левензона якобы на основании циркуляра НКЮ N6; узнав, что против Сенина-Менакера, Кузьмина и дру¬гих возбуждено уголовное дело, он задним числом подал рапорт помощнику прокурора с указанием, что Сенин-Менакер предлагал ему взятку за освобо¬ждение Левензона.

Бродянский Н. С, член коллегии защитников при Ленинградском губернском суде, под видом адвокатской деятельности посредничал между привлеченными в качестве обвиняемых нэпманами – Боришанским, Маркитан¬том и Левензон Б. С, с одной стороны, и старшим следователем губернского суда Шаховниным и Кузьминым – с другой, по передаче последним взятки ликвидацию дел нэпманов; получив для указанной цели с Боришанского, Маркитанта и Левензон Б. С. по 3500 руб., передал 6000 руб. Шаховнину, остальные оставил себе.

Флоринский М. М., народный следователь 7 отделения г. Ленинграда, незаконно вернул Набатову задержанные у последнего органами ГПУ деньги в золоте и иностранной валюте; вместе с Сениным-Менакером, заранее сго¬ворившись, получили с Набатова взятку в размере 30000 руб.

Иванов К. И., работавший на механическом заводе имени Юргенсона, был посредником-инициатором в даче купцом Матвеевым взятки старшему следователю Шаховнину.

Александровский М. Ф., владелец лаборатории "Парацелье", совместно с Сениным-Менакером, был посредником в передаче взяток, полученных от нэпманов "лаборантов" Антимония и Фридлендера за прекращение их дела.

Матвеев Г. М., владелец продуктового магазина, будучи привлечен Ленинградским губернским судом к ответственности по ст. 114-а УК, в целях ликвидации этого дела, дал взятку судебным работникам, через посредни¬ков Иванова К. И. и Пахомова Я. Т., в размере 6100 руб.

Антимония Г. Ю., арендатор Чернышевской аптеки и владелец лаборатории "Голлендер", в целях ликвидации своего дела в Ленинградском губернском суде через посредников Александровского и Сенина-Менакера, дал первому из них 15000 руб. векселями, которые впоследствии были им учтены.

Фридлендер А. Г., владелец лаборатории, через посредство Але¬ксандровского дал за прекращение дела взятку старшему следователю Шаховнину в размере 24 000 руб.

Маркитант И. М., владелец лаборатории "Флора",; дал взятку через посредника, члена коллегии защитников Бродянского, старшему следователю Шаховнину в размере 3500 руб.

Боришанский Д. С, владелец лаборатории под фирмой "Миллер", че¬рез посредника Бродянского с целью прекращения своего дела дал взятку Шаховнину в размере 3500 руб.

Левензон Б. С. дала взятку следователю Шаховнину через посредника Сенина-Менакера в размере 5000 руб. с целью прекратить дело своего мужа, Левензона П. Б., привлеченного к ответственности за подлог и незаконную торговлю спиртом.

Боннель-Андрэ Ю. В. дала взятку старшему следователю Копичко в форме угощения его в ресторане "Слон" за прекращение дела о ней; с той же целью обещала Копичко через посредников дать взятку в 4000 руб.

Гольдин Д. А. принимал активное участие в посредничестве между Боннель и старшим следователем Копичко, в производстве которого находилось дело Боннель, вел с Копичко переговоры о ликвидации этого дела.

Добржинский-Славский С. В. обратился к Михайлову А. И., в качестве ходатая, с предложением освободить Баллода из-под стражи; с той же целью неоднократно бывал с народным следователем Михайловым А. И. на квартире Баллод, участвовал в попойках и систематически брал от нее деньги за хлопоты по освобождению ее мужа, Петра Баллода, дело которого находилось в производстве Михайлова; за освобождение Петра Баллода дал народному следователю Михайлову взятку в размере 3000 руб. '

Шляхтер Ш. Д. был посредником между врид. начальника следствен¬ного отдела Ленинградского губернского суда Кузьминым и старшим следователем того же суда Шаховниным, с одной стороны, и нэпманом Гозиосским – с другой; дал якобы от имени Гозиосского взятку названным судеб¬ным работникам за прекращение дела Гозиосского, находившегося в их про¬изводстве.

Гольдина Е. Р. знала о хлопотах Цыганкова об освобождении Боннель и Гольдина за взятку; получила от Матеди 1000 руб! на предварительные расходы по ликвидации дел вышеназванных лиц; знала о согласии Копичко ликвидировать дело Боннель за 4000 руб.

Гладков Н. Г., старший следователь трибунала стрелкового корпуса Ленинградского военного округа, будучи в дружеских отношениях с Сениным-Менакером, а через него и со следователями губернского суда Кузьми¬ным и Шаховниным, неоднократно бывал с ними в ресторанах, а когда вся группа ставших на путь преступлений следователей узнала о начавшихся аре¬стах (был арестован Копичко), собрал их по просьбе Сенина-Менакера в кафе и сам принял участие в обсуждении вопроса о том, как держаться на допро¬сах в случае ареста.

Пахомов М. В., народный судья 3 отделения, Тевелев М. Г., народный судья 2 отделения, принимая к своему производству направляемые к ним следователями губернского суда дела "лаборантов", не могли не обратить внимания на то, что все эти дела квалифицировались по ст. 114-а УК и по существу обвинения являлись неподсудными народному суду, тем не менее, приняли их к своему производству и прекратили в явно незаконном порядке.

Баллод В. А. передала через Добжинского-Славского взятку в сумме 24 000 руб. народному следователю Михайлову за освобождение из-под стражи и прекращение дела своего мужа Петра Баллода, с той же целью угощала ужином того же народного следователя Михайлова и его практи¬канта Демидова.

Баллод П. П., будучи привлечен в качестве обвиняемого по ст. 140 УК!, с целью прекращения указанного дела дал взятку народному следо¬вателю Васильеву и его практиканту Елисееву в виде угощения на своей квартире.

Бородавкина А. Н. передала народному следователю Васильеву взятку в сумме 3000 руб. за освобождение своего мужа Бородавкина.

Борисова М. И., находясь под следствием по ст. 140 УК, с целью своего освобождения из-под стражи передала в разное время народному сле¬дователю Васильеву через посредницу Лосеву 650 руб.

Лосева А. В. была посредницей между народным следователем Ва¬сильевым и самогонщицей Борисовой.

Масинзон А В., член коллегии защитников Ленинградского губерн¬ского суда, и Лондон 3. М. в целях ликвидации дела "лаборантов" в марте- апреле,1923 года вели переговоры с Антимония, Маркитантом и Фридленлером, предлагая им ликвидировать все дело за взятку.

Пахомов Я. Т. по предложению Иванова К. И. был посредником при передаче взятки нэпманом Матвеевым следователям Шаховнину и Михайло¬ву Н. А. за ликвидацию дела Матвеева, находившегося в производстве гу¬бернского суда; при передаче взятки сам получил 1400 руб. и 900 руб.

Гозиосский М. Й., будучи вместе с другими "лаборантами" заинте¬ресован в незаконном прекращении их дела, вел переговоры с различными лицами по этому делу, в том числе и со Шляхтером.

Левензон П. Б., владелец лаборатории под фирмой "Девис", дал взятку Шаховнину.

Лондон и Матеди С. Л. обвинялись в посредничестве при даче взяток.

Цыганков М. Г. был посредником между Боннель и старшим следо¬вателем Копичко по ликвидации дела Боннель, находившегося в производстве Копичко.

Набатов А. Л. в целях получения из ГПУ арестованных у него денег в размере 900 руб. золотом и 210 американских долларов дал взятку народному следователю Флоринекому, в произволе!ве которого находилось дело; через Сенина Менакера и следователя Флоринского, за взятку в 30 000 руб., добился прекращения дела и получил обратно деньги.

Прокуров Ф. О., добавочный народный судья особой камеры по делам о самогоне по предварительному сговору с народным следователем той же камеры Васильевым, в личных интересах последнего, произвел незаконный арест жены Васильева, Карельской, и заключил ее в психиатрический институт.

Все указанные выше лица были привлечены к уголовной ответственности

по ст. ст. 114, 114-а. 105. 111 112 и 179 УК. РСФСР в ред. 1922 г.1 и преданы суду.

Дело это слушалось в г. Ленинграде выездной сессией Верховного суда РСФСР 12-23 мая 1924 г.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх