,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


De bello gasico
  • 8 января 2009 |
  • 23:01 |
  • coba |
  • Просмотров: 23441
  • |
  • Комментарии: 2
  • |
0
Наконец-то Путин сделал то, с чего следовало начинать контрнаступление в очередной газовой войне: напомнил Миллеру, что транзитный контракт не засекречен, и велел показать его европейским партнёрам. Конечно, следует показать его прежде всего общественности -- и Украины, и остальной России, и Европы. Но такой ход мысли вряд ли под силу аппаратчикам -- хоть президенту Газпрома, хоть премьеру страны.

У меня же накопились ответы на многие вопросы, заданные мне при обсуждении газового конфликта, и некоторые необходимые пояснения. Привожу их под катом:

Компрессоры большинства газоперекачивающих станций приводятся в действие газовыми турбинами. Цена газа, сгорающего в турбинах, составляет изрядную часть тарифа на прокачку газа. В частности, тарифы разных европейских стран различаются примерно в той же степени, что и цены газа в них. Фактически газовая доля тарифа обычно покрывается бартером: транзитёр получает газ в количестве, нужном для прокачки, без расчётов деньгами. Иногда бартером покрывается весь тариф: в частности, Украина до конца 2005-го покрывала заметную часть внутренних потребностей газом, получаемым в счёт оплаты её услуг по прокачке.

Оценить газовую долю тарифа можно, например, по контрактным условиям транзита через Украину, установленным в 2004-м (при президенте Кучме и премьере Януковиче, на основе общего контракта, заключённого при них же в 2002-м). Тогда самой Украине гарантировалась до 2014-го (!) года (увы, не помню, до начала или конца года) поставка газа по $50 за тысячу кубометров, а она должна была перекачивать газ по $1.6 за тысячу кубометров на сто километров. При этом старые долги Украины покрывались опять же прокачкой -- но примерно по $1.1. Если предположить, что тариф прокачки в счёт долга учитывал только цену газа, но не прочие эксплуатационные расходы (что достаточно логично: должник обычно выплачивает штрафы за просрочку, но газ в нужном объёме Украине просто неоткуда было взять, кроме российских поставок), то получим газовую долю примерно 2/3 от общего тарифа.

Россия и Украина долгое время взаимодействовали через посредников. В частности, немалую часть газа на Украину поставляла "Итера" -- дочерняя компания Газпрома. Формально она покупала газ у сторонних производителей: природный в Средней Азии, попутный у российских нефтедобытчиков. Кто с украинской стороны с нею взаимодействовал -- увы, не помню, а лезть в Гугл, изображая сверхпамять, неохота. Ясно, что посредники требовались не только ради увода финансовых потоков от взора бдительных налоговиков, но и ради перевода отношений на чисто финансовую почву: межгосударственные взаимодействия слишком часто засоряются демагогией.

В мае 2005-го -- при президенте Ющенко и премьере Тимошенко -- председатель Нефтегаза Украины (и по совместительству руководитель Конгресса Украинских Националистов, то есть заведомо невменяемый) Ивченко заявил о необходимости расторгнуть контракт Януковича, перейти на рыночные условия ценообразования и денежные -- вместо бартерных -- взаиморасчёты. К тому времени газ в Европе начал заметно дорожать, и Газпром радостно ухватил Ивченко за язык. Дополнение 2004-го года к контракту 2002-го года признано расторгнутым по инициативе Украины, и начались новые переговоры, получившие впоследствии название Первой Газовой войны. В начале января 2006-го -- лишившись поставок газа из России, сократив поставки в Европу и получив за это громкое "фе" от европейских коммерческих структур -- Украина подписала новые соглашения. По ним из контракта 2002-го года вынесена в отдельный контракт поставка российского газа, то есть рассчитывать на автоматические изменения тарифа по мере изменения цены поставки Украина уже не может (таким образом формально действует контракт 2002-го года -- но с такими изменениями, что фактически можно говорить о совершенно новом контракте). Транзитный же тариф до конца 2010-го сохранён прежним: $1.6 за прокачку тысячи кубометров газа на сто километров.

Тот же тариф, по которому Украина прокачивает российский газ в Европу, действует и при прокачке через Россию среднеазиатского газа, закупаемого Украиной. В 2006-м Украина покупала в Туркмении газ по $60 за тысячу кубометров на границе России с Казахстаном. Транзит добавлял к этой цене $35 за тысячу кубометров -- то есть дистанция транзита составляет примерно 2200 км. Это в 2-3 раза больше дистанции транзита по Украине. Соответственно Украине выгодно повышать тариф, когда транзит через неё хотя бы втрое больше её собственного потребления. Сейчас, насколько я могу судить, транзит и собственное потребление сбалансированы так, что Украина в денежном смысле практически ничего не выигрывает от любых колебаний тарифа.

В то же время рост тарифа выгоден Украине с точки зрения собственного газового баланса. Чем выше тариф, тем больше газа для работы компрессоров Украина может закупить без убытка для себя. Ведь после разделения в 2006-м контрактов на прокачку и поставку этот газ приходится включать в объём собственного потребления Украины -- а газ нынче куда дороже выпрошенных Януковичем $50 за тысячу кубометров.

На 2008-й год тариф специальным соглашением поднят до $1.7. Но автоматическое продление этого соглашения не предусмотрено, так что в отсутствие новых договоров тариф на 2009-й составляет те же $1.6, что установлены контрактом 2002-го года в редакции января 2006-го.

Контракт 2006-го года предусматривал также изменение схемы посредничества. Вместо раздельных российской и украинской компаний создано совместное предприятие РосУкрЭнерго. Российская его половина официально принадлежит Газпрому (и её деятельность освещается в официальной отчётности Газпрома). Украинская же половина официально принадлежит двоим частным лицам: Дмитрию Васильевичу Фирташу и Ивану Геннадиевичу Фурсину. Фирташ считается близким к президенту Ющенко (утверждают даже, что президент лично назначил его на этот пост и, возможно, получает систематические отчисления). Как частные лица, Фирташ и Фурсин не обязаны отчитываться ни перед кем, кроме налоговых органов Швейцарии, где зарегистрировано РосУкрЭнерго.

РосУкрЭнерго обязалось поставлять Украине газ из всех доступных источников. На практике в 2006-8-м годах поставлялся почти исключительно туркменский (и в какой-то мере узбекский) газ. Цена его постепенно росла, поскольку Туркмения тоже не горела желанием отдавать по дешёвке то, чему можно найти более выгодных потребителей. Вдобавок Украина рассчитывалась с Туркменией товарным бартером -- и не раз срывала сроки поставок.

В конце концов Газпром договорился со всеми среднеазиатскими производителями о закупке всего их газа по тарифам, определённым на основе европейской формулы. В эту формулу входит в основном цена нефти -- но не только текущая, но и бывшая на рынке 9 месяцев назад (что примерно соответствует технически необходимому сроку перевода основных потребителей с нефти на газ или обратно). Поэтому в ближайшие месяцы газ ещё будет дорожать -- да и к концу этого года будет куда дороже януковичевых $50.

Поскольку РосУкрЭнерго лишилось среднеазиатского источника сравнительно дешёвого газа, Украина провела прямые переговоры с Россией. На них подписан меморандум, предусматривающий сравнительно медленное -- на протяжении трёх лет -- повышение цены поставляемого Украине газа до рыночного уровня. При этом Украина обязалась погасить ранее накопленные долги, а впредь вовсе не допускать их накопления -- рассчитываться за каждый месяц не позднее конца следующего.

Выполнение этого условия оказалось крайне затруднительным не только технически (ввиду заметно худшего по сравнению с Россией экономического положения Украины), но и юридически. Например, сейчас в газовых хранилищах Украины накоплен запас на добрых полгода внутреннего потребления. Но до недавнего времени Украина отказывалась его оплачивать: мол, пока газ не потреблён -- он может быть направлен зарубежным потребителям, а потому остаётся собственностью России.

Основная часть украинских газохранилищ -- бывшие месторождения, выработанные допуста. Находятся они большей частью в Карпатах и приурочены к галицкой нефти -- высокопарафинистой, а потому столь трудной в добыче и переработке, что на сегодняшнем фоне изобилия лёгких нефтей галицкую мало кто замечает (хотя ещё в XIX веке разработки -- шахтным способом! -- шли вовсю, о чём, в частности, классик галицкой литературы Иван Франко написал немало прочувствованных стихов и рассказов). Ещё в начале 1960-х газ из Дашавы и Шебелинки снабжал не только почти всю Украину, но даже Москву. Правда, запасов хватило ненадолго -- за что галичане сейчас часто упрекают Россию: мол, наш газ украли, а теперь свой продаёте втридорога. Впрочем, судя по ёмкости хранилищ (примерно на полгода нынешнего украинского потребления), даже без поставок в Москву газа хватило бы ненадолго.

Задержки оплаты и юридические разногласия в конце концов предоставили Газпрому формальное право признать все ранее согласованные меморандумы недействительными и требовать оплаты Украиной газа по европейской формуле. На январь 2009-го это $418 за тысячу кубометров на российско-украинской границе.

Не все европейские потребители получают газ по формульной цене. Многие заключили долгосрочные договоры. В частности, Германия получает -- и ещё долго будет получать -- газ заметно дешевле $300. Долгосрочный договор представляется невыгодным в отдалённой перспективе: как показал Джулиан Саймон ещё в 1960-е, сырьевая составляющая цены любого товара в среднем снижается -- то есть в конечном счёте сырьё дешевеет. Тем не менее в среднесрочной перспективе выгодно усреднять цену сырья на дистанции, соответствующей хотя бы одному циклу экономической активности (порядка 10 лет). В частности, контрактные условия, выговоренные Януковичем в 2004-м, были несравненно выгоднее Украине, нежели сменившие их итоги Первой Газовой войны -- не говоря уж об ожидаемых итогах Второй Газовой.

Учитывая реальные возможности украинской экономики, премьер Путин под телекамерами новостных каналов сообщил президенту Медведеву: Россия готова снизить цену до $250, дабы партнёр не разорился вконец и имел возможность платить хоть что-то.

Украина, впрочем, считает и эту цену непосильной для себя. Она согласна платить $200 при условии поднятия тарифа до $2 и $230-235 при подъёме тарифа до $2.2 (как отмечено выше, высокий тариф повышает цену газа на российско-украинской границе, но позволяет Украине расходовать на прокачку больше газа из российской поставки).

На момент написания этого текста новый контракт на поставку не заключён, и подача российского газа Украине прекращена. Украина снабжает своих потребителей газом из хранилищ и собственных -- ещё не выработанных -- месторождений. На прокачку же она расходует часть транзитируемого газа. Формально -- по тексту контракта 2002-го года на прокачку в редакции 2006-го, где разорвана реально существующая связь между прокачкой и расходом газа на неё -- это следует рассматривать как несанкционированное изъятие газа, принадлежащего европейским потребителям. Это, в частности, значит: как и при предыдущих конфликтах того же рода, по окончании конфликта Украине придётся оплатить этот газ не по цене поставок на Украину, а по усреднённой цене поставок европейским потребителям. Таким образом, Украина ущемляет собственные долгосрочные интересы. А заодно и портит свою репутацию: несанкционированный отбор формально эквивалентен открытой краже.

После нескольких дней отбора Газпром сократил поставки через Украину на величину отбора, дабы вынудить Украину -- согласно действующему контракту -- приводить турбины в действие собственным газом. Украина ответила полным прекращением прокачки: мол, на неё газа нет. Вероятно, в ближайшие дни разгневанные европейские потребители ответят ожесточённым давлением в пользу восстановления прокачки любым способом (насколько я могу судить, они считают Газпром и Нефтегаз Украины всего лишь частями единой системы своего газоснабжения, не вдаваясь в политические мотивы отдаления Украины от остальной России).

Причин нынешней политики Украины лично я вижу четыре. Во-первых, весной 2005-го Тимошенко понимала, что Ющенко не позволит ей остаться премьером до парламентских выборов, и постаралась оставить предполагаемому преемнику наихудшее возможное наследство, дабы в предвыборной кампании подробно описывать, как плохо без неё стало. Во-вторых, незадолго до заключения нового контракта генеральная прокуратура РФ прекратила дело о хищениях с участием Тимошенко ввиду истечения срока следствия, не пытаясь добиться продления срока (по этому делу к тому времени уже осуждён один из российских генералов -- так что хищения, судя по всему, реальные). В третьих, основные промышленные потребители газа сосредоточены в полностью русских регионах Украины (Слобожанщина, Донбасс, Поднепровье, Новороссия), где рыжие не пользуются электоральной поддержкой, да и бизнес финансирует в основном антирыжую часть политического спектра -- то есть подорожание газа подрывает прежде всего ту часть экономики, от которой рыжие не видят пользы себе лично. В четвёртых, рыжие посажены на власть при активном участии Соединённых Государств Америки, чьим главным экономическим конкурентов уже несколько десятилетий остаётся Европейский Союз -- а любые перебои энергоснабжения изрядно дестабилизируют экономику.

Не исключено, что есть ещё какие-то причины расторжения Украиной сверхвыгодного для неё соглашения 2004-го года -- но пока у меня нет основания даже для предположений о природе таких самоубийственных действий.

source



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх