,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Преступления УПА - геноцид
  • 23 сентября 2008 |
  • 23:09 |
  • sereda |
  • Просмотров: 41902
  • |
  • Комментарии: 9
  • |
0
Преступления УПА - геноцид


Беседа с Ярославом Калиновски, заместителем маршалка сейма РП, председателем Всепольского Комитета по проведению мероприятий, посвящённых 65-й Годовщине Геноцида, совершённого ОУН-УПА по отношению к польскому населению Восточных Окраин.*
Приближается 65-я годовщина апогея геноцида, совершенного ОУН-УПА по отношению к полякам, проживающим на Восточных Окраинах. В той резне, по самым осторожным и неполным подсчётам погибло, по меньшей мере, 120 тыс. поляков. Однако существуют круги, которые оспаривают квалифицирование этого преступления как геноцида. Считает ли Пан Маршалок, что это определение соответствующее?
– Не удивляюсь, когда геноцид оспаривают лица, связанные с «традицией» ОУН-УПА, живущие или на Украине, или в Польше. Зато меня тревожит, что мнение этого типа произносят люди, которые не имеют непосредственного или косвенного отношения к идеологии ОУН-УПА, а, кроме того, представляющие общественную жизнь нашей страны, известные всем люди. Меня удивляет, что они дифференцируют преступления, совершенные по отношению к полякам. Ведь одновременно соглашаются, что Катынь и Аушвиц (немецкое название Освенцима – прим. переводчика) представляют собой акты геноцида. Зато в случае нечеловеческих преступлений, совершённых ОУН-УПА на Волыни, Подолье, в Восточной Малой Польше, пробуют говорить нечто совершенно другое. Мимо такой позиции нельзя равнодушно пройти. Такой трактовке истории необходимо категорически возразить.

Пан Маршалок является председателем Комитета по проведению мероприятий этой годовщины. Комитет намеревается воздвигнуть в Варшаве памятник полякам, убитым на Окраинах (Kresach). Однако есть влиятельные круги, которые оспаривают эту идею. Как Пан и Комитет, которым Пан руководит, намереваются убедить оппонентов в этой правоте?
– Я верю, что это получится. Правда, я и моя семья родом не с Окраин (Kresow), но как поляк и польский политик приложу все усилия, чтобы не забыть о том кровавом фрагменте нашей отечественной истории. Нельзя дифференцировать людей, которые отдали жизнь за Польшу. Необходимо сделать всё, чтобы не сбылось Норвидовское выражение, что мы «кланяемся обстоятельствам, а правду оставляем за дверью». Так быть не может! Не кланяемся обстоятельствам! В этом случае мы должны добиться координации действий между Комитетом и правительственными учреждениями. Это ведь не только общественная инициатива. Это общее польское дело, следовательно, и польского государства. Я это так себе представляю.
Нужно ответственно относиться к вопросу памятника. Здесь идёт речь об увековечивании этого геноцида. Ведь свидетели тех лет уже уходят, а памятник напомнит, особенно молодым людям, этот фрагмент нашей истории. Иначе молодое поколение будет лишено этого знания. Напомню здесь, что многие действия ИПН (Института Национальной Памяти – прим. переводчика), касающиеся этой темы, вызывают, говоря наиболее сдержанно, много возражений. Очевидно, что наиболее подходящим местом, где следует воздвигнуть этот памятник, является Варшава. Этот памятник не только воздаст почести убитым и замученным, но будет постоянным знаком памяти для следующих поколений.
Польская Крестьянская Партия (от PSL – «Polskie Stronnictwo Ludowe» – прим. переводчика) как постановлением Верховного Совета, так и Чрезвычайного Конгресса поддержала идею установки памятника, а также обязало все звенья Партии к деятельному участию в проведении мероприятий, посвящённых этой годовщине. Почему именно ПСЛ так приняла участие в этом вопросе?
– На Волыни, Подолье, в Восточной Малой Польше гибли, прежде всего, крестьяне. Руководящие слои были истреблены в 1939-1943 годах сначала советскими, а потом немецкими оккупантами. Итак, мучители из ОУН-УПА убивали главным образом сельских жителей, между прочим, героев польско-большевистской войны, или их детей. Для нас, деятелей крестьянской партии, это просто долг, чтобы включиться в проведение мероприятий этой годовщины. Так уже случается, что интеллигентская среда умеет позаботиться о памяти своих отцов и матерей, а теперь представители крестьян, которыми являемся мы, должны напомнить о возвращении памяти наших предков. Ведь крестьянская мартирология является частью общей польской мартирологии. Вопрос стратегического партнёрства с Украиной не имеет здесь никакого отношения к делу. Будущее должно быть построено на фундаменте правды!

На Украине сооружён памятник Степану Бандере (вокруг памятника строится мавзолей). Также есть памятник Климу Савуру – убийце поляков. Открытие этих, а также других памятников предводителям ОУН и УПА происходило при участии представителей украинских властей. Как Пан Маршалок оценивает эти факты?
– Мы отлично знаем, что нынешний президент Украины и его политическое окружение навязывают эту традицию. Также мы знаем, что в украинском парламенте раздаются голоса протеста по отношению к таким действиям и очень решительные. Однако самое худшее, что со стороны польских властей не было никакого формального протеста, а отсутствие нашего голоса представляет собой разрешение на действия этого типа. Наша безусловная поддержка европейских амбиций нынешней администрации Украины противоречит именно основным принципам Европейского Союза, где пропаганда фашизма и национализма в таком виде просто запрещены. Даже если мы примем, что ОУН-УПА имела национально-освободительный характер, ведь это дорога, которую выбрали, составляла преступление против человечества. А этого польское Правительство или наши официальные деятели не могут терпеть. Такое отношение не укладывается у меня в голове.

Поскольку Пан Маршалок упомянул про ЕС. Какое-то время тому назад трое польских депутатов в Европейском Парламенте высказали предложение, чтобы это преступление признать преступлением геноцида. Зато остальные европарламентарии либо сохранили молчание, либо выразили протест. Намереваются ли Евродепутаты из Вашей Партии поддержать это предложение?
– У меня впечатление, что такая позиция вытекает или из-за отсутствия знания на эту тему, или из-за владения знаниями односторонними, неполными. У нас есть один депутат в Европейском Парламенте, и я уверен, что он подпишется под этой декларацией. За других польских евродепутатов мне трудно отвечать, я же считаю, что это очень важный шаг на территории Союза. Если сегодня на европейском форуме мы возвращаемся к уничтожению армян и признаём его за преступление геноцида, но не хотим говорить о преступлении на Окраинах (Kresach), то, как выглядит Республика Польша на международном форуме? Здесь нужно ясно сказать, что такая постановка вопроса не представляет конфликта между польским и украинским народами, тем более что научные исследования, в частности, доктора Виктора Полищука, показали, что ОУН-УПА составляли незначительную часть украинского народа. По моему мнению, Польша должна ясно сказать: мы не выражаем согласия на то, чтобы прославлять преступную организацию (и её предводителей), которая совершили геноцид, относиться к ней как к организации ветеранов войны. Это является фальсификацией истории.

В выступлении на первом собрании Комитета по проведению мероприятий, посвящённых 65-й Годовщине Геноцида, Пан упомянул об инициативе части украинских парламентариев, которые выступили за специальную защиту государства над живущими ещё жертвами УПА и оказывают сопротивление прославлению ОУН-УПА. Однако мы имеем дело с одним парадоксом. Вот на Украине, в Крыму, установлен памятник в честь граждан, убитых УПА. Зато в Польше часть политических кругов, называющихся интеллектуалами, протестует против такого памятника в честь польских жертв. Окраинные (kresowe) круги проходят мучительную дорогу, чтобы преодолеть блокаду политическую и сопутствующую ей бюрократическую. Как Пан Маршалок прокомментирует такой парадокс?
– У меня впечатление, что – независимо от того, управляли в Польше правые или левые – это следует из неправильного понятого стратегического партнёрства Польши и Украины. Если преступления не осудить и не назвать преступлением и притворяться, что это было что-то другое, это преступление вернётся – не обязательно в то же самое, но в другое место. А ведь совсем недавно преступление вернулось на Балканы. Здесь я вижу аналогию. Этот вопрос имеет более широкий контекст, не только польский-украинский. И в том месте я склоняю голову перед теми украинцами, которые знают, что преступление следует назвать преступлением и осудить его. Я же считаю чем-то странным, что в Польше находятся люди, которые преступления геноцида не хотят назвать своим именем.
Я благодарю Пана Маршалка за беседу.
Разговаривал: Збигнев Липиньски. "Mysl Polska" Nr 3 (20.01.2008)

* Прим. переводчика:
Obchody (пол.) – дословный перевод этого слова на русский обозначает «Празднование». По отношению к трагическим событиям на Окраинах фраза «празднование годовщины» неуместна. По этой причине взял на себя смелость название «Ogolnopolskiego Komitetu Obchodow 65. Rocznicy Ludobojstwa Dokonanego przez OUN-UPA na Ludnosci Polskiej Kresow Wschodnich» перевести как «Всепольский Комитет по проведению мероприятий (вместо Празднования), посвящённых 65-й Годовщине Геноцида, совершённого ОУН-УПА по отношению к польскому населению Восточных Окраин».

Взято отсюда



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх