,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Украинские коллаборационисты: несколько документальных штрихов
  • 19 сентября 2008 |
  • 23:09 |
  • WizzarDD |
  • Просмотров: 32651
  • |
  • Комментарии: 11
  • |
0
Апологеты реабилитации ОУН-УПА, дивизий «Нахтигаль», СС «Галичина» пытаются уверить украинскую общественность в том, что эти формирования защищали украинцев от немцев и «советов», защищали гражданское население. Немецкие документы, закупленные СССР у Американской ассоциации по изучению военных документов, свидетельствуют о том, что УПА беспрекословно выполняла указания германских спецслужб (СД, СС, абвера и гестапо) и за сотрудничество с ними получала оружие, боеприпасы, снаряжение и даже подкрепление из числа немецких военнослужащих. Об этом же свидетельствовали в Нюрнберге на суде бывшие руководители абвера Лахузен, Штольце, Лазарек.

ОУН, созданная в 1929 г. на базе Украинской военной организации (УВО), в 1929-м с самого начала сотрудничала со спецслужбами Германии. О тайном сговоре украинских националистов с фашистами свидетельствуют архивы. К примеру, в справке-докладе по украинскому вопросу от 19 ноября 1933 г. №10 написано: «Около 10 лет тому назад было заключено соглашение между прежним начальником контрразведки Германии и нынешним руководителем ОУН полковником Коновальцем. Согласно этому договору украинская организация получила материальную поддержку, за что она поставила контрразведке данные о польской армии. Позднее организация взяла на себя также подготовку боевых и диверсионных заданий. Ежемесячные выплаты достигли 9000 рейхсмарок» (Центральный государственный архив высших органов власти и управления Украины, ф.4628, Оп. 1, Сп. 10, стр. 105).



**Согласно распоряжению рейхсфюрера СС Гиммлера от 14 июля 1943 года, «галицийскую дивизию» запрещалось именовать украинской. Ее полное название — 114-я добровольческая пехотная дивизия СС «Галичина». Текст присяги галичанских эсэсовцев гласил: «Я служу тебе, Адольф Гитлер, как фюреру и канцлеру Германского рейха, верностью и отвагой. Я клянусь тебе и буду покоряться до смерти. Да поможет мне Бог» (журнал «Український історик», Нью-Йорк— Торонто— Мюнхен, 1981, № 1, с. 163)



^Мирослава БЕРДНИК

Накануне нападения на Советский Союз в руководстве ОУН произошел раскол и возникло две группировки: ОУН-М Мельника, которой руководило Главное управление имперской безопасности (РСХА), и ОУН-Б Бандеры под патронатом абвера. Обе группировки финансировались Берлином. Об этом заявил на следствии высокопоставленный сотрудник абвера Лазарек: «руководство... при главном командовании вооруженных сил в Берлине поручило Эрнесту цу Айкерну в Кракове вести переговоры с уполномоченным Бандеры. Лебедь принял все требования Айкерна и заявил, что бандеровцы дадут необходимые кадры для школ подготовки диверсантов и переводчиков и что бандеровцы согласны на использование немцами всего их подполья в Галиции и Волыни в разведывательных и диверсионных целях против СССР... От Эрнеста цу Айкерна я в апреле 1945 года узнал, что С. Бандера получил от немцев 2,5 миллиона марок, т. е. столько, сколько получает и Мельник...» (архив КГБ УССР, №372 т.38, стр. 318—321). Позже Бандера и другие лидеры ОУН с гордостью вспоминали, что немецкая военная разведка получила от ОУН шпионские сведения с Западной Украины, благодаря которым вермахту удалось в первые дни войны добиться успехов.

Зимой 1940—1941 годов фашисты создали легионы «Нахтигаль» и «Роланд», которые были включены в состав соединения спецназначения «Бранденбург». Основу «Нахтигаля» составили бандеровцы. Во главе его Канарис поставил нациста Т. Оберлендера и украинского националиста, обер-лейтенанта абвера Романа Шухевича, который был завербован германской военной разведкой под псевдонимом «Тур» еще в 1926-м. Германский историк Вальтер Брокдорф в книге «Тайные команды Второй мировой войны» (Мюнхен, 1967 г.) о деяниях «Нахтигаля» пишет так: «Они взяли в руки длинные кинжалы, засучив рукава гимнастерок, держа оружие на изготовке. Их вид был омерзителен... Словно бесноватые, громко гикая, с пеной на устах, с выпученными глазами неслись они по улицам Львова. Каждый, кто попадался им в руки, был жестоко казнен».

6 июля 1941 г. Мельник через главный штаб вермахта направил в ставку фюрера письмо, в котором указал: «Украинский народ как никто другой, борясь за свою свободу, всей душой проникается идеалами новой Европы. Стремление всего украинского народа — принимать участие в осуществлении этих идеалов. Мы, старые борцы за свободу 1918—1921 годов, просим предоставить нам и одновременно нашей украинской молодежи честь участия в крестовом походе против большевистского варварства. Наряду с Легионами Европы просим и мы дать нам возможность маршировать плечом к плечу с нашими освободителями — германским вермахтом и создать для этой цели украинское боевое соединение» ( Центральный государственный архив общественных организаций Украины, ф.6, Оп. 2, д. 36, стр. 35—36).

Ярослав Стецько писал 4 июля 1941 г. Гитлеру: «Ваше превосходительство! Преисполненные искренней благодарности и восхищения вашей героической армией, которая покрыла себя неувядаемой славой на полях битв со злейшим врагом Европы — московским большевизмом, мы посылаем вам, великому фюреру, от имени украинского народа и его правительства, которое создано в освобожденном Лемберге, сердечные поздравления и пожелания завершить эту борьбу полной победой.

Победа немецкого оружия позволит вам расширить создание новой Европы и на ее восточные территории. Тем самым вы дали возможность и украинскому народу принять активное участие в осуществлении этой великой идеи как полноправному, свободному члену семьи европейских народов, объединенному в суверенную Украинскую державу. За украинское правительство Ярослав Стецько-Шеф». О том, как он планирует создавать «новую Европу» на территории Украины, Стецько писал уже рейхсминистру Розенбергу: «Москва и жидовство — это самые большие враги Украины и носители разлагающих большевистских интернационалистических идей... Поэтому настаиваю на уничтожении жидов и целесообразности перенесения на Украину немецких методов экстерминации жидовства».

Отдельная и неизвестная широкому кругу людей страница — отношение к фашистским оккупантам руководства украинской грекокатолической церкви. 30 июня 1941 года, когда во Львов вошел спецбатальон СС «Нахтигаль», глава церкви Андрей Шептицкий благословил их, а также провел богослужение в честь победы «непобедимой немецкой армии» и фюрера. А 23 сентября 1941-го написал письмо Гитлеру: «Ваше превосходительство! Как глава УГКЦ я передаю Вашей Экселенции мои сердечные поздравления по поводу овладения столицей Украины — златоглавым городом на Днепре Киевом... Судьба нашего народа отныне отдана богом преимущественно в Ваши руки... Я буду молить бога о благословлении победы, которая станет гарантией длительного мира для Вашей Экселенции, германской армии и немецкой нации.

С особым уважением Андрей граф Шептицкий, митрополит».

Руководство УГКЦ не только искренне приветствовало оккупантов, но и активно сотрудничало с вермахтом и немецкими спецслужбами. Вот показания на Нюрнбергском процессе бывшего сотрудника абвера фельдфебеля Альфонса Паулюса: «... Кроме групп Бандеры и Мельника, пункт абвера, а также командование абвера 202 использовали Украинскую православную церковь (УГКЦ.— Авт.). В учебных лагерях генерал-губернаторства проходили подготовку и священники украинской униатской церкви, которые принимали участие в выполнении наших заданий наряду с другими украинцами....Прибыв во Львов с командой 202-Б (подгруппа II), подполковник Айкерн установил контакт с митрополитом украинской униатской церкви. Митрополит граф Шептицкий, как сообщил мне Айкерн, был настроен пронемецки, предоставил свой дом в распоряжение Айкерна для команды 202, хотя этот дом и не был конфискован немецкими воинскими властями. Резиденция митрополита находилась в монастыре во Львове. Вся команда снабжалась из запасов монастыря. Обедал митрополит, по обыкновению, вместе с Айкерном и его ближайшими сотрудниками. Позднее Айкерн как начальник команды и руководитель отдела ОСТ приказал всем подчиненным ему отрядам устанавливать связь с церковью и поддерживать ее» (ЦГАООУ, ф. 57, оп. 1, дело 338, стр. 241—250). 12 января 1942 г. Шептицкий снова пишет Гитлеру о том, что «провідні кола на Україні готові до тіснішого співробітництва з Німеччиною з тим, щоб вести боротьбу з спільним ворогом спільними зусиллями німецького і українського народів і встановити справді повний порядок на Україні і у всій Східній Європі».

О том, как воины ОУН-УПА «устанавливали порядок», тоже хорошо известно. В 2003 г. Леонид Кучма просил прощения у поляков от имени украинского народа за волынскую резню. Один из руководителей СБ ОУН Николай Лебедь так интерпретирует уничтожение десятков тысяч поляков: «УПА пробувала втягнути поляків до спільної боротьби проти більшовиків і німців. Коли це не дало жодного успіху, УПА дала польському населенню наказ опустити українські терени Волині і Полісся» (Лебедь М., УПА — Дрогобич, 1993, с. 53). Уничтожение десятков тисяч людей, по Лебедю, — это всего лишь «наказ опустити українські терени».

Реабилитируя ОУН-УПА, мы тем самым признаем и их национальную политику. В документе «Вказівки на перші дні організації державного життя» указывалось: «Національні меншини поділяються на: а) приязні нам... б) ворожі нам москалі, поляки, жиди... а) мають однакові права з українцями, уможливлюємо їм поворот на їх батьківщину; б) винищування в боротьбі зокрема тих, що боронитимуть режиму; винищування головно інтелігенцію, якої не вільно допускати до ніяких урядів, і взагалі унеможливлюємо продукування інтелігенції, себто доступ до шкіл і т. д. Напр., т. зв. польських селян асимілювати, усвідомлюючи їм, що вони українці, тільки латинського обряду... Проводирів нищити, жидів ізолювати, поусувати з урядів, щоб уникнути саботажу, тим більше москалів і поляків. Наша влада повинна бути страшна для її противників. Терор для чужинців-ворогів і своїх зрадників» (Арх. спр. №376, т. 6, с. 294—302). В брошюре ОУН «Нація як спеціес» указывалось: «Право до української землі, українського імені і української ідеї мають тільки українці... Мішані подружжя поборюємо і мусимо знищити можливість їх повстання. Сам факт їх існування чи творіння вважаємо злочином національної зради» (Арх. спр. №76, т. 6, с. 1—8).

Авторы законопроекта предлагают дать статус ветеранов войны и членам дивизии СС «Галичина». Официально было объявлено о формировании стрелецкой дивизии СС «Галичина» из числа добровольцев-галичан 28 апреля 1943 г. «государственным актом» генерал-губернатора Галичины Вехтера. Согласно распоряжению рейхсфюрера СС Гиммлера от 14 июля 1943г. «галицийскую дивизию» запрещалось именовать украинской. Ее полное название — 114-я добровольческая пехотная дивизия СС «Галичина». Текст присяги галичанских эсэсовцев гласил: «Я служу тебе, Адольф Гитлер, как фюреру и канцлеру Германского рейха, верностью и отвагой. Я клянусь тебе и буду покоряться до смерти. Да поможет мне Бог» (журнал «Український історик», Нью-Йорк— Торонто— Мюнхен, 1981, №1, с. 163). Дивизия СС «Галичина» отличилась не только «на теренах» Украины. Она принимала участие в подавлении народного восстания в Словакии, в борьбе с антифашистским движением Сопротивления в Словении, в других странах.

Завершение войны ОУН встретила под лозунгом, провозглашенным Романом Шухевичем: «Домагатися, щоб ні одне сіло не визнало радянської влади. ОУН має діяти так, що усі, хто визнав радянську владу, були знищені. Не залякувати, а фізично знищувати! Не потрібно боятися, що люди проклянуть нас за жорстокість. Хай із 40 мільйонів українського населення залишиться половина — нічого страшного в цьому немає» (Чайковський А., Невідома війна, К., 1994, с. 224).

Отдельная и в последние годы сильно затушеванная глава в истории украинского национализма — сотрудничество в послевоенные годы с разведслужбами США и Великобритании. Если националистическое подполье смогло продержаться после капитуляции фашистской Германии до средины 50-х годов, то только потому, что его взяли на содержание западные разведки, подпитывая у вчерашних гитлеровских пособников надежду на перерастание «холодной войны» в третью мировую. В документе «Як розуміти концепцію власних сил у нашій національно-визвольній боротьбі» указывается: «Ми розцінюємо третю світову війну як можливість заіснування сприятливої нагоди здобути визволення, а не допоміжний чинник, який полегшить нам нашу визвольну боротьбу» (Арх. спр. №372, т. 11, с.14). Американцев в их стремлении использовать националистов в борьбе против нашей страны не остановило даже то, что перед началом Второй мировой те занимались в Америке шпионажем в пользу нацистской Германии. Американские авторы Майкл Сайерс и Альберт Канн в книге «Тайная война против Америки» пишут, что члены «Организации государственного возрождения Украины» занимались не только шпионажем в пользу Германии, но и сбором денежных средств на нужды ОУН путем незаконного обложения налогами эмигрантов-украинцев, а более солидные суммы получали от родственников похищенных ими американцев, в случае отказа уничтожали их.

Нынешнее руководство Украины декларирует приверженность европейским и общечеловеческим ценностям. В соответствии с нормами международного права, коллаборационизм, как и нацизм, подлежит преследованию и наказанию независимо от срока давности. Украина, в частности, участница Конвенции о неприменении срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечности. И, думаю, хорошим примером для руководства страны может служить заявление канцлера Германии Герхарда Шредера в ответ на демонстрацию неонацистов, посвященную 60-летию бомбежки союзниками Дрездена. Те требовали привлечь американцев к ответственности за гибель 100 тысяч мирных жителей. Шредер сказал, что вина за гибель этих невинных людей лежит не на американцах, а на тех, кто развязал эту войну. Жесткая реакция руководства Евросоюза последовала и на попытку прибалтийских неофитов ЕС официально признать своих коллаборационистов участниками войны.

Реабилитация ОУН-УПА означала бы реабилитацию фашизма, который является реальной опасностью и сегодня, и в будущем. Предавая забвению свое прошлое, мы обречены переживать его вновь и вновь. И если вчера на горе Яворина призывали по примеру дедов уничтожать «москалей», «жидву» и «другую нечисть», сегодня публикуются различные «черные списки». Но если мы будем молчать, однажды к нам в дверь постучат.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх