,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Как «Газпрому» стало некуда девать газ
+1
России некуда девать добываемый природный газ. Глава «Газпрома» Алексей Миллер на днях доложил президенту, что его компания способна ежегодно получать из недр 617 млрд кубометров газа, но в прошлом году смогла реализовать только 444 млрд. Невостребованная годовая мощность – 173 млрд кубометров. Российскому экспортному монополисту позарез нужны покупатели, без которых планы развития добычи не имеют экономического смысла. Освоение Ямала? Выход на шельф? Новые промыслы на востоке России? Зачем все эти затраты и хлопоты, если нет новых рынков, да и старые, похоже, усыхают?
Все по $260

Рыночная ниша, как утверждают руководители компании, имеется в Китае, куда монополист нацелил сразу два колоссальных по затратам проекта: «Силу Сибири» и «Алтай». Вот только с выходом на этот рынок у «Газпрома» тоже не все получается так, как декларируется.

Прежде всего приходится признать, что потенциал китайского рынка для росийского газового поставщика на поверку оказывается не слишком большим. По расчетам Оксфордского института энергетических исследований и китайской корпорации CNPC, в 2020 году Китаю потребуется закупить за границей 170 млрд кубометров газа. Около 80 млрд поступит по трубам из Средней Азии, еще 12 млрд – по трубопроводу из Мьянмы и почти 82 млрд кубометров – в сжиженном виде, танкерами-газовозами. Эти три источника с избытком покрывают потребности КНР в импортном газе. Места для других поставщиков нет.

В своем последнем прогнозе эксперты компании ВР показали, что в период с 2020 по 2035 год Китай практически не будет увеличивать закупки трубопроводного газа за границей. Если эта оценка верна, «Сила Сибири» и тем более «Алтай» китайцам вообще не нужны, и если они и согласятся получать по ним российский газ, то заплатят цену ниже той, по которой получают его из других источников в виде СПГ. Тысяча кубометров газа, полученного из СПГ, на азиатском рынке продается примерно по $260 за тысячу кубометров, и с массированным выходом на рынок новых поставщиков из Австралии, США и Канады в период с 2016 по 2020 год ожидается затоваренность, которая позволит покупателям диктовать коммерческие условия.

А экономисты «Газпрома» подсчитали в Обосновании инвестиций для «Силы Сибири», что себестоимость якутского и иркутского газа на границе КНР будет не менее $260 за тысячу кубометров, и были вынуждены констатировать, что при таком показателе проект не окупится даже к 2050 году.
Переведи меня через Алтай

После той же аудиенции у Путина руководитель «Газпрома» был вынужден заявить, что на подписание нового контракта с китайцами по поставкам газа по будущей трассе «Алтай» нужно еще 8–9 месяцев переговоров, то есть достигнуть договоренности к лету, как было объявлено ранее, не получится. Можно предположить, что не получится вообще, поскольку в Пекине уже не раз отвергали предложение российской стороны по созданию так называемого «западного маршрута» поставок газа в Китай (через отрезок общей границы между Казахстаном и Монголией) как не имеющее экономического смысла.

Для Москвы между тем маршрут «Алтай» имеет если и не экономический, то пропагандистский смысл. Источником газа для него должны стать те самые месторождения на севере Западной Сибири, которые сейчас дают основной объем газа для экспорта в Европу. По замыслу руководства страны, возможность переключать поток с Европы на Китай может стать инструментом давления на западные страны. В мае прошлого года Путин (уже не первый раз) заявил, что открытие новых каналов поставки газа из Сибири позволит «при необходимости осуществлять диверсификацию поставок с запада на восток и с востока на запад».

Кроме того, для газпромовского начальства активные – пусть даже и бесплодные – переговорные усилия по продвижению «Алтая» маскируют неудачи с «Силой Сибири». В частности, не укладывается в намеченный график строительство газоперерабатывающего предприятия в Амурской области. По расчетам, на его создание требуется шесть лет интенсивной работы. «Газпром» объявил, что строительство начнется в 2015 году, хотя основания для подобной уверенности пока слабые. Если верить сообщениям с мест, разработка газоконденсатной залежи Чаяндинского месторождения тоже сильно отстает от графика – там не организовано в полной мере освоение нефтяной залежи, без которого нельзя приступать к извлечению газа. Газ по новому маршруту определенно не поступит в КНР вовремя и в заявленных объемах.

И главное – китайцы, которым «Газпром» предложил участвовать в финансировании «Силы Сибири», отвергли это приглашение. Сделанное в мае 2014 года заявление российской стороны о том, что КНР якобы предоставит проекту $20–25 млрд под будущие поставки газа, оказалось неправдой. Более того, китайские делегаты на переговорах в Москве заявили, что денег не дадут, но могут позволить «Газпрому» профинансировать строительство газотранспортной инфраструктуры на территории Китая. Это означает, что, если в России и будет проложена трасса «Алтай» до границы, тянуть трубы еще на три тысячи километров до промышленно развитых провинций на востоке КНР придется за российский счет. Будет «Газпром» строить газопровод от Ямала до Шанхая на таких условиях?

Многократно звучавшие обещания газпромовских менеджеров организовать экспорт в Китай такого же объема газа, как в Европу, не выдерживают критики. Согласно их расчетам, по «Алтаю» можно поставлять в КНР не 30 млрд кубометров в год, как предусмотрено на начальной стадии проекта, а около 100 млрд. «Сила Сибири» тоже в обозначенной ими перспективе может транспортировать 62 млрд кубометров ежегодно. Еще от 20 до 30 млрд кубометров в год может якобы поступать в Китай по уже построенному трубопроводу Сахалин – Хабаровск – Владивосток. Итого китайцам посулили чуть ли не 190 млрд кубометров газа в год против прошлогодних поставок в дальнее зарубежье в объеме 126,2 млрд кубометров. Однако восточные объемы, к сожалению, существуют лишь в виде красивых, но пустых обещаний, которые Миллер с завидной регулярностью дает президенту и стране.
СПГ плюс газификация всей страны

Выход российского газа на мировой рынок СПГ тоже пока не просматривается. Единственный продвигающийся проект, «Ямал-СПГ», стал экономически рентабельным только при поддержке государства, которое взяло на себя значительную часть многомиллиардных расходов (строительство порта, атомных ледоколов и т.д.) и отказалось от всех налогов. Теперь всю прибыль поделят между собой компании «Новатэк», китайская CNPC и французская Total, если, конечно, найдут для продолжения проекта источники заемного финансирования.

Газпромовский проект завода СПГ во Владивостоке заморожен без газа, денег и партнеров, а если и возобновится, то с заложенными в продажную цену газа убытками. Два небольших предприятия по сжижению газа, задуманные «Газпромом» и альянсом «Роснефти» с ExxonMobil на Сахалине, ждут инвестиционных решений, в сомнении относительно перспектив – и это всё. Значительным игроком на рынке сжиженного газа Россия в обозримом будущем не станет.

Остается западное направление поставок, на котором Миллер не так давно обещал продавать дополнительно к нынешним объемам по 200 млрд кубометров в год. Спрос на газ в Старом Свете действительно будет расти, по всем прогнозам, но за покупателя «Газпрому» придется побороться с поставщиками СПГ, для которых предложение еще лет пять-десять будет превышать спрос. Пока мы видим, что российский монополист теряет позиции, несмотря на периодические всплески интереса к российскому газу в Европе. В прошлом году он экспортировал 174,3 млрд кубометров по сравнению с 196,4 млрд годом ранее. Отчасти эти провалы экспортной политики объясняются политизированностью «Газпрома» и его нежеланием следовать нормам свободной конкуренции на европейском рынке.

Что касается внутреннего рынка, то роста спроса со стороны промышленных потребителей в России ждать не стоит. Экономика страны находится в затяжном кризисе. Газификация регионов? Попробуйте подключиться к газовой сети хотя бы в Московской области. «Газпром» ежегодно выделяет по этой статье по 28 млрд рублей, но особыми успехами и здесь похвастаться не в состоянии. Средний по стране уровень газификации – 65,4%, хотя еще в 2006 году это направление работы было объявлено «пятым нацпроектом» и премьер-министр Дмитрий Медведев пообещал обеспечить газом все населенные пункты страны к 2015 году.

Газохимическим производством, способным принести огромную пользу отечественной экономике, «Газпром» традиционно заниматься не желает, предпочитая тратить огромные средства на строительство нерентабельных газопроводов и заведомо неокупаемые экспортные проекты.

Газовая отрасль России нуждается в радикальной реформе, в отказе от прожектерства и показухи, которые стали основным направлением деятельности «Газпрома». Эта компания не сделает Россию «энергетической сверхдержавой». Спасти положение может лишь внедрение принципов свободной конкуренции как на внутреннем газовом рынке, так и в экспортной политике.

Михаил Крутихин – партнер консалтингового агентства RusEnergy

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх