,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Потеряет ли «Газпром» «крупнейшего покупателя газа» — большой вопрос
+12
Потеряет ли «Газпром» «крупнейшего покупателя газа» — большой вопрос На днях премьер-министр Николай Азаров вновь поднял больную для украинского руководства тему отношений с Россией в газовой сфере.

На своей страничке в Facebook Николай Янович написал, что условия контракта с «Газпромом» «практически не оставляют Украине возможностей» его пересмотреть. В связи с этим, сообщил г-н Азаров, Украина решила заняться работами «по увеличению добычи собственного газа», кроме того — «диверсификацией поставок» и к переходу на режим «максимальной экономии газа».

Премьер пожаловался, что указанные меры «оттягивают» бюджетные средства из других секторов: «Все эти работы... требуют колоссальных затрат, которые мы вынуждены отвлекать, например, от здравоохранения, образования, строительства тех же самых дорог».

Наконец, Николай Янович в очередной раз предупредил россиян: «в результате вашего отказа пересмотра газовых соглашений потеряете и вы, и мы... Вы потеряете крупнейшего покупателя газа, а мы потеряем деньги и время, которые мы могли бы использовать на решение более насущных для нас сегодня задач».

Во-первых, о «справедливых ценах» на российский газ. Который год украинское руководство повторяет байку о том, что Украина покупает «самый дорогой» газ в Европе. И это, мягко говоря, не соответствует действительности. О чем, в частности, ранее не раз писали «2000» (см. «Курсом на «обнуление» // «2000», №9 (596) от 2—8.03.2012).

Недавно на саммите Ялтинской европейской стратегии президент Литвы Даля Грибаускайте обратила внимание своего украинского коллеги Виктора Януковича на следующее: «Литва платит на 30% больше, чем даже Украина».

«Я убежден в том, что вы ошибаетесь. Какая цена у вас?» — переспросил Виктор Федорович. «479 долларов», — ответила Грибаускайте. «А транспорт, цена транспорта?» — спросил Янукович. «Это сразу за 1 тысячу кубометров», — ответила литовский президент. «Так вы отнимите цену транспорта для Украины. Минус 60 долларов. Вы платите 479. В Украине в таком случае должна быть цена около 400, а мы платим сегодня 529», — отметил он.

Почему при данных сравнительных подсчетах следует отнимать «цену транспорта» $60, Виктор Федорович не пояснил. Достаточно взглянуть на карту, чтобы убедиться, что расстояние, на которое следует прокачать газ до Литвы, практически такое же, как и при транспортировке голубого топлива на Украину. При этом, заметим, в Литву российский газ идет по «белтрансгазовской» системе магистральных газопроводов, которая принадлежит «Газпрому», т. е. дополнительных затрат на транзитных посредников нет.

Но даже если и принять заявленную в Ялте позицию украинского президента — «в Украине в таком случае должна быть цена около 400» — это все-таки не $240—250 за тыс. кубов. А именно последнюю цифру неизменно обозначало украинское руководство в качестве «справедливой цены» на российский газ (например, сам В. Янукович 24 февраля 2012 г., в интервью телеканалу ICTV) (news.online.ua).

О том, что газ для Украины не является «самым дорогим» в Европе, сообщало весной с. г. и Emerging Europe Focus. По данным издания, получалось, что 11 европейских стран платят за газ больше. Порядок цен был таков: Македония — $564 за 1 тыс. кубов, Польша — $526, Босния и Герцеговина — $515, Чехия — $503, Болгария — $501, Словения — $486, Греция — $477, Швейцария — $442, Италия — $440, Румыния — $432, Словакия — $429, Украина — $423, Турция — $407, Австрия — $397, Франция — $394, Венгрия — $391, Финляндия — $385, Германия — $379 (УП-Блоги).

Заметим, что «справедливость» цены на российский газ одной лишь протяженностью транспортного плеча отнюдь не обуславливается. В «справедливой» цене на газ учитывается и доступ «Газпрома» к газотранспортной инфраструктуре тех или иных стран, участие европейских фирм в совместных с «газпромовцами» проектах и т. д. и т. п. Скажем, было бы странно, если бы Германия, принявшая активное участие в реализации проекта «Северный поток» (и это немецкое участие — начиная еще со времен канцлерства Герхарда Шредера — было не только финансовым, но, не секрет, и политико-дипломатическим), не получила от этого бонусов в виде более низких цен на голубое топливо.

Впрочем, муссирование темы о «неподъемных ценах на газ» со стороны высокопоствленных украинских чиновников — это попытка прикрыть собственные провалы в экономической и социально-экономической политике. Это же очень удобно. Почему не хватает средств на зарплаты, пенсии, здравоохранение, образование и т. д. и т. п.? Не потому, что власть не справляется со своими обязанностями, не потому, что бюджетные средства неэффективно расходуются, а то и элементарно разворовываются — а потому что «Газпром» на газ «цену задрал».

А то что «Газпром» и российское руководство не раз предлагали варианты решения ценовой проблемы, — об этом украинская власть в момент своих сетований на «неподъемные газовые цены» предпочитает помалкивать. Не написал, например, Николай Янович на своей страничке в Facebook: «Мы могли вступить в Таможенный союз и не пришлось бы нести колоссальные затраты, которые мы вынуждены отвлекать, например, от здравоохранения, образования, строительства тех же самых дорог ». Или: «Мы могли бы выйти из Европейского энергетического сообщества и создать газотранспортный консорциум с Россией, что привело бы к снижению цен на газ и избавлению Украины от колоссальных затрат, которые мы вынуждены отвлекать, например, от здравоохранения, образования, строительства тех же самых дорог».

Не далее как 14 августа с. г. посол РФ в Киеве Михаил Зурабов заявил: «в декабре 2012 года планировалось подписать основные параметры решения газового вопроса, это дает мне основание считать, что можно было найти решения по цене на российский газ для Украины и вне формата Таможенного союза». «Думаю, что могу назвать эту цену здесь, она произведет сильное впечатление с учетом того, какая цена является на сегодняшний день. Эта цена должна была быть 268,5 долл. за 1 тыс куб. м газа», — сказал он. Т. е. примерно тот порядок цен, который озвучивал В. Янукович.

Почему не подписали эти самые «основные параметры решения газового вопроса» — тоже не секрет: «суверенной Украине» запретила Европа, мол, это не соотносится с членством в Европейском энергетическом сообществе (ЕЭС), а само членство в ЕЭС — обязательно с точки зрения соглашения о политической ассоциации. Брюссель об этом напоминает регулярно: «Договор об Энергетическом сообществе является неотъемлемой частью всеобъемлющих отношений Украина—ЕС, и мы ожидаем, что Украина полностью будет соответствовать этим правилам» (заявление Еврокомиссии от 21.03.2013).

Ну, а в формате Таможенного союза цена на российской газ могла бы быть даже существенно дешевле, чем $268 за тыс. кубов. Например, 13 сентября с. г. первый вице-премьер Белоруссии Владимир Семашко объявил: в 2014 г. Белоруссия будет получать российский газ по $175 за тыс. кубов («Интерфакс-Украина»).

Т. е. «ответственная» украинская власть не желает отвечать за свой внешнеинтеграционный выбор. Последствия же его и «требуют колоссальных затрат, которые мы вынуждены отвлекать, например, от здравоохранения, образования, строительства тех же самых дорог».

Украинские чиновники настаивают, что в переговорах с российскими партнерами на газовую тему они твердо отстаивали интересы Украины.

Например, вице-премьер Юрий Бойко в эфире «Интера» 20 сентября заявил, что Россия и Украина не договорились о цене на газ, потому что РФ предлагала условия, которые противоречили директивам президента: «У президента была позиция, что мы готовы выстраивать любую модель с российскими коллегами на равноправных условиях». «Мы на моей памяти перебрали четыре (варианта) за эти два года, которые позволяли осуществлять равноправное партнерство, взаимовыгодное, и достичь на базе этого снижения цены на газ. К сожалению, мы не получили ответа», — сказал он. «И те модули, которые нам предлагались, шли в противоречии с директивами президента о том, что мы будем выстраивать отношения только на равных условиях, поэтому мы перешли к политике снижения закупок российского газа», — подчеркнул вице-премьер.

Несколько ранее министр экономического развития Игорь Прасолов в интервью эмиратской арабоязычной газете «Аль-Баян» заявил: «Хочу заверить: ради дешевого газа Украина никогда не будет использовать в качестве разменной монеты такие понятия, как национальные интересы, национальная безопасность и суверенитет. Мы это доказываем на практике уже три года».

Об итоговых результатах выраженного в цифрах и фактах «отстаивания на практике» г-н Прасолов распространяться не стал. Как и Юрий Бойко насчет президентских директив (кстати, насколько законно подобное вмешательство президента в работу «Нафтогаза»? а то у нас кое-кому семь лет полагается за свои директивы) — что именно понимает Виктор Федорович под «национальными интересами Украины»?

На дешевый газ, по словам г-на Прасолова, Украина национальные интересы (а равно безопасность и суверенитет) разменивать не будет. Но разве дешевый газ сам по себе не является национальным интересом? Ведь сами же украинские чиновники твердят, что из-за дороговизны голубого топлива приходится нести «колоссальные затраты», отвлекая средства «от здравоохранения, образования, строительства тех же самых дорог». Последнее — лежит в русле национальных интересов?

А разве положение дел в экономике и социальной сфере (на что прямо влияют цены на газ) — это не вопросы национальной безопасности? До сих пор считались — достаточно открыть Закон Украины об основах национальной безопасности (например, ст. 7 «Загрози національним інтересам і національній безпеці України» — там очень много положений на экономическую и социально-экономическую тематику).

А разве цена на газ не влияет на ход переговоров с МВФ (как и на порог уступчивости Киева в принятии/непринятии навязываемых фондом условий)? Иными словами — не является ли цена на газ и вопросом национального суверенитета?

Но разве национальные интересы Украины в газовой сфере, которые «отстаивали» украинские чиновники, ограничиваются только вопросами цены на газ? Есть ведь еще транзитный потенциал Украины.

Здесь с таким упорством «отстаивали» украинские интересы, что пришли к необходимости законсервировать часть мощностей ГТС Украины.

«Наша ГТС ориентирована на прокачку 150 миллиардов кубометров газа, и если провести модернизацию, мы сможем прокачивать и 200 млрд. кубометров. Но только если в этом есть необходимость. Но за последний год объем прокачки упал в два раза. И сегодня мы используем свою ГТС где-то на 60% ее мощности», — заявил украинский премьер на форуме Ялтинская европейская стратегия. Отметив, что «поддержание ее функционирования достаточно затратно для Украины», он обрисовал следующие перспективы украинской ГТС: «Может, нам принять решение и законсервировать две нитки газопровода. Оставить 50 млрд. кубометров — нам этого вполне достаточно».

«Если эта система нужна Европе и России — давайте так и скажем. Если не нужна — давайте также примем соответствующее решение. Не может Украина сама нести такие огромные затраты», — обратился Николай Азаров к партнерам в Москве и Брюсселе.

Но, полагаю, не у европейцев и россиян нужно спрашивать, нужна ли им украинская газотранспортная система. В первую очередь самой Украине (читай: украинской власти) нужно для себя решить: нужна ли ей своя ГТС и хочет ли она видеть ее загруженной транзитными объемами газа? И уж от этого решения, как говорят, плясать — выстраивая соответствующим образом отношения с Россией и Европой. Совершенно очевидно, та система отношений, что до сих пор выстраивалась украинской властью на европейском и российском направлениях, ведет украинский газотранспортный потенциал к краху.

Впрочем, ранее уже приходилось удивляться, мягко говоря, сомнительной философии «защитников национальных интересов» из действующей власти (см. «Украина готова демонтировать ГТС — лишь бы России не досталась» // «2000», №38 (574) от 23—29.09.2011).

Ну и, наконец, относительно тревог Николая Яновича (да и других представителей украинской власти, в частности, Юрия Бойко) по поводу доходов «Газпрома» — мол, Украина сокращает объемы закупки, соответственно — российская монополия теряет «крупнейшего покупателя газа».

На данный момент «Газпром» по сути ничего не теряет от того, что не достигнуты договоренности с Украиной. Очевидно, что доходы от продажи (округляю цифры) 20 млрд. кубов по $500 за тыс. кубов аналогичны тем, что могли бы быть получены при продаже 40 млрд. кубов по $250 за тыс. кубов (а именно о таком порядке цен хочет договориться Киев). А уж чистая прибыль в первом варианте тем более выше.

К тому же т. н. реверсные поставки из Европы — якобы альтернатива российским поставкам — это тот же российский газ, который продает «Газпром» Украине, несколько дешевле и по замысловатой схеме, но газ все-таки российский.

Гипотетически в перспективе — если и в самом деле получится реализовать проекты строительства LNG-терминала и добычи собственного сланцевого газа — Украина действительно сможет отказаться от закупок российского голубого топлива. Но пока все это — теория. Что получится на практике? Российской нефти ведь тоже пытались найти альтернативу, даже построили нефтепровод «Одесса—Броды». Итоговый результат известен.

Так вот. Украина (если реализует все задуманное) сможет отказаться от российского газа. Вопрос — захочет ли?

Скажем, идею получения сжиженного газа через LNG-терминал признали «бесперспективной» для Украины специалисты Оксфордского института энергетических исследований: полная неопределенность в вопросе возможности прохода танкеров со сжиженным газом через подконтрольные Турции проливы Босфор и Дарданеллы. При этом такой путь импорта является очень затратным и цена импортируемого таким способом газа в итоге может оказаться слишком высокой (Экономическая правда).

«Азербайджанский» вариант (через Черное море), извините за каламбур, тоже не вариант. Его признал бесперспективным сам Николай Азаров: «Что означает для нас получать газ из Азербайджана? Надо либо прокачивать его по газопроводам через территорию России, либо строить один завод по сжижению газа, второй — по разжижению и закупать танкеры для перевозки. Это громаднейшие затраты» (Экономическая правда).

Т. е. газ, поставляемый через LNG-терминал, может оказаться гораздо дороже, чем российский по нынешним «неподъемным ценам».

Что же до сланцевого газа, то, не секрет, себестоимость его добычи гораздо выше, чем газа традиционного. В июне прошлого года украинское Минэнергоугля обнародовало данные о прогнозной себестоимости добычи сланцевого газа на Украине: от 2100 до 2800 гривен за тыс. куб. м (Левый берег). (Т. е. от $263 до $350 за тыс. кубов! А добавьте налоги. А приплюсуйте прибыль (добывать газ «за спасибо» никто не будет) всех этих «Шелл», «Шеврон» да их малоизвестных украинских партнеров. Сланцевый газ будет очень дорогой!

И вот когда он появится (если, конечно, появится) в «Газпроме», очевидно, и задумаются: не проявить ли ценовую гибкость, да не снизить стоимость своего газа? Что выберет Украина — дорогой, но свой (или заморский сжиженный) или более дешевый (и, возможно, существенно более дешевый) российский? Полагаю, все-таки второе. И вполне может получиться, что средства на «альтернативные российским источники газа» будут потрачены Украиной впустую.

Так что, потеряет или нет «Газпром» своего «крупнейшего покупателя газа» (т. е. Украину), — под большим вопросом. А вот что Украина потеряет (средства, потраченные на очередные проекты образца «Одесса— Броды», понесет убытки от потери транзитных объемов) из-за того, что не достигла взаимоприемлемых договоренностей с Россией по газу, — в этом можно не сомневаться.

Сергей ЛОЗУНЬКО



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх