,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Украинский вопрос: торговое регулирование. Почему важно играть на опережение
+9
Называть торговой войной то, что сейчас происходит на российской таможне в отношении украинских товаров, в корне неверно. Торговая война предполагает наличие взаимных конфликтов, а они в данном случае отсутствуют.

Украинский вопрос: торговое регулирование. Почему важно играть на опережение Конфликта нет в принципе, потому что обе стороны обозначили свои цели. Россия формирует евразийский рынок. Украина намерена стать участником рынка европейского. В чём, собственно, конфликт и война?

А значит то, что происходит на таможне, это вовсе не война и не конфликт. Усиленный контроль в отношении украинских товаров — это лишь первый шаг разворачивающегося сценария. Причём сценарий этот предопределён политэкономическими законами и отношения к воле правящего класса уже не имеет. Потому что решение, запускающее эти процессы, украинской стороной уже принято.

Итак, украинская сторона твёрдо намерена подписать договор об ассоциации с Европейским союзом. А это означает автоматическое закрытие евразийских рынков.

То есть процедура ужесточения контроля за импортом с Украины стала бы неизбежна через полгода, когда договор об ассоциации с Евросоюзом вступит в действие.

Товары, приходящие с Украины, пришлось бы подвергать особым проверкам в силу того, что единственной торговой целью договора о пресловутой ассоциации является превращение Украины в периферийный рынок европейских товаров и услуг, которые должны заместить или поглотить украинские. То есть в периферийный рынок конкурентов, от которых Таможенный и будущий Евразийский союз ограждаются пошлинами и сборами, чтобы стимулировать собственное производство.

Договор о евроассоциации: принцип МММ

Это значит, что в течение нескольких лет украинский рынок насытится в первую очередь польскими, венгерскими, чешскими и болгарскими товарами. Потому что торговая архитектура ЕС представляет из себя аналог МММ: каждый новый участник получает свою долю прибыли за счёт вовлечения новых акционеров.

Только прибыль в данном случае измеряется не виртуальными евро, а вполне конкретной возможностью продавать свои товары. И за счёт евродотаций регулировать низкую себестоимость, которая позволяет поглотить местного производителя. Уже сегодня в западных регионах Украины польские и итальянские пищевые продукты и бытовая химия стоят дешевле украинских, а торговля ими — популярный бизнес.

Как рынки Польши, Венгрии и Румынии являются периферийными рынками для Германии, так Варшаве, Бухаресту и Будапешту необходим собственный периферийный рынок, куда можно сбывать свои товары; следовательно, сохранить рабочие места, выжить во время кризиса. Что происходит с членами ЕС без периферийных рынков, мы могли видеть на примере Греции и Кипра.

Чтобы МММ работало, нужно, чтобы каждый участник приводил новых членов клуба. А кто не может этого сделать — тот банкрот. И живёт на подачки Еврокомиссии.

Во что превратится рынок Украины?


Именно формирование периферийного европейского рынка на Украине является главным бонусом для восточных членов Евросоюза. Поэтому именно Республика Польша так активно лоббирует договор об ассоциации между ЕС и Украиной. Аналогично поведение Румынии в отношении Молдовы, для которой молдавский рынок уже является периферийным, и осталось лишь закрепить этот статус де-факто.

Итак, в ближайшие год-полтора рынок Украины должен насытиться товарами преимущественно восточных членов Европейского союза. Но кроме насыщения, собственно, украинского рынка это означает, что Украина станет источником европейских товаров под видом украинских. Потому что Польша или Румыния, будучи членами ЕС, работают с евразийскими рынками на общих основаниях и никаких преференций не имеют. Используя же транзитный рынок Украины, польский или румынский товар может проникать на евразийские рынки на особых торговых условиях.

В реальности это значит, что к 2015–2016 годам на польскую сметану или сыры будут переклеивать этикетки, маркируя якобы украинское происхождение, — и пытаться завезти в Россию.

Ведь если для Европы украинский рынок становится периферийным рынком для сбыта товаров, то для Евразии украинский рынок превращается в источник серого импорта и контрабанды.

Но если с Евросоюзом можно торговать, применяя минимальные проверки товаров на таможне — всё-таки евробюрократия работает, — то к Украине неизбежно придётся применять повышенные меры контроля.

Потому что формирование периферийного рынка, насыщенного товарами конкурентов, в условиях продажности и безответственности украинского правящего класса — это постоянный источник контрабанды и некачественного товара.

Итак, называть происходящее на российской таможне «торговой войной» в корне неверно. Бюрократизация и формализация процедур российской таможенной службы по отношению к украинскому экспорту — это всего лишь игра на опережение. Потому что если не сделать это сегодня, то всё равно придётся делать завтра — когда украинский рынок окончательно станет периферией еврорынка.

Всё происходящее, на самом деле, является лишь торговым урегулированием украинского вопроса. Потому что украинские власти сделали свой выбор и определили сценарий масштабного социально-экономического коллапса республики.

А сценарий кризисов на торговой периферии Европы предельно ясен на примере Египта и Турции — надо максимально обезопасить себя от ненужного импорта. Как некачественных товаров и контрабанды, так и разносчиков политического кризиса, коими является украинский правящий класс и элитарии.

Но кроме игры на опережение надо наконец-то перестать относиться к Украине как к политическому субъекту в Евразии. И начать относиться как к объекту — с соответствующей политической и экономической стратегией поведения союза на украинском направлении.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх