,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Существует ли альтернатива современной банковской системе?
  • 4 августа 2012 |
  • 15:08 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 1842
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
+5
Опять Нуриэль Рубини, профессор Нью-Йоркского университета, предрекает «идеальный шторм» в 2013 году, причем утверждает, что ситуация будет гораздо хуже, чем в 2008 году, поскольку подушка безопасности сильно «сдулась».

Удивляет бессилие экономической науки в борьбе с такой напастью как экономические кризисы. Однако если вспомнить изречение: «хочешь иметь то, чего никогда не имел, делай то, чего никогда не делал», то в голову невольно приходит простая мысль, а не создать ли финансовую систему, построенную на принципах, отличных от нынешних. Какие же это принципы?

Рассмотрим в качестве альтернативного варианта модель, построенную Фишером Блэком (Fischer Black). Имя Фишера Блэка хорошо известно в финансовом мире как одного из авторов формулы Блэка-Скоулза, которая предназначена для определения стоимости опциона и является венцом теории ценообразования на рынке опционов. К сожалению, Фишер Блэк (1938–1995) не дожил до 1997 года, когда Нобелевская премия была присуждена Майрону Скоулзу и Роберту Мертону, причем оба в один голос заявили, что первым претендентом на нее должен был быть именно Блэк, и Нобелевский комитет этого не отрицал; проблема заключалась в том, что согласно положению премия присуждается только здравствующим претендентам.
Не менее интересной, хотя, быть может, не столь известной, является модель мира без денег, которая была исследована Фишером Блэком, и о которой мы сегодня будем повествовать. Строго говоря, идея такого мира содержалась в одной из работ Нобелевского лауреата по экономике 1996 года Уильяма Викри. Еще в 1955 году Викри отмечал, что институциональная природа любой монетарной теории выявляется путем рассмотрения того, насколько далеко любая из этих теорий была бы применима к ситуации, в которой все сделки осуществляются посредством чека или некоторого подобного инструмента, и в которой банки покрывают свои операционные расходы всецело из оплаты услуг и платят процент по средним остаткам по ставкам, отражающим доход на их инвестиции, и в которой кредиты по текущему счету (овердрафты) оплачиваются довольно свободно, возможно, по дифференцированным процентным ставкам. Он высказал мнение, что для применения к таким обстоятельствам существующие теории должны были бы быть радикально изменены, если конечно они не станут полностью неприменимы.
Более подробно ситуацию, упомянутую Викри, рассмотрел и проанализировал Фишер Блэк в 1970 году. Он рассмотрел мир, в котором расчеты осуществляются посредством чеков, каковые традиционно относятся к ценным бумагам и не являются деньгами.

Модель мира без денег

Главные финансовые учреждения в этом мире – банки. Существует несколько крупных банков, конкурирующих между собой, с филиалами в каждом государстве, а также банки, деятельность которых более ограничена в географическом плане. Платежи в этом мире осуществляются посредством чеков. Из-за экономии на масштабе чекового клиринга будем считать, что в этом мире существует только одна главная клиринговая корпорация, управляемая либо банками, как единой группой, либо государством. Разумеется, чеки можно было бы заменить механизмом электронных платежей или пластиковыми картами, но рассуждения, которые следуют ниже, не находятся под влиянием этого предположения.
Люди, фирмы, государство будут просто иметь счет в банке, причем не будет никакой надобности проводить различие между счетами с положительными остатками на счете (депозитами) и счетами с отрицательными остатками на счете (ссудами).
Физическое лицо не имеет никаких денег. Оно имеет только счет в банке, причем следует заметить, что нет никакой разницы между вкладами до востребования и срочными вкладами. Его счет в банке, если он положительный, представляет все его безрисковые сбережения. Если счет физического лица отрицательный, то он отражает его заимствование. Его счет в банке вместе с его авуарами ценных бумаг и рыночных реальных активов представляет его общие сбережения.
Человек может выписать чек, который конвертирует его депозит в ссуду, или он может получить заработную плату, которая преобразует его ссуду в депозит. Пока его ссуда не превысит максимум, разрешенный банком, нет никакого интереса специально говорить об этих сделках.
Человек, который предполагает выплатить свою ссуду, не намерен приближаться к максимуму, исключая какие-то необычные обстоятельства. Выплата будет гибкой; пока банк находится в контакте с заемщиком и удовлетворен его способностью выплачивать долг, он не будет принуждать совершать погашение ссуды или процента в любом конкретном месяце или годе. Просто процент будет периодически обременять его счет и будет увеличивать его задолженность.
Если средний остаток клиента в самый последний период положителен, его счет будет кредитован на сумму процента; если его средний остаток будет отрицателен, то процент выступит в качестве дополнительного обременения его счета. Таким образом, не будет никакого резона для человека, чтобы иметь отдельный счет для ссуд и отдельный счет для депозита в банке: ему будет разрешено выписывать чек как при положительном, так и при отрицательном остатке на счете, а так как процент, который он платит, когда его счет отрицательный, будет больше чем процент, который он получает, когда его счет положительный, для клиента будет лучше (он будет более обеспечен), если оба счета будут объединены в один.
Корпоративные или государственные счета будут обрабатываться точно так же, как и счета физических лиц. Банк будет устанавливать перечень ставок и максимальные размеры ссуд, а счету будет позволено свободно колебаться, пока ссудная задолженность на нем не превысит максимума.
Юридические лица или государство также могут выписывать чеки против своего счета независимо от того, имеет ли счет положительный или отрицательный остаток.
Для федерального правительства процентная ставка по ссуде, вероятно, будет независима от размера ссуды, поскольку фактически отсутствует риск дефолта. Для банка не будет никакой надобности устанавливать максимальный размер ссуды для государства, поскольку он, по всей видимости, будет заинтересован давать взаймы государству столько, сколько оно захочет заимствовать. Федеральное правительство будет иметь очень большие отрицательные остатки в банках и будет использовать эти банковские ссуды вместо эмиссии облигаций и векселей. Общий объем заимствований федерального правительства будет ограничен законодательной властью, как это обычно делается в настоящее время. Будет определено соотношение между государственными расходами и доходами от налогов и из других источников. Значительные государственные расходы, которые не уравновешиваются налогообложением, привели бы к краху финансовой системы, точно так же, как это приводит к краху ныне существующую финансовую систему.
Банки будут выдавать ссуды людям, фирмам и государству. Они, вероятно, установят список процентных платежей для каждого заемщика, и затем позволят ему выписывать чеки на свой счет, которые увеличивают сумму его ссуды всякий раз, когда он нуждается в деньгах. Процентная ставка, уплачиваемая заемщиком, будет зависеть от таких вещей как размер заимствованной суммы, его благосостояния, его текущего дохода и перспектив его будущего дохода. Она также будет зависеть от имущественного залога, который он предоставляет банку в обеспечение своей ссуды. Банки, по-видимому, установят максимальную сумму, которую они предоставят любому клиенту, но этот максимум должен главным образом удерживать заемщика от принятия на себя очень большого долга и последующего объявления банкротства.
Банки будут конкурировать в установлении перечней процентных ставок по ссудам и в установлении комиссионных за оказание услуг (операционных сборов). Что касается процентной ставки по депозитам, то она будет стандартной оптовой ставкой. Люди, фирмы, государство и другие банки – все будут получать ту же самую процентную ставку по депозитам. Строго говоря, каждый банк может принимать депозиты на любых условиях, которые он захочет определить, и платить любую ставку процента по этим депозитам. Почему же банк будет вынужден выплачивать по депозитам стандартную оптовую ставку? Дело в том, что в мире без денег, описанном выше, банки зарабатывают прибыль на основе своего операционного сбора. Конкуренция вынудит банк либо платить оптовую ставку по депозитам, либо расплачиваться за более низкую ставку снижением операционного сбора. Блэк утверждал, что оптовая ставка будет более типичной, можно сказать – стандартной, потому что в банке, предлагающем более низкую ставку по депозитам и более низкий операционный сбор, возникнет тенденция к привлечению клиентов, которые хранят небольшие остатки, но осуществляют много сделок. В таком банке сложится неприятная тенденция – терять деньги в рамках депозитного бизнеса.
Практически все депозиты будут депозитами до востребования, ибо разницы в процентах по депозитам на срок и депозитам до востребования не будет.
Банки будут зарабатывать на управлении ссудами и на сопровождении сделок клиентов. Их прибыль по ссудам будет поступать от разницы между ставками, которые они устанавливают, и оптовой процентной ставкой, за минусом своих расходов. Их прибыль от сопровождения сделок будет поступать от разницы между их комиссионными по сделкам и их затратами на сопровождение сделок.
Банк будет стараться переманить к себе клиента с положительными остатками из другого банка, даже если тот просто внесет деньги, которые у него были в том (другом) банке, потому что он (банк) получит возможность проводить сделки, характерные для бизнеса клиента (и возможно также и других фирм). Банк будет заинтересован переманить и клиента с отрицательными остатками из другого банка, даже если ему придется наращивать депозиты, в которых он будет нуждаться, чтобы сбалансировать новую ссуду от первоначального банка, потому что он получает как ссудные операции клиента, так и сделки клиентского бизнеса (комиссионные по ним).
В этом мире будет существовать активный рынок межбанковского финансирования. Банк, который имеет больше депозитов, чем ссуд, будет за счет этого излишка финансировать другие банки, которые имеют больше ссуд, чем депозитов. Не будет никакого специального требования для отдельного банка, чтобы он имел небанковские депозиты равными небанковским ссудам, поскольку любой дисбаланс можно урегулировать через сделки с другими банками.
Вкладчики в такой банковской системе будут защищены несколькими способами. Во-первых, каждый банк будет обязан иметь капитал, равный определенной доле ссуд, и любые необычные потери по его ссудам будут восполняться из того капитала.
Во-вторых, основные банки будут настолько большими, что их портфели ссуд будут защищены обширной диверсификацией. Дефолт по единственной ссуде или по единственной группе ссуд не будет представлять опасности, потому что это будет очень маленькая доля общего портфеля банка.
В-третьих, государство может организовать страхование депозитов, чтобы обеспечить защиту против катастрофических потерь, которые затрагивают большую долю ссуд во всех портфелях банков.
Поскольку банки не будут ограничены в выдаче ссуд для бизнеса, они будут в состоянии предоставлять большую часть ссуд, которые требуются для бизнеса, как на короткие, так и на длинные сроки. Для бизнеса не будет никакого резона осуществлять заимствования путем эмиссии долговых ценных бумаг на открытом рынке; банки смогут, по-видимому, предложить ссуды по той же самой процентной ставке, которую потребовал бы рынок, и стоимость получения кредита, вероятно, будет меньше чем стоимость публичной эмиссии долговых ценных бумаг. Фирмы будут получать часть своего капитала в качестве банковских кредитов, а остальную часть благодаря ценным бумагам, особенно обыкновенным акциям. Не будет никакого фиксированного правила о том, какую часть своего капитала бизнес получает в виде кредитов; некоторые фирмы будут иметь большие ссуды, в то время как другие не будут их иметь вовсе. В любое время фирма может выпустить обыкновенные акции, чтобы погасить часть своих ссуд, или увеличить объем своих ссуд, чтобы выкупить некоторую часть своих обыкновенных акций.
Блэк утверждает, что в этом мире нет ничего, что можно было бы обоснованно назвать количеством денег. Кто-то может сказать, что суммарная величина всех положительных счетов в банках представляет собой количество денег. Увы, это создает полностью произвольное различие между положительными и отрицательными банковскими счетами. И означает, что количество денег будет изменяться каждый раз, когда человек передает кредит, выписывая чек, со своего отрицательного счета на положительный счет другого человека в банке.
Другие могли бы сказать, что чистая стоимость всех счетов в банке – как положительных, так и отрицательных – представляет собой количество денег. Но чистая стоимость всех счетов в банке – это просто капитал этого банка. Он равняется активам банка (выданным ссудам) минус долги банка (его депозиты). Таким образом, чистая стоимость всех счетов в банке равняется совокупной стоимости всех ценных бумаг банка (будем считать, что банк акционерное общество). Едва ли мы захотели бы назвать это количеством денег.
Третьи могли бы сказать, что величина всех потенциальных дополнительных ссуд по всем счетам является количеством денег. Они сказали бы, что количество денег на положительном счете представляет собой остаток на этом счете плюс максимальная сумма, которую банк позволил бы клиенту заимствовать, а количество денег на отрицательном счете равняется разнице между максимальной суммой, которая может быть заимствована, и реально заимствованной суммой. Но проблема в том, что максимальный размер ссуды, который установлен для клиента банка, произволен, и предназначен для того, чтобы удержать его от преднамеренного «ухода» в банкротство. Он не предназначен для ограничения суммы долга, который клиент желает на себя принять, лишь бы клиент был в состоянии его погасить. Фактически ни один человек не заинтересован заимствовать до максимального значения, потому что он желает иметь доход и кредитоспособность для будущего потребления, если только он не живет одним днем. Таким образом, количество денег, определенное подобным образом, не будет иметь никакого экономического значения. В то же время Блэк признает, что есть случаи, когда это определение количества денег будет иметь экономическое значение. Предположим, например, что максимальная сумма ссуды для любого человека установлена равной предполагаемой общей стоимости его благосостояния, включая реальные активы, финансовые активы, и настоящую стоимость его будущего дохода. Тогда это последнее определение количества денег будет просто равно общему богатству общества. Точно так же, если максимальная сумма ссуды установлена в размере стандартного процента от общей стоимости богатства, принадлежащего физическим лицам, а также юридическим лицам и государству, это последнее определение количества денег будет равно стандартному проценту совокупного богатства сообщества. Следовательно, хотя определение имеет экономическое значение, не приемлемо называть его количеством денег.
В изображенном мире не существует никаких государственных облигаций, потому что государство просто заимствует у банков точно таким же образом, как заимствуют физические и юридические лица. Нет никакой разницы между ссудами государству и другими ссудами, поэтому нет никакой причины рассматривать их раздельно. Таким образом, нет смысла рассматривать государственные облигации как часть количества денег или квази-денег.
Поскольку не существует никакого количества денег, то понятно, что оно никогда не сможет оказывать какое-либо влияние на экономику этого мира. Количество денег, поскольку такого понятия не существует, не может затронуть национальный доход, занятость, или уровень инфляции.
Поскольку не существует никакого количества денег, которое следовало бы контролировать, то отпадает какая-либо надобность в центральных банках, которые этот контроль осуществляли. Банки не ограничены в суммах, которые они могут давать взаймы в соответствии с резервными требованиями; поэтому нет никакой необходимости в том, чтобы изменять их резервные позиции через операции на открытом рынке, или чтобы делать изменения в правилах, связывающих резервы с общими банковскими активами.
Вывод, который отсюда напрашивается, таков – в отсутствие центральных банков банковская система и экономика в целом функционирует более эффективно (если хотите, с бόльшим к.п.д.). Кому-то этот тезис покажется еретическим. Однако вспомним, что Федеральная резервная система США (аналог центральных банков в других странах) появилась только в конце 1913 года, хотя банковская система существовала и до этого. И что, уберегла она США от Великой Депрессии или от нынешнего мирового кризиса? Не уберег и Банк России нашу экономику от кризиса 1998 года, равно как и от кризиса нынешнего.
Справедливости ради, надо отметить, что этот вывод далеко не нов. Например, Джеймс Тобин, являвшийся в 1961–1962 годы руководителем Экономического совета при президенте США Дж. Ф. Кеннеди, участвуя в публичной дискуссии по экономической политике правительства, развернувшейся в 1961 году, опубликовал в январском номере журнала «Challenge» статью, критикующую жесткие меры Федеральной резервной системы в сфере денежного обращения. Тобин доказывал, что эти меры будут противодействовать попыткам администрации президента Кеннеди повысить уровень занятости и производства. Позднее Тобин стал одним из наиболее активных критиков экономической политики президента Рональда Рейгана и проводимой Федеральной резервной системой жесткой финансовой политики.
В то же время Блэк признает, что банки в его модели могут быть подвержены требованиям к капиталу. С них можно потребовать, чтобы они имели капитал равный некоторому минимальному проценту от их кредитов. Но это требование не является ограничением на общий объем ссуд, которые банки могут выдать, потому что они всегда могут выпустить новые обыкновенные акции, чтобы увеличить любое дополнительное количество капитала, в котором они, возможно, нуждаются.

Что изменится, если добавить наличные?

Блэк рассмотрел и другой вариант модели, который более близок к современной действительности. В нем вводятся деньги. Деньги печатает государство и выпускает их столько, сколько потребуется банкам. Когда банк получает деньги от государства, он кредитует его счет суммой полученных денег. Затем банк передает деньги людям согласно их просьбе. Когда банк выдает деньги человеку, который имеет счет в банке, он просто уменьшает остаток на его счете на взятую сумму. Когда банк выдает деньги человеку в обмен на чек, выписанный на другой банк, он будет уменьшать остаток другого банка (или увеличивать свой остаток в другом банке). Количество денег, удерживаемых людьми и фирмами, будет определяться объемом незначительных платежей, а также издержками и неудобством совершения оплаты чеком или кредитной картой. Пока процентная ставка по банковским счетам положительна, человек будет стремиться удерживать количество денег, которое он имеет при себе, на минимально необходимом уровне, потому что деньги не приносят никакого процента.
Количество денег, удерживаемых банками, будет определяться структурой изъятий и внесений денег людьми и фирмами в течение дня и издержками совершения сделок с государством. Государство будет выпускать деньги или изымать их из обращения в любое время. (Согласно Конституции Российской Федерации эмиссию денег от лица государства осуществляет Центральный банк России). Таким образом, количество денег, находящееся в обращение в любое время будет определяться исключительно потребностями людей и фирм, а поэтому не будет никакой надобности в каком-либо федеральном органе, который бы устанавливал количество денег в обращении. Коль скоро наличные не будут дозироваться центральным банком, их количество не будет влиять на экономику, поскольку в рассмотренном случае нет смысла говорить об их избытке или недостатке – их всегда столько, сколько нужно. Таким образом, даже когда наличные добавляются в рассматриваемую модель, количество денег не может иметь никакого влияния на производство, занятость или цены, потому что «количества денег» не существует.
Те, кто полагает, что центральный банк может повлиять на реальный сектор экономики, часто говорят, что это может быть осуществлено путем оказания воздействия на совокупный спрос на товары и услуги. В общем, их аргумент сводится к тому, что центральный банк может сделать ссуды более легкими для получения и более дешевыми, а это приведет к расширению совокупного спроса, и что он может также сделать ссуды менее доступными или более дорогими, в результате чего сократится совокупный спрос. Считается, что высокий совокупный спрос приводит к снижению безработицы, но быстрой инфляции; в то же время предполагается, что низкий совокупный спрос приводит к высокому уровню безработицы, но устойчивым ценам. Иногда этот аргумент фокусируют на ссудах, которые фирмы используют для покупки средств производства, а иногда его сосредоточивают на ссудах, которые люди используют, чтобы купить товары потребления.
Однако этот аргумент упускает из виду тот факт, что банки должны иметь депозиты для всех своих ссуд. В модели Блэка, когда банк позволяет одному человеку заимствовать, он должен привлечь дополнительный депозит, равный заимствованной сумме.
Когда один человек решает расходовать больше, некоторый другой человек должен решить расходовать меньше. Заимствование должно уравниваться предоставлением ссуды; увеличение в одном должно быть уравновешено увеличением в другом. Таким образом, дополнительный спрос на товары потребления одного человека должен быть уравновешен снижением спроса на товары потребления другим человеком. Так что совокупный спрос не затрагивается.
Даже когда центральный банк в состоянии повлиять на желательный баланс между потреблением и инвестициями, это не означает, что он таким образом способен повлиять на совокупный спрос. Увеличение желаемых сбережений, которое уравновешивается снижением в желаемом потреблении, будет оставлять совокупный спрос неизменным. Центральный банк может увеличить заимствования, только если он увеличит предоставление ссуд, и он может ограничить заимствования, только если он ограничит кредитование. Ограничение заимствований и кредитования вызовет неэффективное и нерациональное использование ресурсов, но не ясно, что это как-то повлияет на совокупный спрос.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх