,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Правда для МВФ: как мы живем без их денег
Миссия МВФ уже в Украине и ведет переговоры. От вашингтонских визитеров ждут больше, чем от Санта Клауса на Рождество: сразу два транша кредита stand by. Аналитики яростно спорят, есть ли у нас шанс получить деньги, не повышая цену на газ. В Нацбанке с пессимизмом констатируют, что отрицательное сальдо платежного баланса составило $5,5 млрд. Однако цифры Госстата (если они правдивы) заметно улучшают настроение: по некоторым отраслям рост производства превысил 100%. А импорт в основном направлен не на потребительский сектор, а на техническое перевооружение…

Вот уже почти полтора года Украина живет без кредита МВФ. Последний транш кредита stand by по второй программе (Меморандум был подписан в июле 2010 года) был выделен летом прошлого года. В декабре 2010-го МВФ пообещал, но не дал еще $1,6 млрд. – работавшая в марте в Киеве миссия не стала рекомендовать совету директоров принимать положительное решение по выделению очередного транша.

Сейчас в правительстве допускают, что два транша программы stand by могут быть объединены в один, что позволит пополнить валютные резервы Нацбанка сразу примерно на $3 млрд. Об этом говорил первый заместитель министра финансов Анатолий Мярковский. Впрочем, источники, близкие к офису МВФ, не подтверждают, что у дирекции Фонда есть такие планы. И вообще, они пока ничего не комментируют. Зато наши аналитики делают это охотно.

Первый самый популярный вопрос – повлияет ли на решение совета директоров МВФ приговор по делу Юлии Тимошенко. Известный финансовый аналитик Эрик Найман уверен, что повлияет. «После приговора Юлии Тимошенко вопрос выделения транша может быть рассмотрен не только с экономической, но и с политической точки зрения», – говорит он.

С Найманом не соглашается экс-министр финансов Украины Виктор Пинзеник. «Я никогда не знал политического поведения Международного валютного фонда и, надеюсь, не буду знать, – сказал он. – В 2008-2009 годах оно не имело ничего политического. То, что некоторые считали, что оно связано с фамилией премьера, это глубокая ошибка. Поведение МВФ было связано исключительно с экономической ситуацией в Европе и мире. И никакого отношения к политике не имеет. По моему мнению, этот институт не будет делать никаких политических вещей».

С моей, сугубо личной точки зрения, версия о том, что американцы воспользуются правом вето на решение о предоставлении Украине кредита из-за дела Тимошенко, несколько натянута. Тимошенко сидит только несколько дней, а кредит нам не дают уже полтора года. И отнюдь не из политических соображений, а по причине невыполнения одного из двух ключевых пунктов Меморандума: поэтапного поднятия цены на газ до уровня рентабельной стоимости. Второе требование – насчет проведения пенсионной реформы – Украина выполнила.

«Без повышения тарифов на газ транш не будет получен, – однозначно заявляет исполнительный директор Международного Фонда Блейзера Олег Устенко. – Если со стороны МВФ и будут какие-то уступки, вряд ли они будут касаться НАК «Нефтегаз Украины». МВФ настаивает, что нужно вывести государственные финансы на бездефицитный уровень…».

В отличие от Олега Устенко, Эрик Найман допускает, что можно убедить Фонд отказаться от требования по тарифам на газ. «Если удастся доказать, что НАК не обанкротится и без повышения цен на газ для населения, то тогда МВФ может уступить требованиям Украины не повышать цену на газ», – считает он.

Конечно, Фонду бы в уши слова Наймана, но что-то мне подсказывает – прав Устенко. МВФ редко проявляет гибкость и меняет согласованные правила. Поэтому, раз мы уже под ними подписались, выхода нет – придется повышать. Вопрос лишь, судя по всему, в цифре: украинская сторона на переговорах будет отстаивать минимальное повышение цены.

Теперь к вопросу, который может показаться банальным, но при этом оставаться ключевым всего этого «шороха»: а нужны ли нам деньги МВФ? Именно деньги, потому что программа МВФ в Украине все это время работала, не закрывалась, но траншей мы не получали.

Тут мнения расходятся даже на правительственном уровне. В конце августа, когда стало известно о переносе миссии МВФ с сентября на октябрь-ноябрь, премьер Николай Азаров сказал, что Украине достаточно программы МВФ, а деньги не обязательны. «Я отвечаю за финансы страны, и говорю: транш не нужен. Для чего я буду увеличивать внешний государственный долг, кто мне может ответить? Для чего я буду ухудшать параметры страны на международных рынках и привлекать эти $2-3 млрд.? Кстати, которые идут не в бюджет и не на финансирование дефицита бюджета, а на увеличение валютных ресурсов страны, на поддержание стабильности. У нас разве есть проблемы какие-то?», – сказал он.

Другое мнение у руководства Нацбанка, который собственно и выступает реципиентом МВФовских денег. Оно не высказывает его так прямо, но вполне прозрачно намекает, публикуя в день приезда МВФ соответствующим образом подобранную статистику.

«За 9 месяцев 2011 года отрицательное сальдо текущего счета платежного баланса Украины составило $5,5 млрд., – говорится в сообщении Нацбанка Украины, обнародованном 24 октября. – За аналогичный период 2010 года, как подчеркивают в НБУ, отрицательное сальдо составляло $506 млн. Формирование столь значительного дефицита текущего счета является следствием расширения внутреннего инвестиционного спроса, что влечет сохранение значительных объемов импорта. Дефицит текущего счета в сентябре остался на уровне предыдущего месяца и составил примерно $1 млрд.». Кроме того, Нацбанк пожаловался на потерю своих валютных резервов в размере $1,8 млрд. из-за того, что ему пришлось перекрывать дефицит платежного баланса за счет валютных резервов.

Ну, то, что Нацбанк потратил валютные резервы, – это плохо. С другой стороны, не устраивал бы шоу с паспортами и отпустил немного гривну (до 8,2 грн. за доллар), потерял бы меньше.

Но вопрос в другом: катастрофично ли для Украины то, что разница между доходами от импорта и экспорта товаров увеличилась почти в 11 раз и составила минус $5,5 млрд.? Это как смотреть. Чтобы не быть голословными, мы взяли официальную статистику за январь-сентябрь 2011 года и проанализировали, во-первых, как растет промышленность, во-вторых, что закупают.

Так, общий прирост промышленной продукции по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года составил 8,6%. Что само по себе неплохо. Рост выпуска продукции наблюдалось почти по всем основным видам промышленной деятельности. Это означает, что цифра не случайна и динамика идет по всем отраслям сразу.

Например, в добывающей промышленности производство продукции по сравнению с январем-сентябрем 2010 года увеличилось на 6,7%, в том числе на предприятиях по добыче металлических руд – на 2%, каменного угля – на 14%.

В легкой промышленности прирост продукции составил 9,3%, в том числе в текстильном производстве – 11,2%, производстве одежды, меха и изделий из меха – 8%, кожи, изделий из кожи и производство обуви – 9,4%.

В перерабатывающей промышленности прирост производства составил 9,6%. При этом производство продуктов, спиртных напитков и табачных изделий уменьшилось на 2,2%, в том числе в производстве напитков – на 10,7%, кондитерской, молочной и табачной промышленности – соответственно на 1,5%, 6,6 % и 6,3%. То есть сами мы кушать стали меньше, а на экспорт отправлять больше.

Подтянулись металлурги: сталевары и производители готовой металлопродукции показали рост продукции 11,7%, в том числе на предприятиях по выпуску чугуна, стали и ферросплавов – 9,6%, труб – 30,2%, других видов первичной обработки стали – 9%, цветных металлов – 3,2%, готовых металлических изделий – 17%.

В машиностроении выпуск промышленной продукции увеличился на 20,4%, в том числе в производстве автомобильного транспорта – на 33%, машин для сельского и лесного хозяйства – на 32,6%, железнодорожного подвижного состава – на 37%, электрических машин и оборудования – на 16,6%, машин для добывающей промышленности – на 22,3%, аппаратуры для радио, телевидения и связи – на 1,6%.

Рост объемов строительства колебался в пределах 11,8%-12,8% по разным видам работ. Но больше всего выросло сельское хозяйство (на 113,7%, в том числе на сельскохозяйственных предприятиях – 115,7%, хозяйствах населения – 112,3%). Правда, это фактор большого урожая, и, кроме как сказать спасибо погоде, тут комментировать нечего.

Что, безусловно, заслуживает оценки, так это вопрос импорта-экспорта. По цифрам он особо не радует – $44 млрд. экспорт и $52 млрд. импорт. Перекос в сторону импорта $8,2 млрд. Но прежде, чем хвататься за голову, нужно посмотреть на номенклатуру закупаемых товаров. Это не бытовая техника и не шмотки, как было совсем недавно.

Цитирую выводы Госстата: «В общем объеме импорта товаров увеличилась доля топлива нефти и продуктов ее перегонки, механических машин, средств наземного транспорта, кроме железнодорожного, электрических машин. Уменьшилась доля пластмасс, полимерных материалов, фармацевтической продукции, бумаги и картона, руд и т. д. Активнее всего осуществляли экспортно-импортные операции предприятия Киева, Донецкой, Днепропетровской, Луганской, Запорожской и Киевской областей…».

Что это означает? Что на промышленных предприятиях, сосредоточенных в Донецкой, Днепропетровской, Луганской и Запорожской областях, идет масштабное техническое перевооружение. Закупается дорогостоящее оборудование. Высокая цена на газ и необходимость снижать себестоимость для повышения конкурентоспособности продукции заставили олигархов вытянуть деньги из «кубышек» и всерьез заняться энергосберегающими и прочими технологиями.

То, что «кривой» платежный баланс не мешает росту ВВП, отмечают даже зарубежные издания. «Украинская экономика сохраняет показатель роста 4%, тогда как в большинстве европейских стран этот показатель не превышает 1%, – пишет газета El País. – Но при этом испытывает серьезные проблемы с дефицитом платежного баланса. И если сомнений в способности Украины выполнить свои финансовые обязательства пока нет, то ее возможность покрыть финансовые потребности в среднесрочной перспективе за счет валютных резервов вызывает вопросы…».

Вопросы, конечно, есть. Но связаны они главным образом с необходимостью возвращать долги, «нахапанные» в период экономического благополучия. «Проблема в том, что половина внешних обязательств банков и частного сектора – краткосрочные кредиты, для погашения которых необходим постоянный приток иностранного капитала, тогда как за последние два года прямые иностранные инвестиции сократились вдвое, а внешняя торговля продолжает страдать из-за замедления темпов роста основных торговых партнеров Украины – России и Турции», – пишет El País. По мнению газеты, в этой ситуации помощь международных организаций представляется единственным решением в среднесрочной перспективе.

В принципе, испанские журналисты правы: кредиты МВФ нужны нам сейчас исключительно, чтобы отдавать… кредиты МВФ, взятые раньше. И, если транша опять не дадут, будет очень тяжело. Но сейчас. Зато легче потом. Как известно, чем больше берешь, тем больше и отдавать. А финансовая игра – это не наш конек.

Очевидно, что Украина не имеет особых шансов стать мировым центром финансовых спекуляций, переплюнув в этом Швейцарию или Сингапур. А вот зарабатывать своим трудом на производстве того же металла мы еще будем долго. И то, что сейчас производства модернизируют, – это очень хорошо. Закончат модернизировать – начнем развивать программу импортозамещения. Тогда и сальдо всех балансов (платежного и торгового) постепенно придет к пристойному знаменателю. Так что Нацбанку не стоит дергаться: им бы день простоять, да ночь продержаться. Кому сейчас легко?..


Галина Акимова



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх