,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Мировая экономика в опасной зоне
  • 27 сентября 2011 |
  • 17:09 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 648
  • |
  • Комментарии: 2
  • |
Последние события в США и Европе говорят о том, что мировой финансово-экономический кризис не только не завершился, но продолжает углубляться, обещая новые потрясения планетарного масштаба…

В представленном 20 сентября в Вашингтоне обновленном докладе «Перспективы развития мировой экономики» МВФ прогнозирует, что рост экономики США в 2011 году составит 1,5%, а в 2012 году – 1,8%. Как видим, прогноз более чем скромен, особенно с учетом того, что только официальная безработица в США вот уже несколько лет не опускается ниже 9%.

Еврозона вообще приблизится к состоянию стагнации - после роста экономики на 1,8% в 2010 году и 1,6% в 2011, в будущем году ожидается рост всего на 1,1%. Да и эти 1,1% возможны только в том случае, если европейские политики незамедлительно приступят к реализации договоренностей, достигнутых в ходе кризисного совещания в Брюсселе в июле этого года, то есть увеличат стабилизационный фонд (EFSF) до 440 млрд. евро и окажут финансовую помощь странам - должникам.

Как заявил главный экономист МВФ Оливье Бланшар, мировая экономика вошла в новую опасную фазу. Темпы восстановления значительно замедлились, а издержки резко выросли. А накануне рейтинговое агентство Standard & Poor's добавило поводов для беспокойства, понизив на одну ступень кредитный рейтинг Италии. В словах О.Бланшара прозвучала неуверенность в способности европейских правительств действовать решительно: «Рынки все с большим скепсисом относятся к способности политиков и правительств стабилизировать свой государственный долг. Озабоченность перекинулась со стран, находящихся на периферии Европы, на страны, находящиеся в самом ее центре, а также на других - Японию и даже Соединенные Штаты».

Эта обеспокоенность налицо и в Греции. Международные кредиторы пытаются предотвратить потенциально катастрофический дефолт, закачивая в ненадежную банковскую систему Греции дополнительные ресурсы, но, если верить новому докладу агентства Fitch Ratings, даже с этими вливаниями греческий дефолт неизбежен.

США: возвращение к Джону Кейнсу

В борьбе с кризисом США и Европа идут разными путями. Путь Барака Обамы напоминает отчасти «новый курс» Франклина Рузвельта, в основу которого была положена экономическая идеология британского экономиста Джона Кейнса, бывшего в годы Великой депрессии советником президента США. Кейнс считал, что наиболее крупные недостатки современного ему капитализма – это значительная безработица, а также произвольное и несправедливое распределение богатств. Выход из этого положения ученый видел в переходе к основанному на системе государственного регулирования социально направленному, согласованному с государством свободному предпринимательству.

Британский экономист не боялся роста денежной массы. Наоборот, он считал, что, столкнувшись с кризисными явлениями в экономике, государство должно открывать «денежный кран». Денежные вливания, полагал Кейнс, стимулируют потребление, следовательно, оживляют производство и создают рабочие места.

Следуя рецептам Кейнса, Рузвельт уже за первые 100 дней пребывания в Белом доме добился впечатляющих результатов. Официальный индекс промышленного производства вырос с 56 в марте до 101 к началу июля 1933 года. Розничные цены на продовольствие повысились лишь на 10 пунктов. Зато занятость превысила уровень марта на 4 млн. человек!

Барак Обама, несмотря на отчаянное сопротивление республиканцев, тоже открыл с той же целью, что и его великий предшественник, и даже более щедро, «денежный кран», но результатов нет. Колебания американской экономики между стагнацией и рецессией продолжаются и «света в конце туннеля» пока не видно.

Вот последний пример. Федеральная резервная система (ФРС) запустила 21 сентября новые меры по стимулированию экономики США, решив изменить структуру портфеля облигаций в пользу более «длинных» бумаг и не снижать инвестиции в ипотечные облигации. ФРС, пытаясь поддержать экономику США, идет на беспрецедентные шаги. Одновременно Барак Обама добивается утверждения в Конгрессе его плана по созданию новых рабочих мест, на реализацию которого он запросил 447 млрд. долларов.

Однако американский фондовый рынок на новые инициативы по стимулированию экономики ответил очередным проседанием. Индекс Dow снизился 21 сентября на 1,35%, индекс S&P - на 1,54%, а индекс Nasdaq - на 0,35%. Вслед за США покатились вниз азиатский, российский и европейский рынки. Все это говорит только об одном: уже сами субъекты капитала не верят в то, что с кризисом можно справиться.

Европа: по заветам Милтона Фридмана

Путь европейцев – это заимствование идеологии лидера Чикагской экономической школы Милтона Фридмана, теоретически обосновавшего неолиберализм.

Когда в начале 1970-х послевоенный экономический бум сменился глубоким спадом, ростом инфляции и безработицы, произошел отказ от кейнсианства, то есть государственного регулирования экономики, или политики «встроенных стабилизаторов». Кстати, спад этот совпал во времени с высшими достижениями в экономике и социальной политике Советского Союза, что, видимо, не было случайностью.

В условиях усиления воздействия СССР на мировые процессы развитые капиталистические страны уже не могли в прежнем объеме выполнять программу классовых компромиссов, основанных на уступках наемному труду, — обеспечение полной занятости и предоставление социальных гарантий, характерных для периода экономического роста.

Понадобилась смена курса. Фридман обосновал новую политику, представив вмешательство государства причиной кризиса и настаивая на возвращении к «свободному рынку». Он выступил против социальной помощи и против обязательного минимума зарплаты. Фридман считал, что государство в экономике должно иметь лишь одну функцию – жестко контролировать денежную массу, подавляя инфляцию, а все остальное, то есть количество безработных, нищих и богатых, голодных и сытых, утрясется само по себе. По этому пути пошли сейчас политики Европы, экономя везде и на всем, гася покупательную способность населения. Сейчас, конечно, не 30-е годы прошлого века, и многое из того, что производится в Европе, могут купить Китай, Индия и другие азиатские страны, однако экспорт не заменит внутренний рынок. Тем более что и в Азии происходит снижение экономической температуры.

Результаты европейцев общеизвестны. Уровень безработицы в ЕС достигает 10%. Греция подошла к дефолту. Не многим лучше ситуация в Италии и Испании. Появились проблемы у Франции. Только ленивый не говорит сейчас о возможности распада еврозоны и даже о крахе евро.

Ведущий французский экономист Жак Сапир 20 сентября на страницах издания «Marianne-2» заявил, что «сегодня евро умирает». «… Помимо кризиса в отдельных странах, объясняемого каждый раз разными причинами, помимо кризиса управления еврозоной, предсказуемого, но порождающего противостояние Германии и Франции, именно единая валюта, сам евро, находится в кризисе», - констатирует Жак Сапир.

Коварная норма прибыли

Возникает, однако, вопрос: почему ни американский, ни европейский варианты преодоления кризиса не срабатывают? Время идет, а «невидимая рука» ничего по полочкам не расставляет.

Общеизвестно, что целью капиталистического производства является производство прибыли путем присвоения прибавочного труда. Стремление к максимизации прибыли мотивирует субъектов капитала к расширению производства и его технико-технологическому совершенствованию.

Однако эта, казалось бы, непреодолимая тенденция со временем упирается в действительно непреодолимое препятствие. Постоянное технико-технологическое обновление производства (чему также способствует конкуренция) при увеличении масштабов производства и сохранении того же количества рабочих или даже их сокращении неминуемо ведет к относительному уменьшению переменного капитала по сравнению с постоянным. Однако, поскольку именно переменный капитал является источником прибыли, возрастание постоянного капитала по сравнению с переменным имеет своим результатом «постепенное снижение общей нормы прибыли» (К.Маркс).

Нельзя сказать, что капитализм с этой угрозой не боролся. Не только боролся, но и добивался немалых успехов. Повышение уровня эксплуатации труда (в том числе благодаря «системе Тейлора»), снижение зарплаты ниже стоимости рабочей силы (особенно в кризисные времена), включение мировой периферии в капиталистический рынок, внешняя торговля, опирающаяся на военно-политический диктат, установление контроля над месторождениями металлов и энергоносителей (как сейчас происходит в Афганистане, Ираке, Ливии), благодаря чему удешевляются элементы постоянного капитала, «ножницы цен» на сырье и готовую продукцию – все это примеры такой борьбы.

Особенно помогло мировому капитализму падение СССР - теперь уже не надо было отвечать на социальные вызовы со стороны «реального социализма» и заниматься повышением жизненного уровня собственных трудящихся. В развитых капиталистических странах начался быстрый демонтаж социально ориентированной экономики. Были сокращены расходы на социальную сферу, произошла массовая приватизация объектов государственной собственности, увеличилась безработица.

В то же время капитал получил возможность «освоить» пространство бывшего Советского Союза и Восточной Европы и выкачать сверхприбыли из этих двух регионов.

Все «хорошее» рано или поздно кончается

Однако все «хорошее» рано или поздно кончается. Масштабы Восточной Европы для транснациональных корпораций, оперирующих десятками и сотнями миллиардов долларов, оказались незначительными. Что же касается поразительно богатой ресурсами России, здесь после завершения эпохи Бориса Ельцина стали осознавать, наконец, что национальные интересы состоят не только в следовании западной социально-экономической модели.

«Северный» и «Южный» потоки – это не просто транзит газа, не зависящий от непостоянного в своей любви Киева. Это, прежде всего, экономическое равенство в отношениях с Европой и, следовательно, дополнительные средства на столь необходимую модернизацию.

Да и в той же Восточной Европе Россия кое-что прикупила. За последние 3 года российские фирмы приобрели в Восточной Европе имущество на 2,8 млрд. долларов, между тем как за предыдущие 17 лет - лишь на 2,4 млрд. Сбербанк РФ в июле договорился купить 9 восточноевропейских подразделений Oesterreichische Volksbanken (Австрия) за 645 млн. евро. РЖД подала заявку на приобретение контрольного пакета грузового подразделения польских государственных железных дорог.

Польша сопротивляется российским инвестициям, но тоска по финансовым вложениям влияет на подход к делу. ТНК-BP участвует в торгах по покупке мажоритарного пакета нефтеперерабатывающего завода Grupa Lotos в Гданьске, на родине движения «Солидарность».

Американский деловой еженедельник «Business Week» уже проявляет беспокойство: «Богатые российские компании нашли себе новую цель - Восточную Европу. Самое удивительное, что им в этом помогают правительства региона, обремененные долгами и бюджетными дефицитами». Удивляться не стоит. Россия превратилась в заметного в мире инвестора. А деньги «русским медведем» не пахнут. Они пахнут только свежей типографской краской и новыми рабочими местами для тех же поляков.

Между тем иссякает еще один источник борьбы с понижением нормы прибыли. В мировой экономике и политике все более основательно утверждается Китай. Он уверенно наступает не только на периферийные пространства, где ранее доминировал западный капитал, но и проникает на территорию собственно Запада, скупая предприятия и государственные облигации.

Еще одна неприятность для Запада – монопольное положение Китая на рынке редкоземельных металлов (РЗМ). КНР добывает около 97% всех редкоземельных металлов в мире и диктует цены на них, поскольку в других странах производство либо не развито, либо уже закрыто по экологическим причинам. Между тем без этих металлов невозможно современное высокотехнологичное производство. РЗМ используются во множестве продуктов — в гибридных автомобилях, компьютерах, телевизорах, энергосберегающих лампах, суперпроводниках, в военной промышленности. Это сырье, без которого была бы невозможна жизнь современного человека.

В свою очередь, китайские рабочие на предприятиях, принадлежащих западному капиталу, требуют повышения зарплаты. И ее приходится повышать. Не вернешь ведь производство в Канзас или Оклахому, где потребуют еще больше. Да и хлопотное это дело – перенос производства из страны в страну. Поэтому, хотя в США и раздаются время от времени голоса о необходимости реиндустриализации страны, их предпочитают не слышать.

Западный капитал уже не в состоянии затормозить, как бывало прежде, процесс снижения нормы прибыли. События на Ближнем Востоке и в Северной Африке – это, видимо, одна из последних попыток переломить ход событий. Однако не следует думать, что на «арабскую весну» не последует адекватный ответ - в той или иной форме - со стороны Китая, для которого доступ к энергоносителям имеет решающее значение…

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх