,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Хозяин - барин. Экономика Украины переходит в руки узкого круга бизнесменов
0
Национальная экономика переходит в руки узкого круга бизнесменов, вырываясь в мировые лидеры по количеству бизнесменов-монополистов, - пишет Максим Бироваш в №25 журнала Корреспондент от 1 июля 2011 года.


В холле центрального офиса Антимонопольного комитета Украины (АМКУ) посетителей встречает огромный плакат - Конкуренция несет процветание. По сути верно. Но в отечественных реалиях этот лозунг выглядит насмешкой над действительностью.

Вся тяжелая промышленность страны фактически контролируется всего пятью бизнесменами, авиаперевозки - тремя, рынок курятины - двумя, производство минудобрений - одним предпринимателем. Эту досадную информацию подтвердил рейтинг самых богатых украинцев Корреспондента, опубликованный в июне, - Золотая сотня.

Отечественная экономика всегда была чрезмерно монополизирована, однако в последнее время ситуация усугубилась. Вадим Браиловский, генеральный директор компании European Capital Management, отмечает, что за последний год в 29 отраслях экономики страны уровень монополизации существенно вырос. Речь идет о рынке нефтепродуктов, энергетике, металлургии, транспортных услугах, химпроме и многом другом.

"Монополии окружают себя лоббистами во власти, под них пишутся законы, и конкурировать с ними просто невозможно", - делает последний мазок на этом мрачном полотне Владимир Лановой, президент Центра рыночных реформ.

Миллиардеры защищаются. В частности, Дмитрий Фирташ поясняет, что укрупняет свой бизнес в Украине для того, чтобы стать мощным транснациональным игроком.

Факт неоспоримый: только большие вертикально интегрированные корпорации способны составить конкуренцию на внешних рынках. Однако у немецкого политолога Александра Рара, как всегда, есть одно но.

"Такие монополии никогда не станут транснациональными компаниями, так как европейцев не заставишь покупать, например, только украинский трубопрокат - говорит аналитик. - Но у себя в стране они смогут зарабатывать на каждом гражданине ровно столько, сколько позволит государство".

В концентрированном виде

Украинской экономикой управляют около десятка предприятий-монополистов, утверждает Браиловский. По мнению эксперта, результат этого - неоправданный рост внутренних цен на газ, электроэнергию, бензин, железную руду, минудобрения и прочие жизненно важные для экономики продукты.

Свои намерения сконцентрировать активы в одних руках не прячут от общественности и сами миллиардеры. Один из них Фирташ, чей капитал за год увеличился с $ 354 млн до $ 2,25 млрд - этот факт сделал предпринимателя чемпионом Украины 2011 года по скорости накопления активов.

Всего за полгода Фирташ, глава совета директоров Group DF, стал хозяином двух новых химкомбинатов - ЧеркассыАзота и горловского Стирола. В итоге из шести существующих производителей минудобрений четыре - под его контролем. И Фирташ точку еще не поставил: заявленная цель - 100%-й контроль.

"Для нас важно купить здесь все что получится, а потом покупать вне Украины", - так миллиардер ознаменовал начало своей кампании по скупке крупнейших химических предприятий.

При этом Фирташ просит не называть его монополистом. "А возьмите отдельно Одесский припортовый, возьмите Днепразот, возьмите россиян, которые имеют склады в Украине, - перечисляет он своих конкурентов. - Я уже не говорю о многих других компаниях. И станет очевидно, что я не монополист".

Но эксперты тоже умеют считать. По словам Антонины Давиденко, аналитика инвестиционной компании Concorde Capital, сейчас компания Фирташа владеет около 75% всего национального производства удобрений.

И все же предпринимателю тесно даже в таких пропорциях, он стремится наращивать свои активы и в смежных сферах. "Мы ждем, когда государство выставит на продажу Одесский припортовый завод, - сообщил Фирташ Корреспонденту. - Для группы это предприятие является чрезвычайно важным".

Кроме того, бизнесмен готов сделать предложение Игорю Коломойскому, совладельцу финансово-промышленной группы Приват, о покупке у него Днепразота. Если сделка состоится, то в Украине у Фирташа не будет больше местных конкурентов.

Так же как Фирташ с минудобрениями, Коломойский строит монополию в авиаперевозках - он скупил контрольные пакеты акций в четырех авиакомпаниях и теперь борется за последнюю, пятую, - Международные авиалинии Украины (МАУ), за власть в которой уже не первый год идет отечественная война.

Например, Днеправиа запретила МАУ совершать перелеты в Днепропетровский аэропорт. И Днеправиа, и аэропорт - в собственности Коломойского. "Это может быть оценено как злоупотребление монопольным положением на рынке", - прокомментировали ситуацию Корреспонденту в АМКУ.

Так или иначе под контролем днепропетровского бизнесмена более 60% отечественных авиаперевозок - против такого ресурса нелегко конкурировать.

Централизация этого рынка в одних руках, считают эксперты, отразилась на внутреннем рынке авиаперевозок, где и так уже сложился ценовой парадокс. "Сейчас, чтобы полететь в Лондон экономклассом, нужно заплатить чуть больше 3 тыс. грн., а чтобы в Донецк - от 1,6 тыс. до 4 тыс. грн., то есть при колоссальной разнице в расстоянии, цена вполне сопоставима", - сравнивает Виктор Христиченко, генеральный директор научно-технического центра Сервис и Технологии, занимающегося консалтингом авиапредприятий.

Ринат Ахметов, самый богатый бизнесмен страны, - пожалуй, ключевой клиент АМКУ. Он практически в одиночку определяет погоду на наиболее денежном рынке страны - в металлургии. У него тотальный контроль над железорудным сырьем и коксующимся углем.

У конкурентов Систем Кэпитал Менеджмент (СКМ), Индустриального союза Донбасса и Мариупольского металлургического комбината имени Ильича (ММК), такого счастья нет. В итоге первые, дабы выжить, вынуждены были продать часть компании российскому инвестору, вторые уступили свои активы Метинвесту, структуре Ахметова.

"Конечно, такие монополии не просто мешают развитию других предприятий в этой же отрасли, но вообще исключают наличие конкурентов, - обобщает Рар. - На их стороне лобби государства, налоговые преференции и т. д. Мало кто решится инвестировать в отрасль, если там уже господствует монополист".

Гендиректор СКМ Олег Попов в действиях меткомпании ничего антиконкурентного не видит. "Метинвест не монополист, - разъясняет Попов. - Перед объединением с ММК им.мы получили разрешение от АМКУ".

И все же Игорь Путилин, руководитель аналитического департамента компании Арт Капитал, рынок стали, где лидирует Метинвест, называет самым монополизированным сектором экономики. "Создавшуюся в некоторых отраслях украинской экономики ситуацию можно охарактеризовать как олигополию - рынок, в котором мало продавцов и много покупателей", - говорит аналитик.

Многие покупки, в которых эксперты усматривают активную монополизацию самых рентабельных отраслей, прошли под громкое молчание АМКУ. "Антимонопольный комитет, который является экономической прокуратурой Украины, не выполняет свои функции, - уверен Арсений Яценюк, лидер оппозиционного блока Фронт змін. - Сегодня он находится под политическим давлением".

В АМКУ в свою очередь сообщили Корреспонденту, что проводят исследование рынка, например рынка химудобрений, и уже направили ряд запросов производителям и потребителям. Есть и предварительный вывод: "Пока фактов монополизации не наблюдается".

Цена вопроса

Вице-премьер-министр Борис Колесников недоволен критикой в адрес крупного капитала. "Вот вы писали, Налоговый кодекс - для крупного капитала, но это так потому, что он платит 98,5% всех собираемых налогов в стране", - заявил он в недавнем интервью Корреспонденту. Сама по себе эта статистика из уст вице-премьера - свидетельство того, в каком ничтожном положении оказался малый и средний бизнес Украины.

В странах с куда более высоким уровнем промышленности, например в Германии, доля крупного бизнеса в национальной экономике - половина годового ВВП. В Украине большой бизнес - это 90% валового продукта.

Отечественные монополисты верят, что, укрупняя свои активы в национальной экономике, они стоят на пути построения транснациональных компаний. "Сегодня наступил момент глобализации, и только большие компании могут выжить, - уверяет Фирташ. - Чтобы стать игроком на рынке, важно консолидировать активы, но даже при той консолидации, которую мы сегодня осуществили, даже если мы сможем купить Одесский припортовый, этого для Украины все равно мало".

Фирташ хочет повторить китайское чудо - за несколько лет Китай из крупнейшего импортера химии стал крупнейшим его производителем. "Если все азотные предприятия будут работать скоординированно, то Украина сможет стать одним из крупнейших мировых поставщиков азотных удобрений", - резюмирует миллиардер.

В СКМ аналогичные настроения. "Только крупные компании способны осуществлять необходимые миллиардные инвестиции и активно продвигать свою продукцию на мировых рынках, достойно конкурируя с сильнейшими", - объясняет Попов.

Яценюк готов поспорить с олигархами: он уверен, что так, как это делается в Украине, транснациональные компании не создаются. Яценюк прогнозирует: когда речь пойдет о работе украинских монополий в зоне свободной торговли с ЕС, европейцы обязательно потребуют их демонополизации.

А вот Рар не против монополий на постсоветском пространстве, его лишь смущает история их возникновения. Многие из них родом из довольно спорной приватизации госсобственности, и их, по мнению немецкого политолога, нельзя сравнивать с монополиями западными, которые вызревали на потребительском спросе.

"Если западные монополии растут, прежде всего, за счет инновационности своего продукта - как, например, Майкрософт, - говорит Рар, - то постсоветские монополии просто не оставляют выбора своим потенциальным потребителям".

Рар и другие эксперты уверены, что от монополизации рынков страдают конечные потребители - они вынуждены мириться с ценами, которые регулируются не рынком, а в офисе двух-трех компаний.

Андрей Катчик, управляющий партнер консалтинговой компании Kreston GCG, не сомневается, что в отсутствие конкуренции монополист может максимально увеличивать собственную прибыль за счет потребителей до максимально возможного уровня. "Ему нет нужды улучшать качество и совершенствовать какие бы то ни было показатели, кроме ценовых", - отмечает эксперт.

По словам Давиденко, монополия на том же рынке удобрений приводит к их подорожанию. И это уже происходит: как подсчитал Лановой, только за несколько месяцев активной монополизации, цены на газ, на зерно, минудобрения и руду уже выросли на 30-40%.

В конечном итоге, по словам Браиловского, жесткая монополизация, когда целыми отраслями управляют лишь несколько человек, приводит к структурным проблемам экономики в Украине, что отпугивает потенциальных инвесторов.

"Когда все преимущества получают приближенные к власти компании, [это] может окончательно подорвать инвестиционную привлекательность Украины", - уверен эксперт.

Один в поле воин

Компании и группы, которые занимают доминирующее положение в ключевых отраслях украинской экономики:

1. Топливный рынок - три из пяти нефтеперерабатывающих заводов под контролем финансово-промышленной группы Приват (Игорь Коломойский, Геннадий Боголюбов)

2. Металлургия - Метинвест (Ринат Ахметов) производит 40% всей украинской стали и владеет тремя из шести крупнейших горно-обогатительных комбинатов

3. Химическая промышленность - компания OstChem Holding AG (Дмитрий Фирташ) владеет четырьмя из шести заводов по производству азотных удобрений

4. Авиационные перевозки - финансово-промышленной группе Приват принадлежит четыре из пяти отечественных авиакомпаний

5. Производство курятины - всего лишь одна компания, Мироновский хлебопродукт (Юрий Косюк), производит более 40% объема куриного мяса, производимого в Украине

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх