,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ЭСКАЛАЦИЯ БЕДНОСТИ И НЕРАВЕНСТВА В ЭПИЦЕНТРЕ ГЛОБАЛЬНОГО КАПИТАЛИЗМА (Часть 3)
  • 11 июня 2011 |
  • 19:06 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 147674
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
0
Средоточием жадности, алчности и варварства в мире капитала на изломе веков стали США. Представляя свой план реорганизации экономического механизма страны, президент США Барак Обама 17 июня 2009 года назвал основной причиной нынешнего кризиса бесконтрольную алчность, прежде всего финансовых институтов в результате широкого распространения "культуры безответственности" не только в деловой среде, но и на разных уровнях правительственной и административной власти в США [Remarks, 2009]. В соответствии с коэффициентом Джини, рассчитанным ООН поданным, доступным в 2008 году, в самой богатой стране капиталистического мира — США — был самый высокий уровень неравенства в распределении доходов между домохозяйствами в высокоиндустриализованных странах. По этому показателю США немного опережали Шри-Ланку, находясь на одном уровне с Ганой и Туркменистаном [Eley, 2010].

Коэффициент Джини - это статистический показатель, который характеризует дифференциацию денежных доходов населения в виде степени отклонения фактического распределения доходов от абсолютно равного их распределения между всеми жителями страны. Коэффициент Джини (С) может принимать значения от нуля до единицы (0 -г-1). С=0 означает равномерное распределение, Б = 1 — предельный случай, когда признаком обладает только один человек. Индекс Джини — это коэффициент Джини, выраженный в процентах.

Индекс Джини в США составил 40 в 2000 году, аналогичный средний показатель для 15 стран-членов ЕС в 2000-м был 34. В том же году каждое отдельно взятое европейское государство было более эгалитарным, чем Соединенные Штаты и чем любой из штатов, входящих в состав США [Kingston, 2007: р. 59, 61]. В настоящее время наибольшее равенство в современном мире наблюдается в скандинавских странах (самый низкий показатель в этом отношении у Швеции — 0,23). В последние годы коэффициент Джини в ЕС в целом составил 0,31, а США по распределению доходов стали соседствовать с Камеруном, Берегом Слоновой Кости, Уругваем и Ямайкой [U.S. Productivity, 2010]. В целом США "преуспели" в дифференциации доходов и концентрации богатства в ходе осуществления неолиберальных ре¬форм: коэффициент Джини вырос в Соединенных Штатах с 0,35 в 1965 году до 0,44 в настоящее время [Gudrais, 2008]. Ради легитимации такого беспрецедентного экономического неравенства в США и других развитых западных капиталистических странах безудержное потребление и "жажда наживы" любыми способами были возведены на исходе XX века в ранг добродетели, а протестантская этика была предана забвению и уступила место гедонизму, особенно в олигархических и плутократических кругах. Последний пример такого рода — свадьба дочери бывшего президента США Билла Клинтона и нынешнего госсекретаря США Хиллари Клинтон — Челси Клинтон, которая обойдется ее родителям в 3 млн долл., в то время когда каждый шестой американец живет на продовольственные талоны, 22% населения страны составляют безработные и 17% полагаются на социальное обеспечение для того, чтобы выжить [Roberts, 2010].

В последние годы получатели скромного социального обеспечения в США начали подвергаться стигматизации со стороны американского капиталистического государства. Обогащение богатых за счет бедных привело в США к появлению страты "работающих" бедных — наемных работников, занятых зачастую полный рабочий день, но получающих заработную плату ниже официального уровня бедности. "Неопровержимым фактом является то, что начиная с 1975 г. четыре пятых американских домохозяйств видят стагнацию или даже падение их социального и экономического благополучия. Тогда как верхние 20 процентов по распределению доходов стали еще богаче и состоятельнее, остальная часть страны работает еще тяжелее за меньшие деньги и немногие дополнительные выплаты, тогда как общественное здравоохранение и образование продолжают деградировать" [Massey, 2005: p. 3], — отмечает американский исследователь современных проблем неолиберализма в США Д.Мэсси.

Постоянное расширение пропасти между богатыми и бедными в США все чаще приводит исследователей глобализации к выводу о том, что "американская экономика — это социализм для богатых" [Guerrero, 2008]. В этом контексте следует подчеркнуть, что наступление неолиберального капитализма на жизненные интересы трудового народа в США привело к беспрецедентной экономической дифференциации в стране. По данным американского социолога Лизы Кейстер, в начале XXI века верхний 1 % держателей богатства в США владел более чем третью стоимости всего имущества американских домохозяйств (за вычетом обязательств), самые богатые 400 американцев обладали большим имуществом, чем беднейшая половина населения страны, а средняя стоимость имущества за вычетом обязательств черных домохозяйств составляла менее 10% имущества белых домохозяйств [Keister: 2005, р. 18-20]. В 2004 году верхние 10% американских домохозяйств владели 70% стоимости указанного выше имущества за вычетом обязательств, в то же время 16% домохозяйств обладали нулевой или же отрицательной стоимостью этого имущества за вычетом обязательств [Keister: 2008, р. 1238]. Ничего подобного не было в истории США начиная с 1920-х годов, предшествовавших втягиванию страны в Великую депрессию, которая, как известно, едва не закончилась тотальным крахом всей мировой капиталистической системы.

В 2009 году 4,1% американских домохозяйств-миллионеров располагали активами (от государственных ценных бумаг и облигаций до денежных рыночных сбережений и не считая недвижимого имущества и предметов роскоши), которые составляли 55,2% всего национального богатства страны. В предкризисном 2007 году эти показатели составляли соответственно 4,6% и 55,1%. Таким образом, несмотря на то, что количество домохозяйств миллионеров несколько уменьшилось в США в кризисные годы, их доля в национальном богатстве стала большей. В настоящее время ни в од-ной другой стране мира, кроме богатых нефтью стран Ближнего Востока, домохозяйства-миллионеры не удерживают в своих руках такую огромную часть национального богатства страны, как в США [Pizzigati, 2010а]. Показательно, что в 2010 году на долю домохозяйств, располагающих активами не менее 5 млн долл., в США приходилось 29% национального богатства, в Европе в два с лишним раза меньше — 14%, в Японии более чем в три раза меньше — 8% [Pizzigati, 2010b], Мировым лидером по количеству домохозяйств-миллионеров являются США, по их доле в составе всех домохозяйств страны — Сингапур (см. табл. 2). В целом во всем мире в 2009 году насчитывалось 11 млн домохозяйств-миллионеров (немногим менее 1% всех домохозяйств), и они владели 38% мирового богатства, или 111 трлн долл. (в 2008 году - 36%) [Арре, s.a.].

ЭСКАЛАЦИЯ БЕДНОСТИ И НЕРАВЕНСТВА В ЭПИЦЕНТРЕ ГЛОБАЛЬНОГО КАПИТАЛИЗМА (Часть 3)


Богатство богачей и сверхбогачей в США в последние десятилетия преумножается быстрыми темпами и в колоссальных размерах и влечет за собой падение жизненного уровня трудовой Америки. В 1976 году на долю 1% домохозяйств в США приходилось 8,9% общей суммы дохода в стране, в 2007-м — 23,5%. В период с 1979-го по 2008 год реальные доходы высших 5% американских семей увеличились на 73%, в то же время реальные доходы нижних 20% семей уменьшились на 4,1%. В 1980 году средний доход высших 5% американских семей был в 10,9 раза больше средних доходов низших 20% семей, в 2008-м это соотношение выросло до 20,6 раза. Общая стоимость имущества за вычетом обязательств самых богатых 400 американцев в 2007 году составила 1,5 трлн долл., а самых бедных 50% американских домохозяйств — 1,6 трлн долл. С учетом инфляции средняя заработная плата в стране в 2008-м была ниже, чем в 1979 году [How Unequal Are We?, s.a.].

Вопреки предсказаниям адептов "революции управляющих" американские высшие менеджеры превратились не в наемных работников, а в крупных собственников благодаря фантастическим жалованьям и другим формам материального поощрения. В 1950 году отношение среднего жалованья высших исполнительных лиц корпораций к средней заработной плате рабочего в США составляло 30 к 1. С 2000 года это отношение колеблется в пределах от 300-500 к 1 [Green, s.a.]. В последние десятилетия нередко бывают случаи, когда превышение жалованья топ-менеджеров над заработками рабочих выражается четырехзначными цифрами. Например, в 1975 году топ-менеджер "Дженерал Электрик" Р.Джоунс получил за год 500 тыс. долл., что в 36 раз превышало годовой доход типичной американской семьи. Четверть века спустя, в 2000 году доходы высшего исполнительного чиновника ТНК "Дженерал Электрик" Дж.Уэлча составили уже 144,5 млн долл., что было в 3500 раз больше, чем годовой доход типичной американской семьи в том же году [Pizzigati, 2005: р. 41]. В связи с такой щедрой практикой вознаграждения "капитанов индустрии" в США многие высшие менеджеры за несколько утренних минут, проведенных на рабочем месте за чашечкой кофе, получают сегодня больше, чем зарабатывает среднестатистический американский рабочий за всю свою трудовую жизнь (см. табл. 3).

ЭСКАЛАЦИЯ БЕДНОСТИ И НЕРАВЕНСТВА В ЭПИЦЕНТРЕ ГЛОБАЛЬНОГО КАПИТАЛИЗМА (Часть 3)


Таким образом, как следует из таблицы 3, доход верхнего 1% самых богатых американцев увеличился почти в два раза с 1982-го по 2006 год, доход следующих 19% практически остался неизменным, а доход нижних 80% уменьшился почти на десять процентов. Год 2007 стал рекордным в отношении неравенства в распределении доходов в США за последние 95 лет: в этом году верхние 0,01% самых богатых американцев получили 6% всех доходов в Соединенных Штатах, а верхние 10% — 49,7% [Sаеz, 2009]. В 1970-2000 годах доля дохода до уплаты налогов верхних 10% домохозяйств выросла с 23% до 44%. Однако это совсем не означает, что львиная доля прироста американского национального дохода за последние 30 лет была распределена равномерно среди верхнего дециля. Нижняя часть этого дециля (90-95 %) не получила из нее почти ничего, основная часть 11-процентного прироста национального дохода страны досталась верхним 5%, а среди них — в основном верхнему 1% [Irvin, 2007: р. 4-5]. Неравенство в распределении доходов в США привело к значительному абсолютному и относительному ухудшению положения трудовой Америки и заставило ее ради поддержания привычного уровня жизни работать больше часов, уходить на пенсию позже, откладывать на черный день и на старость меньше и занимать деньги в банках все больше и чаще. В результате американский работник вышел на первое место в мире по продолжительности рабочего года (см. табл. 4), что сделало его, по признанию многих западных экономистов и социологов, самым "перерабатывающим" и эксплуатируемым тружеником в мире. К этому необходимо добавить, что в США самый короткий отпуск в индустриально развитых капиталистических странах. Сегодня средняя продолжительность отпуска в Финляндии составляет 44 дня, в Италии — 42 дня, во Франции — 39 дней, в Германии — 35 дней, в Великобритании — 25 дней, в Японии — 18 дней, в США — 12 дней [Freeman, 2010: р. 18].

ЭСКАЛАЦИЯ БЕДНОСТИ И НЕРАВЕНСТВА В ЭПИЦЕНТРЕ ГЛОБАЛЬНОГО КАПИТАЛИЗМА (Часть 3)


С 1980 года доходы самых богатых американцев увеличились в четыре раза, в то время как доходы "нижних" 90% населения страны уменьшились. Средняя заработная плата в США сегодня ниже, чем была в 1970-е годы, несмотря на то, что производительность выросла за это время почти на 50% [Green, 2009], что убедительно свидетельствует об увеличении степени эксплуатации рабочей силы капиталом в США в конце XX века. Средний доход 400 американских семей, занимающих верхушку классовой структуры американского общества, с 1992-го по 2007 год увеличился в пять раз — с 16 млн до 87 млн долл. в год. В то же время доходы простых американцев в среднем сократились на 13% накануне кризиса, который вытеснил миллионы американцев в ряды безработных, бедных, бездомных и голодных. По данным Бюро переписи населения США, в 2008 году 47,4 млн американцев жили ниже официальной черты бедности, которая составляет 22 000 долл. на семью из четырех человек или 4 400 долл. на человека в год, что совершенно недостаточно для элементарного физиологического выживания в США. В связи с интенсивным обнищанием населения США в условиях кризиса в конце 2009 года рекордное количество американцев — 37,2 млн чел., или один из восьми — спасались от голода только благодаря получению продовольственных талонов [Ransel, 2010].

Глобальный финансово-экономический кризис привел к краху "среднего класса" в Соединенных Штатах. "Средний класс мертв. США создали самоподдерживающееся двухклассовое общество. Большинство американцев, которые относятся к Низшему Классу, находятся в плохом или неопределенном состоянии,Однако богатый и властный Высший класс зарабатывает и тратит так, как будто не было никакой рецессии" [Hirschhorn, 2010], — пишет американский автор Джоэль Хиршхорн. Несмотря на бравурные репортажи средств массовой информации о выходе экономики США из кризиса, трудовая Америка не разделяет этих оптимистических утверждений. Об этом свидетельствует и недавний опрос американцев, проведенный социологической службой Pew Research Center. Так, 60% респондентов заявили, что они сократили одалживание и расход денег, 50% — о том, что они сегодня находятся в худшем финансовом состоянии в результате финансового спада; 40% опрошенных взрослых сказали, что им приходится брать деньги из сбережений и отложенных на старость, чтобы свести концы с концами; 10% возвратились в отчие дома, чтобы пережить экономическое цунами, 24% из них — это рабочие в возрасте от 18 до 29 лет. В то же время, как показывает опрос социологической службы Gallup, расходы американцев с высокими доходами в мае 2010 года выросли на 33% по сравнению с апрелем 2010-го и составили 145 долл. в день [Hirschhorn, 2010].

Внедрение неолиберализма в экономическую практику нанесло тяжелый удар по всем трудящимся Америки, в том числе и по "среднему классу" в США. С 1970-го по 2001 год количество банкротств в США увеличилось в пять раз, большинство из потерпевших банкротство — представители "среднего класса". Основными причинами заявлений о несостоятельности со стороны 90% домохозяйств с детьми были увольнение с работы, медицинские расходы и развод. Количество случаев продажи с молотка заложенной недвижимости выросло в три раза, изъятия за неплатеж автомобилей — в два раза. В настоящее время американцы тратят на 21% меньше на одежду, на 22% меньше на продукты питания, на 44% меньше на крупную домашнюю технику по сравнению с началом 1970-х годов. За последние 20 лет сбережения американцев сократились с 11% до -1%, а задолженность по кредитным карточкам увеличилась с 4% до 12% дохода [Littreil, 2010: р. 91,93]. "Реальные доходы среднего класса упали за последние двадцать лет. Его доля в богатстве Америки также упала. Расходы взмыли вверх... Средний класс стал намного менее защищенным" [Littreil, 2010: р. 94], — отмечалось недавно на страницах социологического журнала "Journal of Sociology & Social Welfare" (см. табл. 5).

ЭСКАЛАЦИЯ БЕДНОСТИ И НЕРАВЕНСТВА В ЭПИЦЕНТРЕ ГЛОБАЛЬНОГО КАПИТАЛИЗМА (Часть 3)


Расширение пропасти между богатыми и бедными в США не только влечет за собой многие негативные социально-экономические последствия, но и подрывает традиционные идеалы американской демократии. К такому выводу пришла Специальная комиссия по изучению неравенства и американской демократии, учрежденная в 2002 году Советом 14-тысячной Американской ассоциации политической науки (ААПН). В представленном Комиссией докладе "Американская демократия в век растущего неравенства" говорится: "Декларация Независимости обещала, что все американские граждане будут пользоваться равными политическими правами. Почти каждое поколение в США возвращалось к этому обещанию и боролось за повышение уровня реализации американской демократии. Однако обещания американской демократии снова находятся под угрозой... Сегодня опасность заключается в том, что растущее экономическое неравенство заморозит давно имеющиеся диспаритеты в выражении политического мнения и оказании влияния и, возможно, обострит такие диспаритеты" [American Democracy, 2004; p. 662]. Приведенное заключение ААПН перекликается с выводом известного американского комментатора Кевина Филипса на страницах его книги "Богатство и демократия". "На пороге двадцать первого века, — подчеркивает он, — дисбаланс богатства и демократии в Соединенных Штатах является неустойчивым, по крайней мере в соответствии с традиционными критериями. Рыночная теология и неизбранное руководство пришли на смену политике и выборам. Либо демократия будет возрождена посредством оживления политики, либо богатство, вероятно, сцементирует новый и менее демократический режим — плутократию под каким-нибудь другим названием" [Phillips, 2002; р. 442]. Такая же опасность поджидает в XXI веке и другие страны мира в условиях глобализации по-американски, практически узурпировавшей мировое экономическое развитие.

* * *


В последнее время глобализация по-американски все больше и больше подвергается аргументированной критике как в Соединенных Штатах, так и в других странах мира. В недавно вышедшей в Лондоне книге "Опустошенное общество" отмечается: "Никогда со времени Второй мировой войны простые люди не обнаруживали себя так безжалостно задавленными небезопасностью в области занятости и доходов, никогда они так нагло не эксплуатировались низменной кликой держателей акций и политических и экономических кадров (я сознательно воздерживаюсь от термина "элита", поскольку он ассоциируется с идеей морального превосходства, что определенно могло бы вводить в заблуждение). Никогда еще нас так откровенно не обманывали и не втягивали в войны, в которых тысячи людей совершают массовые убийства или наносят ущерб по приказам высокопоставленных чиновников, утверждающих, что они — христиане. Никогда еще международное право — выдающееся достижение цивилизации — не игнорировалось так лицемерно и цинично. Никогда еще общественное благо, которое является основой любого демократического общества, не подвергалось таким ханжеским атакам. Никогда еще Четвертая Власть, то есть средства массовой информации, так явно не извращала свою задачу критического наблюдения и контроля над властями предержащими. Никогда еще фундаментальные гражданские права не были так ограничены, а слежка и репрессии не становились столь всеобъемлющими. Никогда еще манипулирование общественным мнением не осуществлялось в такой полной мере" [Devastating Society, 2005: p. 1]. В результате глобализации по-американски, ведущей к подчинению интересов всех стран и народов мира интересам США, в частности, интересам американских транснациональных корпораций и банков, в мире наметилась диалектическая противоположность нынешней глобализации — локализация, которая выражается в стремлении к сохранению родного языка, национальных ценностей и культурного наследия. Это ставит на повестку дня в качестве приоритетной задачи поиск мировым сообществом путей к переходу к такой глобализации, которая бы соответствовала реализации давней мечты человечества — жить единым человечьим общежитьем, а не в современных условиях прогрессирующего раздела мира на богатых и бедных, включенных и исключенных, имущих и неимущих.

Анатолий Григорьевич Арсеенко, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник отдела экономической социологии Института социологии НАН Украины

Литература



My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх