,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Планово-рыночная экономика. Социализм-2.0
  • 14 января 2011 |
  • 01:01 |
  • umbra1 |
  • Просмотров: 36086
  • |
  • Комментарии: 35
  • |
0
Идея. Надо убрать цены товаров. Убрать как факт. Не в том плане, что раздавать их строго бесплатно (это уже в относительно отдалённом будущем), нет, просто устранить цены. Очень неожиданная идея. И не сразу понятная. Однако сейчас расшифрую, дабы мощь концепции стала всем очевидной.

Положим, у нас есть чудо-строй, который мы условно назовём социализм-2.0. Это — власть социально ориентированного государства, которое стремится удовлетворить потребности трудящихся, но при этом избежать проблем, обнаружившихся в предыдущем варианте социализма, в частности, «прилавочного дефицита». Ну это когда у всех в общем-то всё есть, но не всегда возможно просто взять и сразу купить, что хочется. Даже если есть деньги. Такое ведь людям не нравится. Но и возможность процветать для некоторых ценой гарантированного обнищания других людям не нравится тоже. Как быть?

Первая идея — настолько развить производство, чтобы всем хватало всего. Идея отличная, но неясно, как её, такой красивой, достичь — при капитализме-то нет цели угодить всем, да и при социализме неминуем некоторый период, когда всего на всех не хватает. То есть, нужен некоторый промежуточный вариант экономического строя, при котором всем в среднем хорошо, несмотря даже на отсутствие тотального изобилия. Но обязательно с социальными гарантиями, отсутствием эксплуатации и прочими радостями социализма. При этом, без его горестей.

Итак, при социализме-2.0 отменяются не деньги, а цены. Если быть более точным, официально отменяется меновая стоимость товара. Товары как бы ничего не стоят. Трудящиеся продолжают получать зарплату, которая, тем не менее, отвязана от прибыли предприятий и вычисляется как произведение базовой ставки за должность в данной отрасли на квалификационный разряд сотрудника и на время, которое он проработал плюс премии. Таким образом, зарплата начисляется непосредственно за труд. При этом, как уже говорилось, товары ничего не стоят. Но. Чего-то стоит место в очереди.

Понятие «очередь», дабы не было ненужных ассоциаций, я сразу переопределю. Положим, для простоты рассуждений, что система распределения не такая как сейчас (хотя частные её реализации и сейчас имеются). Человек делает заявку на некоторый товар, который ему привозят сразу на дом. Привозят в порядке переопределяемой сейчас очереди (очереди-2.0). Место в которой при этом ранжируется по той сумме, которую человек указал в заявке на товар. Если некто предложил за товар 500 рублей, то он ближе в очереди-2.0 к его получению, чем тот, кто предложил 200 рублей. Но тот, кто предложил 200, товар тоже получит — когда кончатся предложившие больше двухсот. В общем, система распределения базируется, скажем так, на аукционе товаров. Который идёт непрерывно малыми итерациями.

Какие тут преимущества? Преимущества очевидны: мы в этом случае имеем «идеальный рынок». Где цена товара определяется именно что покупателями, а не продавцами. При этом каждый имеет возможность (которую так любят либерально настроенные граждане) получить товар прямо сейчас — для этого достаточно всего лишь предложить больше, чем все остальные. Ну и товар, конечно, должен физически существовать.

Однако потратив мега-сумму за право получения товара X первым по очереди, человек лишается этой суммы. Поэтому товар Y первым достанется уже не ему, а кому-то другому. Тому, для кого Y важнее, чем для страждущего по X. Если же цели получить товар первым нет, то можно просто подождать, пока товар не заполучат особо страждущие, и получить товар после них, но уже дешевле. В перспективе — бесплатно. Чем не идеал экономического устройства? И волки, как говорится, сыты, и овцы целы.

Но на этом радости от гениального строя не кончаются. В этом обществе невозможен экономический кризис. Просто потому, что деньги утрачивают в нём нынешний физический смысл «крови экономики», становясь тем, чем они должны были бы быть — мерилом принесённой обществу пользы, выражающейся в приоритете доступа к общественным благам.

Экономика не может впасть в ступор
по причине закупорки «кровеносно-денежных сосудов» или же по причине переизбытка виртуальных денег (долговых обязательств и ценных бумаг). В социализме-2.0 объём денег совершенно неважен. Можно даже представлять себе эту систему так, будто в момент выплаты зарплаты деньги печатаются, а в момент покупки товара они уничтожаются. Деньги на оплату труда есть всегда и это ничем не чревато — инфляция в данных условиях просто ничего не значит. Если денег стало больше при том же числе товаров, да, ставки аукционов возрастут, но пропорции распределения не изменятся. Процесс же производства просто не связан с деньгами.

Более того, даже баланс зарплат и выручки с товаров не обязан сходиться — деньги ведь уже поменяли свой физический смысл. Неважно, сколько денег получено обратно, раз деньги на зарплату в принципе «печатаются». Деньги-2.0 уже не деньги. Они как бы баллы, начисленные за труд и дающие преференции в очередях-2.0.

Конечно, такая система возможна только в том случае, когда «печатать деньги» имеет право лишь один субъект — государство. Да и крупное частное производство в таких условиях невозможно. По этой причине частное предпринимательство может быть исключительно мелкомасштабным — не выше уровня небольшого кафе. Суммарная доля частных предприятий при этом должна быть пренебрежимо мала на фоне государственных масштабов. Поэтому временно абстрагируемся от частного предпринимательства и положим, что вся экономика — строго государственная.

Кроме того, описываемая система распределения не подходит для товаров с нулевой стоимостью тиражирования — для книг или музыки надо пользоваться иной. Иной должна быть и система оплаты непрерывно поступающего товара — электричества, отопления и т.п. Иной и оплата образования, медицины. Впрочем, электричество, образование и всё такое прочее вообще можно сделать бесплатным. Правда, с единоразовыми благами — посещением спектакля, концерта и т.п. бесплатно уже не выйдет. Но они вроде как вписываются в схему.

Предлагаемая система настолько непривычна, что сразу же порождает подозрения: а будет ли оно работать? Нет ли тут подводных камней? Нет ли повода для злоупотреблений?

Потенциально, конечно, есть. Но всё это решается чисто технически или же законодательно. Преступления, само собой, никуда не денутся. Но это — вопрос охраны правопорядка. Могут ли быть накладки? Могут. Но их исправление — вопрос технологий. Которые, к слову, уже есть. Надо только внедрить. Однако ряд наиболее глобальных нюансов я всё-таки рассмотрю.

Мотивация к труду и инновации. Первый вопрос: а зачем работать, если можно просто дождаться очереди? Собственно, действительно в общем и целом можно не работать. Как в любом развитом государстве современности. Развитое государство, как ни крути, а обязано предоставить жизненный минимум всем гражданам. Даже тем, которые работать в принципе не желают. Но если работать перестанут все, то минимум предоставить будет просто не из чего. Проблема.

И у проблемы ряд решений. Очевидное — уголовная ответственность за тунеядство. Напирать необязательно, однако в какой-то мере она должна существовать. Отправить принципиального лодыря в трудовой лагерь гуманнее, чем дать ему умереть с голоду. И гуманнее, чем обречь на голодную смерть всё общество, преобразовавшееся в сборище тунеядцев. Да-да, это против свободы и всё такое. Но следует помнить: полной свободы нет нигде. И никогда не будет. Полная юридическая свобода возможна только там, где в голове у каждого присутствует добровольное и гарантированное самоограничение собственной свободы. К такому стоит стремиться, но не стоит пытаться жить, будто так уже и есть.

Уголовная ответственность, тем не менее, — крайняя мера, которая особо часто применяться и не будет. Большинству людей всё-таки хочется не минимума, а хотя бы среднего. А для этого надо хотя бы в некоторых очередях попадать в число тех, кто чаемое получит. И если хлеб гарантировано получит каждый, то топовый компьютер — уже нет. А раз так, то работа — это прямой путь к повышению благосостояния. Повышение квалификации — обратно же прямой к нему путь. А при отсутствии способов эксплуатировать окружающих, ещё и единственный законный.

Это же самое касается и инноваций. Их имеет смысл внедрять, не смотря на плановый характер экономики. Поскольку, хоть зарплата и не связана с прибылью предприятия, премиальная её часть должна быть связана с повышением спроса на инновационный товар, легко отслеживаемый по срезу очереди на него.

«Срез очереди» — это просто статистика поступления заявок и продвижения клиентов в очереди на некотором промежутке времени.

За инновационный товар премию получает не только изобретатель, но и все остальные сотрудники предприятия, что побуждает их способствовать внедрению полезных инноваций.

К слову сказать, большинство открытий сделаны теми, кому было просто интересно что-то открывать. И хоть при капитализме за ценные открытия много денег таки получают, но получает их обычно не тот, кто открыл, а тот, на кого изобретатель работал, или тот, кто за относительно небольшую сумму открытие выкупил.

Кроме того, разумно с самого начала планировать трату некоторой части ресурсов (как трудовых, так и материальных) на усовершенствование технологий, внедрение новых товаров и прочий прогресс. Это — задел на будущее и одновременно залог постоянного прогресса в бытовой сфере.

Спекуляция.
Можно ли спекулировать местом в очереди? По идее можно, но значительно сложнее, чем спекулировать непосредственно товаром при самом что ни на есть капитализме. Дело в том, что мотивация покупать место именно у спекулянта отсутствует — ведь за эти деньги место и так можно «купить». А просто занять место нельзя — товар по заявке резервируется на короткий срок и перерезервации не подлежит. Таким образом, он достанется тому, чья очередь подошла. В том числе, подошла потому, что он предложил много денег.

В результате спекулянт как максимум может непосредственно выкупить товар и пытаться продать его дороже. Но и тут тонкость: за «дороже» можно ведь сразу купить и тот товар, что остался. То есть, спекулянт должен выкупать весь доступный в данный товар и ещё долгое время все его новые поставки целиком. Что требует весьма нехилых денежных ресурсов. Которые, как легко догадаться, в данной системе могут быть получены только неправедным путём, что в данной системе легко отследить.

Коррупция. Может ли чиновник сам себя (или своих родственников) «продвинуть» в очереди. Теоретически может. Но по срезу очереди (даже с анонимными покупателями) это легко отследить. По срезу сразу будет видно, что предложивший меньшую сумму получил товар раньше предложившего бо́льшую. По сути чиновник должен будет взломать контролирующий процесс софт или же изготовить фальшивые деньги. Эти махинации — чисто уголовные и опять же легко отслеживаемые.

Второй вариант коррупции — сделать вид, что товар, поступивший на данной итерации, распродан, но при это часть товара распространить из-под прилавка. За взятку или просто самому себе. Однако по срезу очереди и это довольно легко отследить. Легче, чем ровно так же распространённый товар в капиталистическом супермаркете.

Планирование.
Наличие статистики по очередям-2.0 — это очень ценная статистика относительно спроса на данные товары. И рыночная и даже просто плановая статистика продаж даёт гораздо меньше информации, полезной для планирования производства в будущем. В сочетании со всевозможными техническими средствами отслеживания спроса она даёт возможность крайне точных прогнозов. Фактически всё на блюдечке поднесли. Дальше уже некуда.

Тут ведь в чём штука. Рыночная «кривая спроса и цены» — чисто теоретическая. Её принципиально нельзя построить на основе эксперимента (про это будет отдельная статья). Поэтому даже сам вид кривой выводится из чисто умозрительных соображений. Ясное дело, планирование в рамках отдельно взятой фирмы в результате куда как более напоминает гадание на кофейной гуще, нежели централизованное планирование, вооружённое срезами очередей-2.0.

А не рухнула эта система — с рыночным гаданием по кофейной гуще — только по двум причинам: её регулярно поддерживают нерыночными методами, а в остальное время работает естественный отбор — из миллиона фирм хоть кто-нибудь да угадает и поэтому выживет.

Хочется ведь спросить: а не сдохнут ли все разом от голода из-за ошибок в планировании. Граждане, при рынке куда скорее сдохнут. Куда скорее.

Банк-2.0. Как уже говорилось, деньги-2.0 — уже не те деньги, что нынче. Банк, как организация, аккумулирующая деньги для инвестиций, в рамках концепции просто не нужен. Просто потому, что не нужны инвестиции — деньги ведь просто «печатаются».

Многих, к слову, вот это самое «печатаются» очень пугает. Дескать, напечатает правительство денег и сразу грянет дефицит. Сообщаю: в условиях современного капитализма деньги непрерывно «печатаются». Причём, не только правительствами, но и вот этими самыми банками. Причём, «печатаются» в таких масштабах, которые советской власти даже не снились.

На деле же напечатанные деньги-2.0 равномерно перераспределяются между гражданами, поэтому их приоритеты в очередях-2.0 в среднем сохраняются. В случае же с капиталистическими деньгами, напечатанное распределяется преимущественно в карманы крупных капиталистов, которые тем самым ухватывают себе огромный кусок общественных благ практически ни за что. Как вы думаете, у кого же тогда отнимается этот огромный кусок?

Примерно по той же причине не особо нужны и кредиты — ведь купить на них можно только место в очереди, при этом выданные в кредит деньги-2.0 ни фига не оживят экономику — экономике социализма-2.0 не нужны денежные вливания. То есть, в этих условиях потребительский кредит для экономики бесполезен и является только лишь замаскированным способом слегка поджулить в очередях-2.0.

Итак, ни вклады, ни кредиты попросту не нужны. Они в рамках такой экономики оказываются даже вредными. Однако есть один нюанс: непотраченные деньги-2.0 в будущем могут оказаться меньшими (или бо́льшими) нежели в настоящем — суммарная масса денег на руках у населения ведь постоянно меняется, а следовательно меняется и доля человека в «аукционе». Чтобы этого избежать, деньги-2.0 должны снабжаться маркерами времени и на каждой следующей итерации означать ровно ту же долю, что и на той итерации, когда они были получены. Понятно, что бумажные деньги тут уже не подходят, нужны чисто электронные. А для электронных денег маркер времени на каждой сумме и её последующая автоматическая индексация — чисто технический вопрос. Легко решаемый.

То есть, деньги копить вполне можно, но процент на них не начисляется. Зато проводится регулярная индексация, сохраняющая «долевую» ценность каждой суммы. От накопления денег-2.0 нельзя ни выиграть, ни проиграть. Ну и подорвать экономику при помощи любых банковских операций тоже нельзя.

Легко догадаться, что банк-2.0 существует в единственном экземпляре и контролируется государством.

Международная торговля.
Деньги-2.0 в чистом виде, увы, не подходят для торговли между различными субъектами, каждый из которых вправе выпускать свои деньги. Поэтому для международной торговли необходимо использовать деньги-1.0, которые принципиально неконвертируемы в деньги-2.0. Таким образом, часть производимого общественного продукта просто изымается из потребления и продаётся зарубеж. На вырученные внешние деньги зарубежом приобретаются всевозможные ценности, а те, которые предназначены для конечного потребления, распределяются уже через деньги-2.0 внутри страны. Поскольку цель социалистической экономики — удовлетворения потребностей, неважно, за какую цену в деньгах-2.0 будут распределены импортные товары. Баланс не обязан сходиться — тут нет противоречия.

Качество товаров.
Поскольку деньги-2.0 отвязаны от производства принцип «планируемого износа», на который ориентируются капиталистические производства для поддержания темпов оборота, теряет актуальность. Наоборот, имеет смысл производить долговечные товары — это обеспечит скорейшее получение товара каждым потребителем: ведь те, у кого товар уже есть, но ещё не износился, вряд ли будут активно конкурировать на аукционе за второй такой же.

С другой стороны, качество товаров легче отслеживается по срезу очередей, нежели по рыночной статистике, судам с производителями, жалобным книгам и прочему. В сочетании с государственным контролем качества и ответственностью (как административной, так и уголовной) за брак, качество товаров должно неуклонно расти. Сотрудники предприятий, производящих товары надлежащего качества, само собой, должны получать премии. То есть, мотивация производить качественное присутствует.

Плавный переход к коммунизму.
Наверно самым сложным моментом перехода от социализма к коммунизму является отмена денег. Теоретически волевая отмена сработать может (и даже с довольно большой вероятностью сработает), но ставки слишком высоки. Ведь если момент выбран неудачный, то вместо всеобщего счастья может наступить глобальный коллапс. А причина та самая — психология. Вчера деньги были, а сегодня их нет. Что делать? Бежать-хватать? Рыть землянки? Расслабиться и получать удовольствие? Жить как жил? Правильные ответы — два последних, но где гарантия? Слом системы слишком радикален и психологически сложен.

Однако с концепцией социализма-2.0 переход к коммунизму настолько естественен, насколько неизбежен. Насколько это вообще возможно. Дело в том, что предложенный строй сам по себе вырабатывает необходимое для коммунистического общества качество — самоограничение в потреблении. Он приучает оценивать свои потребности и брать для себя из совокупного общественного блага только то, что нужно. Оглядываясь при этом на окружающих — хватит ли им?

В перспективе — с ростом производительных сил и трансформацией психологии под воздействием новой системы распределения благ — цены каждого товара будут стремиться… к нулевым. Да-да. Конечная стадия — получение в порядке ничем уже не регулируемой и никого не напрягающей очереди. Которая, собственно, даже уже и не очередь, поскольку товаров в каждый момент времени есть фактически столько, сколько их людям надо.

Слом экономической системы через волевую отмену денег просто отсутствует. Деньги (даже деньги-2.0) в её рамках отмирают сами. Они как бы самоустраняются. Без психологического давления, без необходимости срочно перековываться.

Проблема предыдущих вариантов социализма именно в том, что отношения-то в области распределения благ по сути всё равно почти что капиталистические. Они, конечно, гораздо человечнее оформлены, гарантий гораздо больше и так далее, но деньги всё равно основа жизни, как ни крути. И их отмена — подрыв основы. Что без плавного перехода чревато.

Поэтому так важна небольшая на первый взгляд трансформация привычных денежных отношений, приводящая, тем не менее, к изменению психологии под собственным воздействием и это изменение выдерживающая. Социализм-2.0 — действительно переходный строй для перехода от капитализма к коммунизму. Он — мост между ними.

И в вашей власти доработка концепции, её реализация и, что на первом этапе особенно важно, активное распространение сведений о ней. А иначе…



По итогам обсуждения в концепцию наверняка будут внесены изменения, а так же в последствии будет рассмотрен ряд нюансов, как уже и сейчас понятных, так и всплывших во время обсуждения.

оригинал



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх