,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Золотая война ХХ века
0
Золотая война ХХ века

Когда сын Ярослава Мудрого Святослав показал заморским послам свои несметные золотые сокровища, те воскликнули: "Се ничтоже есть, се бо лежит мертво".

И в этих словах, пожалуй, наиболее точно выражено современное состояние мировых золотых запасов, которые вот уже более двух десятилетий как "заморожены", лежат "мертвым грузом" в сейфах Манхэттена (13 777 тонн), Форт-Нокса (4500 тонн), ЦБ Германии (3700 тонн), ЦБ Швейцарии (2950 тонн) и в других золотохранилищах мира, составляя в общей сложности 35 000 тонн. И это -- без учета золота в ювелирных изделиях, в промышленном производстве и в индивидуальных сокровищах (тезаврации). 35 000 тонн -- это только золото в государственных хранилищах центробанков мира, складированное в банковских слитках (обычно до 12,5 килограмма, не ниже 995-й пробы). Это те самые золотые сокровища, которые считались до недавнего времени национальным достоянием, гарантом стабильности, независимости, экономического могущества государства.

Так было до демонетизации 1978 года -- до того момента, когда золото официально перестало быть мерилом стоимости и средством защиты национальных валют, всеобщим денежным эквивалентом.

Золото выведено из денежного обращения, но золотые запасы остались. Остались как некий (официально, кстати, никак не оформленный) золотовалютный резерв, предполагающий, что золото, благодаря его высокой ликвидности, может быть в любой момент превращено в "твердую" наличную валюту, восполнить денежную недостаточность. Что, мягко говоря, не совсем соответствует действительности, поскольку после демонетизации золото превратилось в обычный рыночный товар, на который распространяются все рыночные законы купли-продажи. Но в качестве такового "товара", согласно этим же самым законам, высокая ликвидность золотых запасов весьма и весьма проблематична. Более того, создает безвыходную, тупиковую ситуацию.

Все дело в том, что государственные запасы -- это только немногим более половины всех мировых накоплений слиткового золота. По некоторым подсчетам, еще не менее 30 000 тонн тезаврировано, находится в индивидуальных сокровищах (обычно в "мерных" слитках до 1 килограмма). Таким образом, суммарные мировые запасы золотых слитков составляют порядка 65 000 тонн. А ежегодный мировой спрос не превышает 3500 тонн. Это значит, что уже существующие накопления более чем в 18,5 раза превышают мировой спрос. Но основные "предложения" на мировом золотом рынке составляют не эти накопления, а новая золотодобыча, превышающая 2000 тонн в год. Если же к добыче из недр приплюсовать золото, получаемое из "лома" (эта "вторичка" дает ежегодно до 500 т), то получается, что ликвидность золотых запасов для всех центробанков мира и для всех частных накоплений ограничена в пределах 1000 тонн в год (1/65 всех суммарных мировых запасов).

Увеличить ликвидность этих золотых запасов можно за счет увеличения спроса или же за счет сокращения золотодобычи в лучшем случае на 10--15%, но не кратно.

При существующем же уровне золотодобычи и при существующем спросе золотые запасы "заморожены" и вынуждены "лежать мертво". Они сохраняются не потому, что являются национальным достоянием, а потому, что продать их нельзя. Продать -- значит обвалить цены. Любой крупный выброс на мировом рынке золота, превышающий 200 тонн, чреват обвалом цен. Что уже происходило не раз, когда та или иная страна решалась на "золотую интервенцию".

Так было в 1992 году, когда Голландия выбросила на мировой рынок 400 тонн золота и суммарные продажи из госсектора составили почти 600 тонн. И так же произошло год назад, когда уже не одна страна и не один ЦБ, а несколько друг за другом выбросили на рынок свои золотые запасы: Голландия -- 300 тонн, Австралия -- 167 тонн, Аргентина -- 128 тонн. С учетом более мелких выбросов Бельгии, России и других стран общее количество превысило 700 тонн.

Результат известен. К началу 1998 года цены на золото упали на 90 долларов, достигнув 278,7 доллара за тройскую унцию (менее 9 долларов за грамм) -- самого низкого уровня за последние двадцать лет.

Но и это еще не предел ожидаемого падения, так как Швейцария уже официально объявила о своем решении продать поэтапно 1400 тонн -- более половины своих золотых запасов. По имеющимся сведениям, Федеральный резервный банк Германии и ряд других ЦБ тоже готовы избавиться от своих золотых "излишков".

А это значит, что золото ждут еще большие испытания, чем за весь предыдущий "черный" год и, быть может, за все шесть тысячелетий истории "царя металлов".

Так что же случилось с золотом? Откуда и почему вдруг появились эти "излишки"?

Об одной из причин уже говорилось. Золотые запасы оказались практически "заблокированы". Но такая "блокада" не могла продолжаться до бесконечности, тем более что она не была закреплена какими-либо международными обязательствами, договорами, квотами на куплю-продажу золота или на золотодобычу. Как это, собственно, и было ранее -- до демонетизации, при строжайшем государственном регулировании всех операций с золотом не только в СССР, но и во всем мире. После отмены такого госрегулирования "золотые интервенции" сдерживались разве что здравым смыслом и чувством самосохранения при обладании этой "ядерной кнопкой". Но, как видим, подобных гарантий оказалось недостаточно...

Не последнюю роль сыграл и такой чисто психологический фактор, как смена поколений. За два прошедших десятилетия хождения мировых валют без их привязки к золоту и золотому обеспечению выросло новое поколение банковских менеджеров, свободных от этой вековой золотой зависимости, фетишизации золота (им это "не задавали"), поколение, так сказать, с "новым экономическим мышлением", основывающимся на других финансовых инструментах, по сравнению с которыми золотое обеспечение -- музейная архаика, исторический анахронизм. Эти "младореформаторы" и начинают ныне "делать погоду" на мировых финансовых рынках. А потому золоту предстоит занять ровно то место, которое оно занимает среди других драгоценных металлов. И стоить оно будет ровно столько, сколько стоит, ни больше, ни меньше.

Тем более что в рыночной экономике, собственно говоря, вообще не предусмотрено какого-либо золотого обеспечения денег. Недаром Дж. Кейс называет его не иначе как "варварским пережитком". Этот "пережиток" отсутствует и у "отца рыночников" Адама Смита. Недаром пушкинский "глубокий эконом" Евгений Онегин учился по Адаму Смиту "судить о том",

Как государство богатеет,

И чем живет, и почему

Не нужно золота ему,

Когда простой продукт имеет.

Можно привести немало примеров того, как государства богатели благодаря "простым продуктам" (во времена Адама Смита таковым считалась пшеница), а не золотым запасам.

С подобными аргументами нельзя не считаться. Тем более что исторический прецедент существует. И он тоже не в пользу золота. Ровно столетие назад из денежного обращения точно так же было полностью выведено серебро, что привело к резкому падению цен на этот драгметалл, но никаких мировых потрясений при этом не произошло. Мировой спрос на серебро в силу дешевизны, доступности цен даже возрос. Не исключено, что подобной участи не избежать и золоту.

Правда, стоит добавить, что столетие назад один драгоценный металл был заменен другим -- еще более драгоценным. А при демонетизации такой равнозначной замены не произошло. Золото перестало быть средством защиты денег, но ни одна национальная валюта (включая доллар США) не получила взамен другой, более надежной, более совершенной системы защиты. Мировая денежная система оказалась вообще беззащитной, что в полной мере пришлось испытать на себе и фунту стерлингов, и франку, и немецкой марке, а в последние годы -- национальным валютам "азиатских тигров".

При обвале цен на золото срабатывает цепная реакция ("домино", снежного кома), когда остановить лавину, а значит, и дальнейшее падение цен практически невозможно. Принцип "после меня хоть потоп" возобладал.

Произошло все это в силу, конечно же, не только психологических, но и целого ряда других так называемых "прессинговых факторов", оказавшихся для золота крайне неблагоприятными. Таковым был грандиозный мировой скандал, связанный с открытием индонезийского месторождения в Бусанге, которое широко рекламировалось как "находка века", самая "беспрецедентная за всю историю золотодобычи". Это открытие создавало реальную угрозу выброса на мировой рынок в ближайшие годы более 2000 тонн дешевого индонезийского золота... А оказалось, что все это -- блеф, афера, рассчитанная на получение кредитов.

Не укрепило доверия к "самому благородному металлу" и нагнетание слухов о "грязном" золоте, тайных вкладах нацистов в мировых банках. Этот "прессинговый фактор" тоже возымел свое действие, как и ряд других факторов -- экономических и внеэкономических, политических и психологических. Золотой рынок всегда отличался повышенной чувствительностью к подобного рода влияниям извне.

В последние годы как уже осуществленные, так и ожидаемые "золотые интервенции" впрямую связаны с введением коллективной европейской валюты (евро) и созданием единого европейского центробанка.

При создании единого Евробанка страны -- члены Европейского валютного союза договорились о выделении по 20% своих золотых запасов, составляющих в общей сложности 14 251 тонну. Соответственно, объединенный "золотой котел" Евробанка составил 2850 тонн.

Цифра внушительная. С таким золотым резервом Евробанк, вне всякого сомнения, займет ведущее место среди других мировых ЦБ. Но не более того. При соотношении 1:5 о соперничестве с Федеральной резервной системой США не может быть и речи. Трудно сказать, из каких расчетов исходили члены ЕС, выделяя в Евробанк по 20%, а не по 50% или 70%, но получилось, что Евробанк уже набрал необходимый золотой запас, а оставшиеся 80% (11 401 тонна) как бы зависли в воздухе. Вопрос об их дальнейшей судьбе после отказа от национальных валют, намеченного на 2002 год, остается открытым. Что, собственно, и послужило еще два-три года назад причиной появления слухов о грядущих выбросах, оказавшихся, как показало время, вполне достоверными.

Выбросам способствовало и то обстоятельство, что при вступлении в Европейский валютный союз государства-члены должны были соответствовать утвержденному "Пакту стабильности", и в первую очередь не иметь задолженностей по бюджету. И вот появилась возможность одним махом решить как эти, так и множество других насущных финансовых проблем с помощью продажи части золотых запасов и с помощью их переоценки в сторону повышения, выявления так называемого "тихого резерва". Получается он следующим образом. В документах ЦБ Швейцарии золотые запасы (2950 тонн) оценивались на общую сумму около 8 миллиардов долларов, но после пересчета по современным рыночным ценам на золото эта сумма возросла до 28 миллиардов. Таким образом, оказалось, что Швейцария без ущерба для своей экономики вполне может расстаться с половиной "излишков" своих золотых запасов.

Нет ничего удивительного в том, что по этому же пути пошел Федеральный резервный банк Германии, другие европейские, и не только европейские, ЦБ. Так что к концу ХХ века можно ожидать выбросов уже не сотен, а тысяч тонн золота...

Ничего подобного не было ни до, ни после демонетизации. Если не считать сюжета с Золотым островом в знаменитом романе Алексея Толстого "Гиперболоид инженера Гарина". Инженер Гарин, как помним, обрушил на США золотые слитки по 2,5 доллара за килограмм и вызвал тем самым мировую экономическую катастрофу. Он преследовал при этом вполне определенную цель: "повалить золотой паритет" доллара. И "повалил" его с помощью несметных сокровищ своего Золотого острова.

Описываемые в романе события относятся к концу 20-х годов, а в наше время этот фантастический сюжет стал такой же реальностью, как подводная лодка капитана Немо. С той только разницей, что в реальности этот "золотой паритет" доллара "повалили" сами Соединенные Штаты...

Произошло это 15 августа 1971 года, когда президент США Никсон выступил по национальному телевидению и объявил об отмене золотого обеспечения доллара. Что и стало началом осуществления программы "бегство от золота", "доллар против золота", которую США последовательно проводят с тех пор.

Но обо всем этом мы имеем довольно смутное представление по той простой причине, что наша страна была защищена "железным занавесом" от мировых валютно-финансовых потрясений. Все они прошли стороной. В нашем сознании продолжает сохраняться память о "денежном прошлом" золота, которая по инерции определяет наше отношение к доллару и к другим "твердым" валютам в зависимости от того, насколько они обратимы или необратимы в золото. Хотя в реальности ничего подобного уже не существует. Демонетизация вывела золото из денежного обращения -- "пуповина", связывавшая его с мировыми валютами, была обрезана раз и навсегда...

Для того чтобы понять,какие кардинальные изменения произошли в мировой валютно-финансовой системе, необходимо вернуться к событиям не только двадцати-тридцатилетней давности, но и к тем временам, когда впервые появились бумажные деньги, стал действовать механизм их золотого обеспечения. И здесь нам вновь лучше обратиться не к специальной, а к художественной литературе. Именно эта радикальнейшая реформа подробнейшим образом описана во второй части "Фауста" Гёте. В качестве младореформатора-монетариста у Гёте выступает не кто иной, как Мефистофель, предлагающий ввести "бумагу в качестве заклада" (то есть нечто вроде ГКО). Император поначалу никак не может поверить, что "вместо золота подобный сор в уплату примут армия и двор", вполне справедливо восклицая: "Тут жульничество кроется, подлог". Но Мефистофель объясняет ему все преимущества "кредиток":

С билетами всегда вы налегке,

Они удобней денег в кошельке.

Они вас избавляют от поклажи

При купле ценностей и их продаже.

Понадобится золото, металл

Имеется в запасе у менял,

А нет у них, мы землю ковыряем

И весь бумажный выпуск покрываем,

Находку на торгах распродаем

И погашаем полностью заем.

Опять мы посрамляем маловера,

Все хором одобряют нашу меру,

И с золотым чеканом наравне

Бумага укрепляется в стране.

(Перевод Б. Пастернака)

Вся дьявольская премудрость мефистофельской идеи заключалась в том, что его "кредитки" выпускались под еще не добытое золото. Подобные бумажные кредитные обязательства назывались экономистами XVII--XVIII веков "фидуциарными деньгами", то есть деньгами, основанными на доверии. Но доверие это все равно чем-то подкреплялось -- золотым, серебряным, товарным или каким-либо иным обеспечением, государственными долговыми обязательствами, гарантиями.

"Призрак благ бумажный" признавали далеко не все из великих экономистов и философов прошлого, тем не менее он укрепился, стал основой мировой валютно-финансовой системы, выработав особый механизм "создания денег". Наиболее наглядно он описан, пожалуй, в одной из самых популярных книг по экономике, выдержавшей более десяти изданий на разных языках, в том числе и на русском: Р. Макконелл, Л. Брю. Экономикс. Принципы, проблемы и политика. М., 1995. Т. 1--2 -- популярной в силу своей доходчивости, стремления американских профессоров-экономистов объяснять сложнейшие экономические процессы доступно, что называется, на уровне чапаевских "картошек" (или, в американском варианте, комиксов). Вначале, отмечают они, золото просто отдавалось на хранение неким "золотых дел мастерам" (видимо, имеются в виду ростовщики), которые выдавали на эти золотые вклады бумажные квитанции. Владельцы этих золотых вкладов, в свою очередь, стали представлять квитанции при совершении сделок. Так появилась ранняя форма бумажных денег.

Со временем "золотых дел мастера" обратили внимание, что количество ежедневно или ежемесячно вкладываемого золота превышает количество изымаемого, востребуемого вкладчиками. И кто-то из них сообразил, что выдаваемые бумажные деньги могут превышать количество наличного золота. Эти избыточные бумажные деньги стали поступать в обращение (естественно, под соответствующие проценты), в результате чего и зародилась сама банковская система "частичных вкладов". Банки стали сами "создавать деньги". Американские профессора-экономисты так объясняют этот процесс: "Когда золотых дел мастер давал в ссуду деньги, которые не обеспечивались золотыми резервами, шло создание денег".

Иными словами -- создание денег "из воздуха".

Но эта система оказалась не безупречной. У нее, как и у любой другой финансовой пирамиды -- от "МММ" до ГКО, есть одно уязвимое место: "наплыв требований", порождающий "банковскую панику", когда владельцы бумажных денег одновременно требуют возврата своих вкладов. Вероятность такого невероятного стечения обстоятельств вовсе не гипотетическая. "Бесчисленные примеры гибели европейских и американских банков, -- отмечают авторы "Экономикс", -- в этих печальных обстоятельствах на самом деле существуют".

И вот здесь-то мы подходим к самому важному из того, что произошло с золотом после того, как оно официально перестало быть всеобщим денежным эквивалентом.

Но этому предшествовали события, связанные с именем "мятежника у власти", как называли современники президента Франции генерала де Голля, которому удалось закрепить франк "на прочной основе", сделать его "золотым франком". С 1949 по 1965 год золотой запас Франции увеличился с 500 килограммов до 4200 тонн, и Франция заняла третье место в мире среди "золотых держав" (без учета СССР, сведения о золотом запасе которого до 1991 года были засекречены). Генерал де Голль предлагал другим странам последовать примеру Франции -- превратить долларовые резервы в золотые. Генерал был убежден, что доллар без золота окажется "голым", ничем не подкрепленной "зеленой бумажкой".

В свое время бывший министр финансов Франции времен кабинета Клемансо объяснил де Голлю "трюк с долларами" на таком наглядном примере. На аукционе продается картина Рафаэля. Араб предлагает нефть, русский -- золото, а янки, удваивая ставки, выкладывает пачку стодолларовых банкнот и покупает Рафаэля за 10 000 долларов. "В чем же трюк?" -- удивился де Голль. "А в том, -- ответил экс-министр, -- что янки купил Рафаэля за три доллара, потому как стоимость бумаги за одну стодолларовую банкноту -- три цента!"

Дедолларизация Франции была основой экономической политики генерала де Голля, его, как он сам выражался, "экономическим Аустерлицем". И 4 февраля 1965 года де Голль взорвал "бомбу", заявив на пресс-конференции: "Мы считаем необходимым, чтобы международный обмен был установлен, как это было до великих несчастий мира, на бесспорной основе, не носящей печати какой-то определенной страны. На какой основе? По правде говоря, трудно представить себе, чтобы мог быть какой-то иной стандарт, кроме золота. Да, золото не меняет своей природы: оно может быть в слитках, брусках, монетах; оно не имеет национальности, оно издавна и всем миром принимается за неизменную ценность. Несомненно, что еще и сегодня стоимость любой валюты определяется на основе прямых или косвенных, реальных или предполагаемых связей с золотом. В международном обмене высший закон, золотое правило (здесь это уместно сказать), правило, которое следует восстановить, -- это обязательство обеспечивать равновесие платежного баланса разных валютных зон путем действительных поступлений и затрат золота".

Это выступление де Голля имело принципиальное значение. Президент одной из ведущих мировых "золотых держав" предлагал вернуться в международных расчетах к системе, которая существовала до "великих несчастий мира" -- двух мировых войн, то есть к системе, основанной на жесткой привязке мировых валют к золоту, а не к доллару. А такая "привязка", или "золотая дисциплина", ко многому обязывала, ограничивая возможности для биржевых и финансовых спекуляций. До 1914 года, как известно, самыми твердыми мировыми валютами были английский фунт стерлингов и русский рубль, полностью обеспеченные золотыми запасами.

Две мировые войны подорвали систему "золотого стандарта", в результате чего в 1944 году и была принята так называемая Бреттонвудская валютно-финансовая система, утвердившая паритеты валют "в золоте как общем знаменателе", но не напрямую, а опосредованно, через доллар, золотодолларовый стандарт. А это означало, что доллар практически приравнялся к золоту, стал мировой денежной единицей, с помощью которой (через конвертацию) осуществлялись все международные платежи. При этом ни одна из мировых валют, помимо доллара, не обладала прямой обратимостью в золото.

Советский Союз не принимал участия в валютно-финансовом переделе мира и не вошел в специально созданный МВФ, а потому советский рубль не принадлежал к числу конвертируемых валют. СССР приходилось буквально за все расплачиваться золотом. В том числе за победу, за военные поставки по ленд-лизу, осуществлявшиеся взаймы, в долг. Это была очень своеобразная система, о которой Трумэн говорил так: "Деньги, истраченные на ленд-лиз, безусловно, спасли множество американских жизней. Каждый русский, английский или австралийский солдат, который получал снаряжение по ленд-лизу и шел в бой, сокращал военные опасности для нашей собственной молодежи".

И, добавим, пополнял золотой запас США. Известно, что уже к 1944 году Англия и Австралия исчерпали все свои золотые резервы на "обратный ленд-лиз", лишь золото сталинских концлагерей Колымы, Магадана продолжало поступать в кладовые Форт-Нокса до конца 40-х годов, остатки долгов по ленд-лизу предъявлялись нам вплоть до начала 70-х.

Об итогах Второй мировой войны достаточно красноречиво свидетельствуют такие цифры: в 1938 году золотой запас США составлял 13 000 тонн, в 1945 году -- 17 700 тонн, а в 1949 году он увеличился до рекордной отметки -- 21 800 тонн, составляя 70% всех мировых золотых запасов.

Вполне понятно, что при таком золотом обеспечении экспансию доллара можно было считать полной и окончательной. Если бы не одно "но"...

Помимо практически ничем не ограниченных прав в качестве мировой денежной единицы, доллар взял на себя и все обязательства по золотому обеспечению, поддержанию твердого, фиксированного курса -- 1,1 доллара за грамм металла в чистоте.

И этим доллар подписал приговор самому себе. Уже к концу 60-х годов стало ясно, что ни золотые запасы самих США, ни запасы МВФ, ни запасы союзников США по "золотому пулу", предусматривавшему взаимную поддержку золотодолларового стандарта, оказались не в состоянии остановить "бегство от доллара".

Крах доллара был предопределен. Золотые запасы США таяли буквально на глазах: временами по 3 тонны в день. И это опять же несмотря на все мыслимые и немыслимые меры, которые предпринимали США, чтобы остановить утечку золота, сделать так, чтобы доллар был "обратим, пока не потребуют его обратимости". Возможности для обмена долларов на золото были всячески ограничены: он мог осуществляться только на официальном уровне и только в одном месте -- в Казначействе США. Но цифры говорят сами за себя: с 1949 по 1970 год золотые запасы США сократились с 21 800 до 9838,2 тонны -- более чем в два раза.

Последнюю точку в этом "бегстве от доллара" и поставил генерал де Голль, не ограничившись только декларацией о необходимости ликвидации приоритета доллара. От слов он перешел к делу, предъявив США к обмену 1,5 миллиарда зеленых бумажек. Разразился скандал. США стали давить на Францию как партнера по НАТО. И тогда генерал де Голль пошел еще дальше, объявив о выходе Франции из НАТО, ликвидации всех 189 натовских баз на территории Франции и выводе 35 тысяч натовских солдат. В довершение ко всему во время своего официального визита в США он предъявил к обмену на золото 750 миллионов долларов. И США были вынуждены произвести этот обмен по твердому курсу, поскольку все необходимые формальности были соблюдены. Генерал де Голль действовал по всем правилам военного искусства. Он использовал против "противника" его же собственное "оружие", с помощью которого тот приводил (и приводит!) к банкротству другие национальные валюты. Де Голль направил "долларовую интервенцию" на США.

Конечно, такие масштабы "интервенции" не могли "повалить доллар", но удар был нанесен в самое уязвимое место -- "ахиллесову пяту" доллара. Генерал де Голль создал опаснейший для США прецедент. Достаточно сказать, что только с 1965 по 1967 год США были вынуждены обменять свои зеленые бумажки на 3000 тонн чистого золота. Вслед за Францией к обмену на золото предъявила доллары Германия.

Но и США вскоре приняли не менее беспрецедентные защитные меры, в одностороннем порядке отказавшись от всех своих принятых ранее международных обязательств по золотому обеспечению доллара.

Доллар дистанцировался от золота, порвал "золотые цепи".

С тех пор, собственно, и должна брать отсчет новейшая история доллара США и бумажных денег как таковых. С чистого листа...

В уже упомянутой книге "Экономикс" дается следующее определение доллара в его новом качестве. "Грубо говоря, -- отмечают авторы, -- приемлемость бумажных денег находит опору в том, что государство говорит: эти доллары -- деньги. В нашей экономике бумажные деньги, по существу, являются декретивными деньгами , они -- деньги потому, что так сказало государство, а не потому, что они выкупаются каким-либо драгоценным металлом".

Американские профессора-экономисты, быть может, сами того не ведая, совершенно точно выразили сущность доллара -- как чисто условных, ничем не обеспеченных денег, по сравнению с которыми даже мефистофельские "кредитки" являлись куда более надежной, "твердой" валютой, предполагавшей выполнение кредитных обязательств хотя бы в будущем. Там "бумага" служила хотя бы в "качестве заклада", здесь же -- абсолютное отсутствие каких-либо обязательств как в настоящем, так и в будущем. Весь этот всемирный "долларовый мираж" основывается лишь на том, что США продекларировали, объявили доллары деньгами, как некогда аборигены той же самой Америки объявляли деньгами кофейные зерна или ракушки. Принципиальной разницы между долларами и ракушками нет -- ни те, ни другие в равной степени не представляют (в отличие от золота) никакой реальной ценности.

Все это значит, что в случае финансового краха (а он неизбежен!) США не будут обязаны -- ни государствам, ни отдельным гражданам -- обеспечивать доллары золотом или какими-либо иными "товарами и услугами". США даже не придется отказываться от своих обязательств, как они сделали это при демонетизации, поскольку в данном случае никаких обязательств попросту нет. На долларе не написано: "Обеспечено всем достоянием Соединенных Штатов Америки". Соединенным Штатам ничего не стоит, например, в один прекрасный момент "кинуть" зарубежных держателей "баксов": организовать такой обмен денег, при котором все наличные доллары, находящиеся на момент обмена вне пределов страны, утратят свое значение, превратятся в пустые бумажки (каковыми, собственно, они и являются).

Представление о стабильности доллара основывается на данных ФРС о минимальной инфляции и бездефицитном бюджете. При неустойчивости других валют и, главное, падении цен на золото, которое всегда было соломинкой для утопающих при всех валютно-финансовых потрясениях, "стабильный доллар" фактически заменил золото, стал (вместо золота) самым надежным средством защиты от инфляционных процессов.

И все это вполне соответствует действительности. Но опять же с одной весьма существенной оговоркой. При подведении годовых балансов США не учитывается основная денежная масса, находящаяся за пределами страны. По имеющимся сведениям, эта гуляющая по миру долларовая наличность превышает 460 миллиардов, третья часть из которых сейчас рухнула на Россию. Примерно то же самое было в послевоенные годы, когда напечатанные во время войны доллары были сброшены США на Европу и Японию. Таким образом, согласно "плану Маршалла", США удалось перенести свою инфляцию на другие страны. Но Франция, Германия смогли избавиться от этой "долларовой чумы", приняв жесточайшие меры по защите национальных валют. То же самое придется рано или поздно сделать России, иного выхода нет... Денежная масса внутри США, наоборот, предельно сжата, составляя 150 миллиардов, то есть ровно столько, сколько необходимо для баланса, соответствия товарам и услугам. Хождение наличного доллара внутри США, как известно, крайне ограничено, равно как и ввоз долларов в США (в отличие от вывоза). Тем самым вероятность одновременного "наплыва требований" как бы сведена на нет. Но это еще вовсе не значит, что ее не существует, что рано или поздно вся эта колоссальная долларовая масса не вернется, не обрушится на США...

Но именно в этой крайней ситуации едва ли не единственным шансом на спасение для доллара окажется золотой запас США и... возврат к золотому обеспечению. Ничего невероятного в этом нет. Многие крупнейшие экономисты в самих Соединенных Штатах выступают за возврат к золотому обеспечению. Другой защиты не существует, хотя поиски ее, судя по всему, ведутся. (Достаточно вспомнить ажиотаж, возникший в прессе, вокруг изотопа осмий-187.) Далеко не случайно все эти годы США продолжали свой золотой запас хранить в неприкосновенности, не предприняв ни одной попытки сбросить "излишки". Более того, есть все основания предполагать, что и само "бегство от золота" было не чем иным, как отвлекающим маневром, тактическим приемом, позволившим США не только спасти, но и увеличить свой стратегический золотой запас, спровоцировав при этом другие страны, и в первую очередь СССР, пополнять свои валютно-долларовые резервы за счет золота.

Да и как можно было удержаться от соблазна, если цены на золото за десять лет "золотой лихорадки", вызванной отказом от фиксированных цен и снятием всех запретов на куплю-продажу золота, с 1970 по 1980 год возросли с 1,1 до 19,5 долларов за грамм, а временами доходили до 30 долларов. В 80-е годы рынок "перегрелся" и цены пошли вниз, но кто из руководителей страны в период их взлета мог воскликнуть, подобно герою русских сказок: "Не продажное, а заветное!.."

После демонетизации львиная доля продаж золота на мировом рынке приходится на долю СССР. Некоторые зарубежные источники зафиксировали выбросы СССР с 1971 по 1991 год, составившие в общей сложности 5537 тонн. Все пресловутые годы "застоя" мы проедали не только нефтедоллары, но и золотодоллары, видимо, действительно решив, что золото "нам" не нужно, коль есть такие "простые продукты", как нефть, газ, лес... Советский Союз частично восполнял продажи за счет золотодобычи, составлявшей до 300 и более тонн в год. Тем не менее в 1986 году (это уже по нашим источникам) золотой запас СССР составил всего лишь 587 тонн, в 1990 году -- 784 тонны, а в 1991 году, перед распадом СССР, -- 240 тонн. Куда улетучились за год 544 тонны "золота партии" -- это уже другой вопрос, выходящий за рамки данного разговора. В настоящее же время золотой запас России равен примерно золотому запасу Франции, но не после, а до генерала де Голля.

Таковы лишь некоторые аспекты "золотой войны", из которых можно сделать вполне определенные выводы: что золото, несмотря на демонетизацию, не рассталось со своим "денежным прошлым", что вне денежной системы "царь металлов" продолжает играть не меньшую, если не большую, роль в судьбах мира и что сама "расстановка сил" в мире как была, так и остается адекватной золотым запасам. А самый наглядный пример тому -- СССР и США, две великие мировые державы, одна из которых самоликвидировала свой золотой запас, другая -- его сохранила...

"Золотая война" ХХ века завершается явно не в пользу Европы и не в пользу России. Но Европа входит в XXI век с единой европейской валютой, которая может стать альтернативой доллару: у евро есть для этого как товарное, так и золотое обеспечение. Правда, бомбовые удары по Сербии могут поставить крест на евро и на самой идее объединенной Европы. США повязывают Европу кровью.

Положение России еще сложнее. Но Россия тем не менее продолжает оставаться "золотой державой", обладающей рядом таких преимуществ, которые нельзя не учитывать, как любой ее военный, научный или культурный потенциал.

Во-первых, по своим золотым запасам, хранящимся не в банковских сейфах, а в недрах (что, кстати, намного надежнее: есть уверенность, что их не разбазарят, они достанутся нашим потомкам), Россия по-прежнему занимает второе место в мире. США, равно как и Европа, вынуждены хранить золото в банковских слитках, поскольку природные золотые ресурсы Европы практически нулевые, а США -- близки к тому. И во-вторых, мы еще практически не приступали к добыче своих колоссальных запасов рудного золота, продолжая, как и столетие назад, "золотишко мыть" из россыпей, составляющих до 90% нашей золотодобычи. Тогда как в мире уже давно наблюдается обратная картина: более 90% золотодобычи там составляют рудные месторождения. А россыпные уже давно отработаны, истощены, как истощаются, отрабатываются и рудные (в той же ЮАР).

В России этот процесс истощения тоже неминуем, но россыпи у нас составляют только 27% от общих запасов, а основные 73% рудных месторождений еще ждут своего часа. Достаточно сказать, что только рудные запасы Сухого Лога в Бодайбо могут обеспечить добычу до 50 тонн в год. А Сухой Лог -- только одно из разведанных месторождений, с подтвержденными, а не прогнозными запасами.

Все это означает, что ни одна страна в мире не обладает таким потенциалом и такими перспективами, как Россия.

У нас еще все впереди. В том числе "золотая война" XXI века...



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх