,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Рукою Шолохова
  • 22 марта 2011 |
  • 17:03 |
  • OkO55 |
  • Просмотров: 220546
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
В середине марта СМИ узнали о грядущем выходе нового издания "Тихого Дона", в основу которого впервые будут положены рукописи Михаила Шолохова. Издатели обещают вернуть в роман несколько тысяч шолоховских слов и целые эпизоды о восстании в станице Вешенской, не прошедшие цензуру.

Издание "Тихого Дона" по рукописи, прежде всего, важный шаг в истории повторной легитимизации Шолохова как автора великого романа. Споры о том, действительно ли казачью эпопею написал тот человек, чьим именем она подписана, не утихают с момента публикации уже самых первых глав — с 1927-28 годов. Однако сторонники канонической версии объявили о своей окончательной победе в конце 1990-х годов, когда были обнаружены рукописи первой и второй книг романа, самых замечательных с художественной точки зрения.

Теперь, очевидно, настало время закрепить эту правоту в сознании масс: хотя пока говорят о скромном "академическом" тираже в тысячу экземпляров, нет сомнений, что возможность представить "истинного Шолохова" широкому читателю покажется коммерчески привлекательной большим издательствам. Не стоит забывать и то, что идея утверждения традиционной гипотезы об авторстве в России вышла на государственный уровень: Международный шолоховский комитет до самой смерти возглавлял обожавший "Тихий Дон" Виктор Черномырдин, а искать деньги на покупку рукописей помогал Владимир Путин.

Очевидно, идея утвердить истинность гипотезы о шолоховском авторстве — приоритет для издателей книги. Заслуживает внимания хотя бы то, что СМИ говорят о первом "неподцензурном", "настоящем" издании романа, "подлинно авторской версии". Напускная сенсационность хороша для заголовков, но с точки зрения текстологии — одной из основных филологических дисциплин — такая форма подачи выглядит сомнительной.

Действительно, как можно считать неавторской ту версию, которую Шолохов полностью принял и опубликовал под своим именем? Даже если редакторская правка действительно в чем-то носила цензурный характер, ее нельзя исключать из текста романа до тех пор, пока не получится доказать, что она была внесена помимо воли автора. Вообще, когда говорят о цензурном вмешательстве в текст, нередко имеют в виду идеологические правки, не устраивавшие автора, но отражавшие идеи правящего режима. Однако сама мысль представить в общем-то обласканного советскими властями Шолохова как этакого антисоветчика кажется сомнительной. Наконец, множество классических произведений русской литературы — от "Евгения Онегина" до "Войны и мира" — имели сложную творческую историю и известны в разнообразных вариантах. Однако почему-то никто не стремится донести до читателя "истинную" версию этих книг — в отличие от "Тихого Дона". Дело, очевидно, в определенной идеологической позиции, которую отражает представление о шолоховском авторстве.

Чтобы определиться со своим отношением к печатающейся книге, стоит хотя бы кратко рассмотреть историю споров о "Тихом Доне". Слухи о шолоховском плагиате появились уже в 1928 году, сразу после публикации в журнале "Октябрь" первый двух книг романа. Причина их очевидна: мало кому верилось, что столь грандиозный по замыслу, стилю, историческому охвату и степени детализации роман мог написать 22-летний пацан с четырьмя классами образования. Эти аргументы и по сей день сохраняют свою убедительность для тех, кто ставит под сомнение авторство романа; противники традиционной версии во многом строят свою аргументацию на поиске деталей, которые не могли быть доступны Шолохову, и ошибок, свидетельствующих о его позднейшем вмешательстве в оригинальный текст. В тот же период сложилась и каноническая фабула версии о плагиате: Шолохову якобы досталась рукопись произведения, написанного неким участником Белого движения, вероятно — офицером и казаком, вероятно — расстрелянного. На ее основании будущий нобелевский лауреат якобы и скомпилировал то, что было издано как "Тихий Дон".

Слухи множились, им находили подтверждения, иногда — совершенно беспочвенные, и в результате Шолохов был вынужден доказывать свое авторство перед специальной комиссией. Он предоставил рукописи всего написанного текста, после чего официально в Советском Союзе версия о плагиате уже никогда не звучала. Одинокие реплики противников списывали то на происки троцкистов, то на зависть менее талантливых казаков. Даже на тот очевидный факт, что поздняя четвертая часть "Тихого Дона" оказалась много слабее ранних первых трех (а поздний второй том "Поднятой целины" — слабее раннего первого), в связи с вопросом об авторстве старались не обращать внимания.

Следующий всплеск интереса к тому, кто написал "Тихий Дон", пришелся на последнюю треть XX века. По понятным причинам, началось все за рубежом — там были опубликованы громкие исследования, оспаривавшие или, как минимум, обсуждавшие вопрос об авторстве Шолохова. После перестройки "антишолоховеды" нашлись и в России; соответственно, у них появились противники, отстаивавшие честь писателя. Не вдаваясь в подробности тех споров, отметим главную слабость позиции скептиков: у них не было достойного "конкурента" Шолохову. Против главной кандидатуры, казачьего писателя Федора Крюкова, были выдвинуты аргументированные возражения, а вокруг иных фигур (например, Виктора Севского), сплотиться противники канонической версии не смогли. Не появилось единого взгляда и на собственный вклад Шолохова. Кто-то считает, что он написал значительную часть романа, лишь используя чужие материалы. А кто-то утверждает, что номинальный автор на деле не написал ни строчки не только "Тихого Дона", но и "Донских рассказов", "Поднятой целины" и книги "Они сражались за родину", выступая лишь в качестве прикрытия для подлинной группы авторов-компиляторов из НКВД.

Отсчет современного состояния проблемы следует вести с конца 1990-х, когда были обнаружены рукописи первых двух книг романа (сам Шолохов, умерший в 1984 году, объявил их утраченными). Экспертиза подтвердила, что черновики написаны рукой Шолохова и частично перебелены его женой и ее сестрами, а создана рукопись в конце 1920-х годов. Это позволило сторонникам традиционной версии окончательно объявить, что истина на их стороне; рукописи были фототипически изданы и выложены в интернет, что поспособствовало победоносному шествию версии о шолоховском авторстве.

Однако ничуть не удивительно, что скептики также смогли воспользоваться рукописями для того, чтобы подтвердить свою правоту. Израильский филолог Зеев Бар-Селла (до эмиграции из СССР — Владимир Назаров), исследовав рукописи, обнаружил, что в них отражен не первоначальный вариант романа, опубликованный в журнале "Октябрь", а более поздний вариант первого отдельного издания. Следовательно, делает вывод текстолог, рукописи создавались Шолоховым и его родственниками уже после первой публикации, когда писателю срочно требовалось отмести подозрения в плагиате. Бар-Селла приводит чуть ли не издевательские свидетельства в пользу того, что рукописи на самом деле создавались путем механического переписывания: Шолохов якобы не понимал отдельных слов и старой орфографии и писал "площади" вместо "пол-лошади" и "сырая" вместо "серая", приняв ять за ы.

Таким образом, в науке вопрос об авторе "Тихого Дона" до сих пор не решен. Значит, скорее всего, издание романа по рукописи представляет собой не закономерный итог завершенного исследования, а лишь очередной аргумент в споре — попытку склонить общественное мнение на одну из сторон. Что же до самого спора, то он, кажется в ближайшее время вряд ли завершится, и во многом из-за того, что враждующие стороны не хотят говорить исключительно на языке науки. Почти не слышны голоса тех, кто взвешивает все "за" и "против", зато особенное внимание привлечено к тем, кто ведет спор не о текстологии, а об идеологии: "почвенникам" с одной стороны и "конспирологам" с другой. А больше всего от этой неопределенности страдает обычный читатель — например, внимательный одиннадцатиклассник, который, впервые взяв в руки "Тихий Дон", удивляется, почему казаки на время оставляют свой яркий диалект и переходят на канцелярит, когда хотят прославить революционное движение.

Кирилл ГОЛОВАСТИКОВ

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх