,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Жизнь и смерть "атамана" Дремова: как российские СМИ превратили "Пашу-локатора" в "легендарного Батю"
+1
Полевой командир стахановских казаков Павел Дремов, подорванный в собственной машине под Стахановым 12 декабря, был последним из поколения луганских полевых командиров, проявивших себя весной 2014 года и до сих пор остававшихся при власти. Прочие активные участники «русской весны» давно уже пропали из героических репортажей — кого-то нет в живых, кто-то сидит в подвалах у группировки Плотницкого, кто-то сбежал в Россию и отошел от дел. Несмотря на то, что люди Плотницкого возлагают ответственность за гибель Дремова на украинские спецслужбы, в лагере украинских патриотов только вздыхают: «ах, если бы только наши спецслужбы так работали». На самом деле, даже сочувствующие луганским сепаратистам считают, что ликвидация стахановского казака — дело рук Игоря Плотницкого. Гибель Дремова по всей видимости стала финальным аккордом в противостоянии группировки Плотницкого, состоящей в основном из представителей клана Александра Ефремова, и разрозненных ОПГ, стихийно возникших в период безвластия, которые было принято называть «казачеством».

В 2014 году «атаманы» контролировали бОльшую часть территории Луганской области, в то время, как люди Плотницкого из «ЛНР» удерживали только Луганск, да и там делили власть с группировкой Александра «Бэтмена» Беднова. Однако, уже к лету 2015 года почти все лидеры казачьих ОПГ были изгнаны или перебиты. Дремов долгое время оставался «последним из могикан». После откровенных угроз и грубой критики в адрес Плотницкого, которую Дремов позволял себе в тот период, когда «атаманщина» была сильна, лидер стахановских казаков постепенно умерил пыл и стал демонстрировать полную лояльность главарю ЛНР, думая, что это спасет его от печальной участи других соратников. Но было уже поздно.
Строптивому стахановскому атаману ничего не забыли.

Звезда Павла Дремова взошла в апреле 2014 года, после захвата здания Луганского областного управления СБУ. В это время в Стаханове, как и в других городах Донбасса, регулярно проходили митинги «сторонников федерализации». Примечательно, что в Стаханове подобные митинги были организованы местным горкомом КПУ, при содействии городской организации Партии регионов. Так, если первый секретарь горкома Виктор Синяев открыто участвовал в митингах сепаратистов, то руководитель городской организации ПР Сергей Рудой традиционно выбрал роль «серого кардинала» и на публике много не светился.

Первоначально Дремов выступал в числе других ораторов «из народа» и представлялся просто «ополченец Павел». На первых записях он еще совсем не похож на «легендарного Батю», какого в последствии вылепила из него российская пропаганда. Весной Дремов еще не считал себя казаком и не носил бороды и усов.

Выступление Дремова на видео с 3:47


Дремов с первых дней зарекомендовал себя, как хороший оратор. Его выступления смотрелись ярко и убедительно, на фоне косноязычных речей прочих стахановских «ополченцев», и таким образом «ополченец Павел» довольно быстро стал главной звездой сепаратистских митингов. Природные способности и ораторский дар позволили ему выдвинуться в лидеры местной вооруженной группировки. Весной на митинги ходило еще довольно много людей, и некоторые узнавали среди «ополченцев» своих знакомых. Также узнали и Дремова, который всю жизнь прожил в бараке на Борисовке и имел прозвище «Паша Локатор» за большие, оттопыренные уши.
Довоенную биографию «Бати» вряд ли можно назвать героической. Обычно в СМИ его называют каменщиком, но доподлинно известно, что в мирное время главарь стахановских казаков работал на автомойке. В Стаханове уверяют, что Дремов имеет судимость за пьяную поножовщину, но доказать это не удалось, поскольку стахановская милиция довольно быстро «перешла на сторону народа» при активной помощи самого Дремова.

Впрочем, старая фотография на сайте МВД, где Дремов до сих пор находится в розыске, свидетельствует о том, что ранее «Батя» все-таки привлекался. Во всяком случае, его портрет с подбитым глазом у милиции сохранился.
Жизнь и смерть "атамана" Дремова: как российские СМИ превратили "Пашу-локатора" в "легендарного Батю"

3 мая 2014 года Павлу Дремову выпал наконец удобный случай поквитаться с украинской правоохранительной системой. После окончания митинга на центральной площади он повел толпу на горотдел, чтобы «склонить милицию на сторону народа». В горотделе этому особенно не сопротивлялись. Исторический момент захвата стахановской милиции запечатлен на этом видео. На все про все у сепаратистов ушло всего 12 минут. После недолгих переговоров с милицией, под крики «Россия! Россия!» и «Украины больше нет» боевики проникли в здание и заменили украинский флаг над ним на флаг СССР.



События в Стаханове в то время подробно освещал ресурс местных коммунистов «Стахановский новостной портал», который принадлежал главе горкома КПУ Виктору Синяеву. Позже портал прекратил свое существование и был ликвидирован владельцем, который решил всячески подчистить следы своего участия в свержении конституционного строя. После того, как власть в Стаханове захватили казаки, в городе началось мародерство и хаос. При этом под горячую руку ребят Дремова попал и сам Синяев. Весной 2015 года принадлежащий ему цех был разграблен казаками, которые вывезли оборудование на металлолом. Сам Синяев выехал в Харьков, где и проживает в настоящее время.

В мае Дремов уже вовсю мелькал на экранах местного ТВ и в сюжетах российской пропаганды. Правда, в то время он еще не знал, что является казаком, и был просто «ополченцем».

Жизнь и смерть "атамана" Дремова: как российские СМИ превратили "Пашу-локатора" в "легендарного Батю"

В сюжете, вышедшем 16 мая 2014 года, Дремов говорил:

— Есть люди, которые не имели к нам никакого отношения, но приходили к бизнесменам и требовали у них денег. Я хочу обратиться ко всем жителям Стаханова и заявить — мы ни у кого ничего не просим. Я обращаюсь к бизнесменам, если у вас кто-то что-то требует, вы знаете телефон штаба. Звоните нам, мы во всем разберемся.

Позже проблема отжимов и мародерства станет в Стаханове по-настоящему остро. Осенью Дремов уже не станет отрицать, что его люди отбирают у бизнесменов имущество.


Примерно в это же время в Луганске и прилегающих к нему городах продолжала формироваться так называемая «Армия Юго-Востока», которая выдвинулась на позиции в Лисичанск и Северодонецк, чтобы преградить дорогу украинским военным, наступавшим на Луганск с севера. В Северодонецк, на передовую, выдвинулся со своими боевиками и Павел Дремов. Стаханов тогда еще находился в глубоком тылу.

В начале июня в Луганской области начались боевые действия. Примерно в это же время Дремов резко превратился из простого ополченца в «донского казака», стал носить казачью папаху и относиться к так называемой «Казачьей национальной гвардии», которую возглавлял житель Ростовской области, гражданин России Николай Козицын. Казаки к тому времени контролировали ряд шахтерских городов на юге Луганской области, в которые они вошли 3 мая мая, перейдя российкую границу.

В середине июня российские медиа уже называли Павла Дремова «легендарным Батей», хотя к тому времени он толком даже не успел повоевать. Так проявился не столько полководческий гений Дремова, сколько гений российских медиатехнологий. В считанные дни из никому не известного стахановского «ополченца» слепили казачьего атамана и «грозного полководца».

В Северодонецке «легендарный Батя» Дремов продержался недолго. В Стаханов он вернулся уже 22 июля, после массового отступления сепаратистов с Лисичанско-Северодонецкого плацдарма. Северодонецк люди Дремова бросили без боя. В Лисичанске боевики попытались оказать бойцам ВСУ сопротивление, но понесли серьезные потери в уличных боях и в итоге оставили город. Однако, несмотря на такую бесславную карьеру военачальника и отсутствие побед, Дремов с тех пор и до самой своей смерти стал считаться «легендой Новороссии» и превратился в раскрученную медиаперсону.

Отступавшие из Лисичанска боевики разделились на три ветки: Евгений Ищенко с позывным «Малыш» отошел в Первомайск, Дремов отступил в Стаханов, Алексей Мозговой — в Алчевск. К настоящему времени никого из этой троицы уже нет в живых.

Сразу после отступления в среде боевиков начались конфликты. Полевые командиры стали обвинять в неудачах на фронте друг друга. Так, Павел Дремов по прибытии в Стаханов заявил, что боевики Мозгового не воевали, а только пиарились за счет других.

— Где, сука, был твой батальон, когда мы вывозили мертвых? — обращался Дремов к Мозговому в одном из интервью.

В дни кровопролитных августовских сражений, когда в Украину вторглись регулярные части армии РФ и заставили ВСУ отступить, Дремов со своими людьми продолжал сидеть в относительно спокойном Стаханове и в гущу боевых действий не совался. В это время в захваченных казаками городах вовсю расцвело мародерство. Вчерашние обитатели бараков и трущоб — безработные, наркоманы, рецидивисты и прочий асоциальный элемент пересели на дорогие «отжатые» автомобили, а также подмяли под себя автозаправки, магазины и рынки.

Жизнь и смерть "атамана" Дремова: как российские СМИ превратили "Пашу-локатора" в "легендарного Батю"

После подписания первых минских соглашений и наступившего затишья на фронтах, Дремов окончательно освоился в роли нового хозяина Стаханова. В это время к нему постепенно пришло понимание того, что для создания собственного государства нужно не только уметь отстоять его в боях на фронте. Самое главное: наладить жизнь в тылу. И тут стахановского автомойщика ждали главные испытания.

Как оказалось, Дремов даже не подозревал, как формируется бюджет Стаханова, какие расходы нужны на содержание города и откуда берутся деньги на это.

В ноябре 2014 года в эфире «Казачьего радио» он заявил:

«Когда лично я пообещал по 500 грн пенсионерам, я не представлял количество пенсионеров — 31 тысяча — 15 миллионов гривен», — сказал он.

Когда же ведущие спросили его, получили ли пенсионеры Стаханова и Первомайска 10 млн грн, которые им предназначались от руководства ЛНР в Луганске, Дремов заявил: «Только в Стахановском регионе для выдачи пенсий хотя бы по тысяче — нужно 59 млн гривен».

Осенью в Стаханове остановились все предприятия и перестали выплачиваться украинские пенсии и зарплаты. В городе начался экономический коллапс. На митингах, посвященных тяжелой экономической ситуации, Дремов и его люди призывали жителей города потерпеть, а все невзгоды сваливали на «правительство ЛНР» в Луганске и «хунту в Киеве».

Игоря Плотницкого и его людей, составлявших группировку «ЛНР», Дремов откровенно ненавидел и всякий раз ругал матом в своих выступлениях. Осенью 2014 года на территории Луганской области царил расцвет атаманщины, каждый город контролировал свой «батька», которые устанавливал собственные законы и правила, и на свое усмотрение миловал и казнил. Само собой, каждый атаман страдал манией величия и считал себя самым главным и самым достойным среди себе подобных.


Кульминацией конфликта с Плотницким стало знаменитое выступление, в котором Дремов обвинил Плотницкого в коррупции, воровстве гуманитарной помощи и пригрозил, что имеет на него компромат на загадочной флешке. После выхода ролика в сети появилось популярное выражение «флешка Дремова». Однако до сих пор ничего конкретного о содержимом флешки общественности не известно.


Между тем, не смотря на экономические невзгоды и правовой беспредел, популярность Дремова среди сторонников сепаратистов оставалась довольно высокой. Жителям города импонировала его прямолинейность и открытость. Простой мужик из низов казался стахановчанам своим, вызывал доверие. Кроме того, Дремов регулярно общался с народом на митингах и выступал в эфире местного телеканала, «отжатого» у стахановского предпринимателя Игоря Тооде. Жители города не привыкли к такому вниманию со стороны местных властей.

В начале 2015 года на территории, подконтрольной боевикам ЛНР, началась зачистка казачьих банд. Неподконтрольные Плотницкому группировки в целом были довольно многочисленны, однако действовали они разрозненно, и были перебиты поодиночке. Самой громкой и скандальной ликвидацией стало уничтожение полевого командира Мозгового, стоявшего у истоков ЛНР. В его убийстве обвинили загадочную украинскую ДРГ, но в эту версию не поверили даже сами сепаратисты.

После ликвидации Мозгового Дремов больше не высовывался. Он понял, что в любой момент может оказаться следующим, поэтому прекратил всякое видимое сопротивление. Напротив, после убийства старого соратника Дремов стал подчеркнуто демонстрировать преданность Игорю Венедиктовичу, которого всего пол года назад ругал «жидом» и «ворюгой».

Но это не помогло. 12 декабря автомобиль Павла Дремова — «отжатый» у местного предпринимателя внедорожник, о котором до войны «Паша Локатор» мог только мечтать — взлетел на воздух. Так, по дороге на пиршество по случаю собственной свадьбы, «легендарный Батя», генерал-майор Казачьей национальной гвардии Павел Дремов, не выигравший ни одного сражения, закончил свой жизненный путь.

Жизнь и смерть "атамана" Дремова: как российские СМИ превратили "Пашу-локатора" в "легендарного Батю"

Его смерть подвела итоговую черту под историей луганской атаманщины. Из всех лидеров антиукраинского восстания, нажимавших весной 2014 года на «спусковой крючок войны» в Луганской области, при деле остается лишь Плотницкий, игравший второстепенную роль в дни «русской весны».Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх