,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Когда убийцы перестанут улыбаться. Ч. 1
0
По сообщениям отечественных СМИ пенитенциарная система Украины столкнулась с серьезнейшей проблемой – некуда стало сажать осужденных. Уже сейчас на нарах парится избыточное количество граждан при явном недостатке «посадочных» мест. Число преступников с каждым годом увеличивается, потому в ближайшее время страна столкнется с необходимостью принимать самые решительные меры, направленные на поиск выхода из ситуации.

Скорее всего, меры эти будут либерально-удивительные. Из области ненаучной фантастики. Население, безусловно, заверят в том, что меры – «европейские» и «цивилизованные». При этом, по старинке, народ ни о чем не спросят, а в очередной раз, как и при принятии судьбоносного решения по отмене смертной казни в 1997 году, мы узнаем о новости из газет.

Шаги к европейскому всепрощению


Напомню - в 1995 году, при вхождении в Совет Европы, Украина взяла на себя обязательство отказаться от смертной казни. Через два года Кучма наложил мораторий на исполнение расстрельных приговоров, а еще через 3 года наша страна ратифицировала

Протокол к Конвенции о защите прав человека.
В 2001-м Верховная Рада приняла новый Уголовный Кодекс, запретивший смертную казнь, а через год присоединилась к Протоколу номер 13 Конвенции о защите прав человека, и обязалась никогда и ни при каких обстоятельствах не применять смертную казнь.
За все эти годы борьбы со смертной казнью никто не удосужился поинтересоваться мнением народа, народа, который, в соответствии со статьей 5-й Конституции Украины, является «единственным источником власти в стране». Никого мнение народа не заинтересовало. Всевозможные общественные организации и до, и после отмены смертной казни проводили великое множество опросов общественного мнения на этот счет. Результаты опросов – три четверти респондентов (то есть абсолютное большинство населения страны) выступают за расстрел, как высшую меру наказания. К слову, в США мнение народа таково – более 80% населения там поддерживает лишение жизни опасных преступников, совершивших тяжкие преступления.

То, что решение об отмене смертной казни было стопроцентно политическим, и объективных предпосылок для такого шага не было, красноречиво свидетельствует статистика по количеству умышленных убийств:
1997 — 4529
1998 — 4563
1999 — 4624
2000 — 4806
Статистика ухудшалась, но смертную казнь отменили.
В нашей стране сегодня, после пяти лет унизительного стояния у закрытой европейской двери, идеи «цивилизованного публичного порядка» поддерживает около 5% населения. Причем, существенный процент от этих 5 процентов чувствует себя вполне уютно и защищенно в бронированных Мерседесах и в охраняемых усадьбах.

Остальные граждане в идеях толерантности и терпимости к преступникам слегка разочаровались, и выступают за возврат «вышки». Однако законотворцев мнение народа не особо «жарит».

«Никто не вправе отнимать у человека права на жизнь», - это железобетонное утверждение правозащитников разбивается о закономерный вопрос – «а что делать с теми, кто отобрал-таки у другого человека это фундаментальное право?»

Но наши правозащитники все больше правами сексменьшинств озабочены, да наркоторговками типа Мамонтовой. Из-за этой Мамонтовой в Таиланд сто раз дипломаты летали, прожирали бюджетные деньги. И вот, ура – освободили. Встретили, как национальную героиню, устроили пресс-конференцию… Что-то я не слышал о правозащитниках, озабоченных правом родственников людей, убитых днепропетровскими маньяками, на получение материальной компенсации.

Убийство «просто так»


К слову, о днепропетровском деле.
24 ноября 2009 года Верховный Суд поддержал решение низшей инстанции о пожизненном заключении Игоря Супрунюка и Виктора Саенко. Третий обвиняемый, Александр Ганжа, получил 9 лет, и приговор не обжаловал.

На протяжении полутора лет троица зверски мучила и убивала собак и котов. Как впоследствии скажут обвиняемые, таким образом они «вырабатывали привычку» не бояться крови и смерти. Видео с котенком, которому выкалывают глаза, распинают на кресте и заливают рот монтажной пеной, снятое днепропетровскими садистами и попавшее в Интернет, не каждый способен досмотреть до конца. Но это были только «цветочки».
«Закалившись» и «привыкнув», молодые люди решили начать убивать людей. Сказано – сделано. Понеслась кровавая карусель. Каждый день в Днепропетровске и его окрестностях находили трупы. Иногда, как в случае с убийством возле прокуратуры – по два трупа в час. Женщины, мужчины, дети, молодые, старые, средних лет, обеспеченные, бедные – у убийц не было никакой системы.

Они просто видели человека, и, нападая сзади, оглушали его трубой. Иногда – пытали, а потом убивали, иногда – «просто» медленно, с расстановкой забивали до смерти, превращая лицо в кровавое месиво.

Тщательно снимали то, что делали, крупным планом наезжали камерой мобильного телефона на лицо агонизирующей жертвы, сопровождали убийство прибаутками. Очень весело пошутили ребята над беременной женщиной, которой вспороли живот, и извлекли плод.

Видео убийства днепропетровскими маньяками мужчины в лесополосе имеется в Интернете. Настоятельно рекомендую к просмотру этот сюжет с появлением лиц главных героев в конце тем, кто любит рассуждать о непротивлении злу насилием. Посмотрите сюжет, а потом порассуждайте о всепрощении.

Заслуживают внимания мажорные родители двух нынешних пожизненников. Отец Саенко – сотрудник Прокуратуры, мать Супрунюка – высокопоставленная сотрудница Райгосадминистрации, а Супрунюк-старший – личный пилот Кучмы.
За год до начала серии убийств Супрунюк сотоварищи зверски избил двух пятнадцатилетних мальчишек. Ребят практически изуродовали до неузнаваемости – сломали носы, нанесли огромное количество травм лица. Однако местные правоохранители не удосужились даже возбудить уголовное дело по тому факту, так как мамаша будущего маньяка-убийцы отмазала чадо.

Отец Саенко в ходе следствия давил на чудом оставшегося в живых свидетеля, мать Супрунюка, по свидетельствам множества очевидцев, с ненавистью (!) смотрела в коридоре суда на родственников убитых, и отпускала в их сторону колкости. Родители изуверов добрались до Киева, и устроили пресс-конференцию в УНИАН. Рассказывали о нарушениях законности, и показывали снимки, на которых были запечатлены якобы настоящие убийцы.

Кроме того, по моему глубокому убеждению, родителями убийц были оплачены статьи в издании «Днепр Вечерний» (авт. - Владимир Рыбальченко) и издании «Цензор. Нет» (авт. - Виктория Владина). К слову – вот вам уровень украинской журналистики. Это не проплаченная коммерсантами или политиками статья – это попытка маньяков отмазать! Комментарии под этими опусами не оставляют сомнений в заказчике - отец Виктора Саенко истерически переругивался с клеймящими заказных писак читателями. При этом допускал в словах странные орфографические ошибки. Потом появлялись все новые и новые «посетители», которые начинали заступаться за «мальчишек», и допускали в словах... точно такие же нелепые ошибки, как отец обвиняемого! Смех, да и только…

Убийцы улыбаются


Нельзя не упомянуть и тот факт, что мать одного из подозреваемых не пускала правоохранителей, пришедших с обыском, домой до 4 утра. Впоследствии сантехник извлек из забитого унитаза кулек с мобильными телефонами с записанными сценами убийств, и ворохом женских часиков, которые убийцы забрали у жертв. Стало быть, мать знала, ЧТО на телефонах записано, и знала, откуда у ее сыночка чужие вещи?

После задержания маньяки назвали более 60 эпизодов нападений, грабежей и убийств. Охотно делились леденящими кровь подробностями преступлений, водили оперативников по местам совершения злодеяний. Кстати, интересный нюанс, отлично маньяков характеризирующий – когда кто-то из правоохранителей случайно перекрывал обзор оператору, «мальчики» просили отойти, не мешать съемке. Им было важно находиться в центре внимания, в кадре.

Три подельника сначала весьма активно сотрудничали со следствием, пока адвокаты, нанятые сердобольными родителями, не научили их «правильной» манере поведения. Я не я, и хата не моя. На видео – не я, на фото – тоже не я. Видео смонтировано.
После того, как специалист по видеомонтажу Валерий Воронюк на суде сказал о том, что для монтажа одного лишь сюжета понадобилось бы около 10 тысяч долларов, оборудование, которого в Украине нет, и полгода времени, адвокаты начали настаивать на невменяемости обвиняемых.

«Не мог здоровый человек совершить столь жестокий поступок. Нужна еще одна независимая экспертиза в другом городе, где общественное мнение не так антагонистично настроено против обвиняемых» - из выступления на суде Виктора Чевгуза, адвоката Супрунюка.

В Австралию обвиняемых на обследование не повезли, и адвокаты придумали новую версию, фантастическую: убивал некий Даниил, друг Саенко и Супрунюка. Он-де ходил в одежде «мальчиков», глушил и кромсал людей направо-налево, а потом одежду в квартиры ребятишек подбросил. После того, как этого Даниила привели в зал суда, судья впервые вышел из себя – «хитрый убийца» был раза в два крупнее чахлых маньяков, и их одежда на него просто не налезла бы.

При трансляции в ходе заседания видеоматериалов дела убийцы вели себя чрезвычайно интересно – они внимательно, не отрываясь, смотрели на экран, хотя 99% людей в зале отводили глаза от ужасных сцен какого-то нечеловеческого насилия. «Мальчики» смотрели, и иногда… улыбались. Они весь процесс улыбались, переговаривались. Чувствовали себя вполне раскованно и уверенно.

Раскаялся и полностью сознался в содеянном только Александр Ганжа – самый малообеспеченный из троицы. Также он был единственным, кто не обжаловал приговор – 9 лет. Что Саенко, что Супрунюк, получив свое пожизненное, не покаялись, и продолжали заученно твердить о «монтаже» и «подставе». Их родители также ни разу не покаялись перед родными невинно убиенных…

Анатолий Шарий



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх