,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


«Сирийцев не сломить...»
+18
Анхар Кочнева — российская журналистка, живущая и работающая в Сирии, очевидица всего происходящего в этой стране, один из самых осведомлённых в ситуации в Сирии журналистов мира, отвечает на вопросы "Завтра", связанные с прошлым, настоящим и будущим сирийского государства.

"ЗАВТРА". Анхар, расскажите о себе, о том, как вы решили переехать жить в Сирию, о том, что сейчас там происходит, и действительно ли дела в стране обстоят именно так, как обывателям вещают с голубых экранов.

Анхар КОЧНЕВА. Я с 1999 года работаю турагентом, и уже с тех пор по нескольку раз в год ездила в Сирию, знаю эту страну достаточно хорошо. Когда там начались все эти события, я стала ездить туда ещё чаще — примерно раз в два месяца, чтобы лучше понимать ситуацию, быть в курсе происходящего. Потом было принято решение переехать в Сирию на ПМЖ — и вот уже девятый месяц я постоянно живу в Дамаске. Пишу статьи для "Утро.ру", даю интервью для разных изданий, а также работаю в сирийском Министерстве туризма, сотрудничаю практически со всеми группами журналистов, которые приезжают в Сирию — в качестве переводчика и сопровождающего. Наверное, я единственный журналист, который двенадцать раз за последние несколько месяцев побывал в городе Хомс, о котором постоянно говорят как об "оплоте оппозиции".

Рассказывая о происходящем в Сирии, необходимо сразу отметить, что та информация, которую подаёт нам медиа-сфера, на 99% — откровенное враньё. К примеру, говорится о том, что существуют якобы некие "мирные демонстрации", которые правительство расстреливает из танков, что в городах стоит бронетехника, что тюрьмы переполнены, что население чуть ли не с нетерпением ожидает вторжения войск НАТО... Это всё — абсолютнейшая неправда. Во всех городах, где сохранён контроль правительства, царят тишина и спокойствие, не считая устраиваемых бандитами провокаций и терактов. В остальном всё спокойно: работают базары, по улицам бегают дети, люди ходят по магазинам, в кафе. Что касается демонстраций — за последние полтора года моей жизни в Сирии я видела всего три "демонстрации протеста", каждая из которых была постановочной. На первую мы наткнулись в конце 2011 года неподалёку от Пальмиры, в совершенно безлюдном месте возле античного храма в пустыне, вокруг не было ни одной живой души, кроме группы молодых людей, которые на камеру активно изображали массовый протест. Поорали что-то минут десять, помахали своими флагами, засняли всё и испарились так же, как и пришли — внезапно. Вторая "демонстрация" представляла собой бросание подожжённых автомобильных покрышек посреди оживлённой улицы и разбрасывание бумажек с лозунгом "Свобода навсегда!" Я тогда была в городе вместе с журналистами из "Вестей", мы услышали какие-то крики, прибежали на место происшествия, но уже никого не застали, кроме полиции и дворников, которые убирали всё это, а также местного жителя-очевидца, который с гордостью заявил, что дал по уху одному из "демонстрантов", и повторял: "Если они мужики, то чего тогда убегают? Пусть стоят и объясняют, что им надо!" Ну, и третий случай: находясь в городе Забадани, о котором, кстати, тоже врут, что от города не осталось камня на камне, что его чуть ли не авиация бомбит, хотя на самом деле там всё нормально, я и съёмочная группа РТР попали в лапы "повстанцев" (на самом деле — бандитов). В Забадани правительство пытается решить дело мирным путём, ведёт переговоры с этими бандитами, они, пользуясь такой лояльностью, взяли под контроль часть города. К нам подъехала машина, сказали: "Езжайте за нами". Мы решили рискнуть и поехали. Они косили под мирных местных жителей (хотя бандитов всегда достаточно легко отличить в толпе — по настороженному взгляду, агрессивности видно, что это не обычные люди), поэтому документы у нас не проверяли, мы представились поляками. Это нас спасло: узнали бы, что мы русские, могли бы сделать что угодно. Бывали случаи похищения наших журналистов. Поскольку Россия не даёт бандитам захватить власть (а им для этого, понятное дело, необходимо вторжение НАТО — сами они в военном отношении не способны ни на что), русских бандиты крайне не любят.

"ЗАВТРА". То есть надежды они возлагают исключительно на внешние силы? Если в той же Ливии какая-то часть армии предала Каддафи и перешла на сторону повстанцев, то в Сирии такого, как я понимаю, нет, и практически вся армия лояльна Башару Асаду?

А.К. Да, дела идут именно так. Опять же, говоря о вранье в СМИ: миру пытаются внушить, что идёт процесс массового дезертирства из сирийской армии, это неправда. Я достаточно много общаюсь с военными и вижу, что случается с теми из них, кто попадает в плен к бандитам. Находят их тела со следами страшных пыток. И вы хотите сказать, что кто-то из военных пойдёт к бандитам — зная их настрой? Ни в коем случае. Широко распространены видеоролики, где-то один, то другой "бывший солдат" сирийской армии говорят о том, что они дезертировали и перешли на сторону врагов режима Асада. Откуда они берутся? В части из них фигурируют люди, которые вообще никогда не имели никакого отношения к армии: их просто одевают в камуфляж, и они говорят всё, что нужно. А потом люди в Сирии видят этот ролик и говорят: "Да это же маляр из нашей деревни!" Есть и другой метод — когда настоящих военных похищают и под пытками заставляют записывать видео- обращения. Если вглядеться в эти кадры, то видно, что в большинстве случаев "дезертиры" зачитывают текст либо по бумажке, либо с монитора — то есть, это не их слова. Был вопиющий случай, когда на видео, опять же, читал текст с монитора военный лётчик, сзади стояло примерно человек 25-30, абсолютно бандитской внешности, с оружием, а у лётчика были связаны руки. То есть, несмотря на то, что их было гораздо больше и сила была на их стороне, этот лётчик пытался сопротивляться, драться с ними. И что, мы должны поверить, что этот человек со связанными руками — дезертир и находится среди бандитов добровольно?

После того, как пойманных военных используют для записи видеороликов, их обычно убивают. Убивают — а потом выдают их тела за мирных жителей, погибших от рук преступной сирийской армии. Это очень распространённая практика. Например, во время очередного заседания Совбеза ООН по сирийскому вопросу "повстанцы" на весь мир кричали, что происходит артобстрел Хомса, в котором погибло 120 человек. Ничего подобного на самом деле не было. В медиа вбрасывается очередной ролик — в комнате лежит около 40 человек, убитых. Никаких следов артобстрела нет, все аккуратно застрелены, но их показывают как жертв бомбёжек! И все в нижнем белье, что даёт понять людям, разбирающимся в ситуации, что это военные, с которых просто сняли форму. Так и имитируют массовые жертвы среди мирного населения. Если не считать тех, кого уже нашли мёртвым или вернули за выкуп, на данный момент в руках бандитов находится около 2 тысяч человек. Боевики используют простых граждан как живой щит для себя — скажем, в центре Хомса они контролируют два района именно за счёт того, что прикрываются местными, держат их в заложниках: в том числе женщин, детей, раненых, — тех, кому нужна срочная медицинская помощь. Из-за этого армия не может провести спецоперацию и выбить их из Хомса.

Возвращаясь к теме дезертирства. На сторону бандитов переходят разве что их собственные дети, призванные в армию в соответствии с общей войсковой обязанностью. Вот они действительно могут перейти к своим. А чтобы обычные, лояльные солдаты переходили на сторону бандитов — это попросту невозможно, все же видят, какое у них отношение к военным, как по людям в военной форме целенаправленно стреляют. Военная форма — для них это уже повод убить человека. Кто пойдёт на сторону боевиков, готовых убить тебя за одну твою одежду? Никто. Другое дело, что ещё один метод бандитов — шантаж, когда семью человека похищают и говорят ему: "Переходи на нашу сторону или больше не увидишь своих родных". В такой ситуации, когда человек загнан в угол, он может дать слабину и ради своих близких нарушить присягу. Но опять же, ни о каком добровольном переходе и речи не идёт.

"ЗАВТРА". Какова социальная база бандитов? Это просто маргинальные слои, или у них есть определённая идеология, принципы, за которые они борются?

А.К. Идеологией там и не пахнет. "Убивай, грабь!" — вот вся их идеология. Чем отличаются события в Сирии от событий, скажем, в Тунисе или Египте? В этих странах революции были сделаны руками среднего класса. В Сирии средний класс на баррикады идти отказался. Пытались устроить "твиттерную революцию", в феврале 2011 года призывали к выходу на площади на т.н. "День гнева". Перед днём, на который была назначена эта акция, в полицию пришло руководство всех оппозиционных партий и заявило: "Если кто-то придёт — это не наши. Мы понимаем, что это провокация, нам такого не нужно". После этого на "День гнева" не вышел фактически никто. Но ситуацию продолжали раскачивать внешние силы — раз средний класс поднять не получилось, они запустили вариант "Б" — устроили провокацию в городе Дераа. До сих пор я слышу от людей: "Там власти пытали детей". А кто вам это сказал? Кто-то видел этих детей или их родителей? Классическая схема — распространяется какая-то страшилка без особых доказательств, затем на неё начинают ссылаться одни СМИ за другими, и вот в это верят уже все. Сама я в городе Дераа была неоднократно, общалась там с разными людьми, но почему-то никто мне не подтвердил эту историю, что детей пытали. Это всё сказки. Или другой пример. В новостных сводках можно найти информацию за март 2011 года, что в том же городе Дераа якобы была разрушена старинная мечеть, взорвана правительственными войсками. На самом деле мечеть до сих пор стоит на месте, напротив неё были засняты античные руины ещё греко-римского периода, так эти руины и выдали за разрушенную мечеть. Для чего — понятно, чтобы вызвать праведный гнев: какая нехорошая армия, мечеть разрушила! Это вообще отличительная особенность идущей в Сирии информационной войны — людей ловят на их добрые чувства, чтобы они думали: "Как же так, убивают невинных людей…" А кто убивает? Совсем не та сторона, о которой говорят в медиа. Лжи вообще очень много. Я живу в центре Дамаска, периодически читаю в новостях, что от улицы, на которой я живу, уже камня на камне не осталось. Совершеннейшая неправда.

Судя по тому, как строится эта информационная война, в ней принимают участие действительно серьезные институты и крутятся очень большие деньги. Многих журналистов просто перекупают. Допустим, есть в Москве один сотрудник палестинского посольства, публицист, который достаточно хорошо писал о Сирии (то есть в позитивном ключе, без вранья). Ему предлагают огромные деньги, и после этого он начинает писать абсолютно противоположные вещи. Таких случаев много: у журналистов, которые освещают события в Сирии в ключе, выгодном бандитам, сразу появляются машины, квартиры... люди начинают как-то резко и внезапно хорошо жить! Всё это происходит достаточно долго, уже полтора года, механизмы давно стали понятны — ясно, почему тот сказал так-то, этот сделал то-то.

"ЗАВТРА". Получается, что эта информационная война носит какой-то однобокий характер. Огромный поток лжи с одной стороны, а с другой...

А.К. А с другой стороны работают люди, у которых ресурсов нет никаких! Допустим, вот мы с моей коллегой Леной Громовой сидим в Дамаске, у нас даже не хватает денег, чтобы поставить себе достаточно быстрый интернет, а это примерно тысяча рублей в месяц на наши деньги. До смешного доходит.

"ЗАВТРА". Почему же так плохо работает информационная поддержка в самой Сирии? Разве у правительства нет собственных рычагов влияния?

А.К. Власти делают всё, что могут. На днях было назначено новое правительство, в том числе в должность вступил новый министр информации. На этого человека возлагаются большие надежды, он был известен как общественный деятель еще до того, как стал депутатом и министром. Возможно, ему удастся совершить какой-то прорыв и исправить ситуацию.

Последние годы деятельность иностранного отдела министерства информации практически полностью направлена на работу с журналистами, которые приезжают в страну. Лично я уже около года говорю чиновникам этого отдела, что стоит обращать больше внимания на прессу, которая пишет о Сирии за рубежом, работать с ней. Потому что именно эта пресса формирует общественное мнение — несмотря на то, что у них нет своих корреспондентов, своих материалов. Обычно зарубежные журналисты копируют откровенную дезинформацию, например, с израильских сайтов, пишут "изложения" и выдают это за собственные репортажи. К сожалению, во всем мире очень упал уровень журналистики — не нужны талантливые репортеры, нужны люди, которые в состоянии писать "изложения" чужих материалов.

В самой Сирии достаточно слабо развита система подачи информации. Взять хотя бы сайт информационного агентства САНА — он неоперативный, не слишком информативный, достаточно сложно получать с него и других местных источников сведения о том, что происходит в стране. Министерство информации работает недостаточно хорошо, когда противодействует давлению извне. А это давление действительно велико, как верно сказал Башар Асад в одном из интервью, больше тысячи каналов по всему миру участвуют в травле страны. Информационная война проигрывается — на данный момент это, к сожалению, так.

Можно по-разному относиться к происходящему, есть даже некая аналогия с событиями Апокалипсиса, где сказано, что Зверю будет дано свойство обращать ложь в правду, и ко всем царям мира придут бесы и станут их искушать. Так что происходящее вполне созвучно событиям Апокалипсиса, который, кстати, по Корану должен произойти именно в Дамаске. Идёт битва Добра со Злом...

"ЗАВТРА". И Добро пока проигрывает. А что думает простой народ о происходящем? Каково мнение обычных сирийцев о том, что творится в их стране?

А.К. Во-первых, из-за последних событий большое количество народа потеряло свой доход. В частности, полностью простаивает туристический сектор; это транспорт, гиды, отели... Очень много людей из этой сферы потеряли работу. До начала беспорядков Сирию посещало несколько миллионов человек в год, делали покупки, потому что Сирия — страна с ценами примерно в 3-5 раз ниже, чем в той же Москве. Сейчас исчез этот мощный приток капитала из-за рубежа, в связи с этим люди, привыкшие к определенному достойному уровню жизни, сейчас себе этот уровень позволить не могут.

Во-вторых, сами условия жизни сирийцев изменились к худшему. Раньше Сирия считалась одной из самых безопасных стран мира. Скажем, когда я жила в Дамаске со своей пятилетней дочкой, которая не говорит по-арабски, я, несмотря на это, всегда знала, что могу ее отпустить куда-то бегать одну, не знать, где она, и ничего бы с ней не случилось. Люди могли гулять пешком по городу в 4 утра, и это было абсолютно безопасно. Сейчас, конечно, всё не так, особенно в тех районах, где хозяйничают бандиты. Местные жители стараются сидеть дома, они фактически лишены свободы передвижения. Люди говорят: "Верните нам нашу стабильность!". Это гложет их гораздо серьезнее, чем даже падение доходов. Все хотят, чтобы беспорядки поскорее кончились, чтобы армия наконец- то отловила всех бандитов, и к народу вернулось ощущение безопасности и уверенности в завтрашнем дне.

Даже по самым приблизительным подсчётам, боевиков в Сирии никак не больше ста тысяч, а население страны — двадцать три миллиона. И все мы, кто там живёт, сейчас являемся заложниками этого ничтожного меньшинства, менее чем полупроцента сирийцев. Поэтому, разумеется, все хотят, чтобы хаос прекратился и страна начала жить так, как раньше.

"ЗАВТРА". Анхар, вы как человек, живущий в Сирии, куда лучше понимаете логику происходящих там событий, чем сторонний наблюдатель. Как вы думаете, чем всё это может закончиться? Есть ли у Сирии шанс вернуться в русло нормального развития, или этот конфликт, искусственно раздуваемый внешними силами, погубит страну?

А.К. Говоря о внешнем вмешательстве, я думаю так: если бы нас могли отбомбить, то отбомбили бы уже давно. Официального повода для вторжения нет, да и к тому же Сирия — совсем не беззубая страна, в случае нападения мы будем огрызаться. Это понимают все, поэтому сейчас идёт такая изматывающая война, когда режим пытаются свалить за счёт внутреннего конфликта.

У меня есть любимая настольная книга, которая называется "Сценарии дальнейших вторжений США", написана она была ещё порядка десяти лет назад и в 2009 году издана на русском языке, она есть в Интернете, свободно можно прочесть. Там описываются возможные варианты американского давления для установления гегемонии во всём мире, страны, по которым они могут нанести удар. И одна из этих стран — это как раз Сирия. Когда читаешь эту книгу, к тебе приходит понимание, что делают американцы и почему они это делают, несмотря на то, что, конечно, планы претерпевают некоторую корректировку, и сценарий реальных событий в чём-то может немного отличаться от изложенного в книге. Суть, тем не менее, остаётся той же.

Запад почему-то был уверен, что чем больше давить на сирийцев, тем сильнее будут антиправительственные настроения, простой народ будет думать: "Во всём виновато правительство, пусть нас лучше НАТО отбомбит, сменится власть, и будем мы жить в шоколаде". Те, кто планировал эту стратегию, не учли тот факт, что сирийцы — в хорошем смысле этого слова — "советские люди". То есть, это люди, у которых есть настоящий патриотизм, которые готовы терпеть какие-то лишения ради своей страны. Когда ты видишь плачущего на похоронах отца ребёнка, который, вытирая слёзы, говорит: "Папа погиб за Родину". Или когда женщина в трауре говорит: "У меня бандиты убили двоих сыновей, у меня осталось ещё двое, но я знаю, что и они уйдут в армию и горда этим", — становится понятно, что сирийцев так просто не сломить, и это Запад не учёл.

Касательно будущего, в ближайшие три месяца будет усиливаться давление на Сирию со всех сторон. Недавно в Женеве были приняты очередные документы о создании общего правительства власти и оппозиции, это просто курам на смех, я их читала — там всё говорится от имени "сирийского народа", но представителей сирийского народа на этом сборище нет, и какое его участники имеют право говорить от лица нации, непонятно. Есть люди, которые не живут в Сирии по 20-30 лет, например, тот же Бурхан Гальюн, бывший глава "Сирийского национального совета", который давным-давно переехал в Париж. И эти люди якобы представляют Сирию и её народ?! При этом у многих из них даже нет сирийского гражданства — они от него отказались. Смешно, честное слово. Это те, кто сидит за рубежом. А о тех, кто действует внутри страны, я уже говорила, — это просто бандиты. И неужели кто-то всерьёз полагает, что кому-то из такой "оппозиции" позволят войти в правительство? Сами сирийцы этого не хотят и не допустят.

Вообще, принятие этих документов говорит о том, что в ближайшие месяцы нас бомбить не будут. С другой стороны, у меня есть информация из американских источников, что, всё-таки, бомбёжки будут, и начнутся где-то в августе-сентябре. В любом случае давление на Сирию будет сильнее и сильнее с каждой неделей и каждым месяцем.

У Сирии есть мощные ресурсы для сопротивления: заводы, развитое сельское хозяйство, в какой-то мере — полезные ископаемые, хоть и достаточно скудные. Как минимум два государства региона — Ливан и Ирак — остаются союзниками и партнёрами Сирии, то есть изолировать страну не получится. Экономическое, геополитическое положение Сирии достаточно прочно. Ну и, конечно, не стоит забывать о поддержке России и Китая — наш министр иностранных дел заявил, уже после начала всех этих событий: "Пока у нас есть такие экономические партнёры, как Россия и Китай, других нам и не нужно".

В общем, я думаю, что давление продолжится, но уверена, что, если не будет никакого вторжения извне, бомбардировок, мы выстоим.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх