,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Ливия после Каддафи: у нового режима проблемы
В ноябре новое руководство Ливии столкнулось с неожиданными проблемами в процессе создания новой «национальной армии». Эти проблемы в первую очередь были связаны с неоднородностью формирований тех, кого еще недавно называли одним словом – повстанцы. Среди них к настоящему времени отчетливо выделились по меньшей мере три группы «бригад» - вооруженных формирований, воевавших против режима Каддафи.




Немногочисленные бригады первой группы укомплектованы главным образом бывшими кадровыми военнослужащими и солдатами, перешедшими на сторону повстанцев. Для этих формирований характерны относительно экстерриториальный принцип комплектования, наличие определенных навыков владения некоторыми системами вооружений у их бойцов, наличие некоторого оперативно-тактического опыта у их командиров, а также относительно высокий уровень дисциплины.

Бригады второй группы укомплектованы главным образом так называемыми «революционерами», объединенными в этих формированиях по территориально-племенному принципу. У командиров таких бригад много неудовлетворенных амбиций, поскольку именно своих бойцов они считают главной движущей силой ливийской революции.

В бригады третьей группы вошли главным образом исламисты, имевшие в свое время отношение к организации «Воюющая исламская группа – ливийская» /ВИГ-Л/. Именно бойцы этих бригад, объединенные общими идеями, действовали на острие главных ударов повстанцев в ходе ведения боевых действий против сил Каддафи. Бойцы этих бригад, как правило, хорошо подготовлены в военном отношении. Многие из них прошли через Афганистан, Ирак, Чечню. Среди них действует жесткая дисциплина.

Что касается ВИГ-Л, то она с февраля с.г. стала именоваться «Ливийское движение за изменения» /ЛДИ/. До этого ВИГ-Л «успела» войти в «Аль-Каиду в странах исламского Магриба» /АКМ/. Один из лидеров ЛДИ – воспитанник движения «Талибан» Абдельхаким аль-Хассади. Его ближайший сподвижник – также выходец из ВИГ-Л и действующий военный комендант Триполи Абдельхаким Бельхадж. Его визави в Бенгази - Исмаил ас-Салаби. Его брат Али ас-Салаби представляет ЛДИ в Переходном национальном совете /ПНС/.

Считается, что именно исламистские бригады создавались и вооружались на деньги Катара. Они были потрачены не зря. Показательно, что если сразу после взятия Триполи ставший «командующим» всеми повстанческими отрядами ПНС в ливийской столице Абдельхаким Бельхадж имел под своим непосредственным командованием отряд численностью 2 тыс. бойцов, то три месяца спустя под его началом было уже 25 тыс.боевиков.

Подобный рост численности исламистских формирований в условиях, когда военная победа уже одержана, может объясняться только одним: исламисты на всякий случай начали готовиться к новой войне, в которой они могут столкнуться с бригадами из двух первых групп, и в первую очередь – с бывшими военными.

Понимание подобной перспективы, судя по всему, существует и среди бывших военных. Именно бывшие кадровые военные 17 ноября, еще до того, как пять дней спустя было сформировано временное правительство страны, провели совещание с участием порядка 150 бывших офицеров и унтер-офицеров старой армии. На этом совещании, прошедшем в городе Эль-Бейда на востоке страны и начавшемся еще 15 ноября, единогласным решением на пост начальника Генштаба новой ливийской армии был назначен корпусной генерал Халифа Хафтар. Таким образом, фактически ПНС был поставлен перед свершившимся фактом. Одновременно было объявлено о «возрождении» национальной армии при том, что ПНС, где, похоже, было сильное влияние исламистов, пока никак не озаботился этим вопросом.

Как отмечалось в коммюнике совещания, которое зачитал глава военного совета г.Эль-Бейда генерал Фрадж Бунсейра, «участники встречи остановили свой выбор на корпусном генерале Халифе Хафтаре с учетом его возраста, военного опыта, его руководящих способностей, равно как тех усилий, которые он приложил в ходе революции 17 февраля». Как отметил Бунсейра, решение совещания о назначении Хафтара на пост начальника Генштаба ливийской армии должен утвердить глава ПНС Мустафа Абдель Джалиль.

Несколькими днями ранее бывший полковник ВВС Ливии Ибрагим аль-Фитури заявил, что «позиция ПНС по вопросу об армии остается неясной, поскольку исламисты, поддерживаемые Катаром, тормозят возрождение регулярной армии».

Среди тех, кто высказался за назначение Хафтара, был замечен, в частности, генерал Сулейман Махмуд – близкий сподвижник бывшего начальника «Генштаба» повстанцев генерала Абдельфаттаха Юнеса аль-Обейди. Бывшего главу МВД при режиме Каддафи, перешедшего на сторону повстанцев, убили 28 июля с.г. при невыясненных до сих пор обстоятельствах. Напротив, присутствовавшие изначально на совещании несколько десятков представителей «революционных» бригад вскоре покинули его.

Несколько интересных подробностей о Хафтаре. Он – кадровый военный. Выпускник военной академии в Бенгази, в дальнейшем продолжал специальное образование в одной из военных академий в СССР. После фактического поражения Триполи в вооруженном конфликте между Ливией и Чадом /1986 – 1987гг./, вскрывшем неготовность ливийской армии к войне и ее неспособность вести длительные активные боевые действия, Хафтар дезертировал из нее. Он бежал из Джамахирии и с 90-х годов прошлого столетия проживал в США. После начала восстания в Ливии он в марте с.г. вернулся на родину и примкнул к повстанцам.

Назначение Хафтара в «штыки» приняли многие полевые командиры «революционных» бригад, объединенных в т.н. Союз бывших повстанцев. Они, по всей видимости, опасаются, что кадровый военный постарается покончить с анархией и вольницей, которые позволяли и позволяют им пользоваться значительной автономией и вседозволенностью на подконтрольных им территориях, и добьется разоружения этих бригад. Эти полевые командиры потребовали не назначать начальника Генштаба вплоть до формирования временного правительства страны.

Как подчеркивалось в коммюнике Союза бывших повстанцев /СБП/, новый начальник Генштаба ливийской армии «должен быть выбран среди бойцов, которые были на передней лини фронта» борьбы против режима Каддафи, т.е. среди командиров «революционных» бригад, и никак иначе. Яснее не скажешь. Чтобы в какой-то мере нейтрализовать клан военных, СБП для оглашения этого коммюнике также нашел военного – генерала Мунира Мсааеда, уроженца Бенгази. Он же уточнил, что «СБП не против личности Хафтара, а против метода, примененного при его назначении». «Мы должны сначала договориться о критериях отбора, прежде чем назначать кого-либо», - утверждал Мсааед.

В данном случае, как представляется, различные группы бывших военных выступили выразителями интересов различных территорий или кланов.

Со своей стороны глава столичного отделения СБП Абдалла Накер заметил, что «бывшие повстанцы должны занять ключевые посты во временном правительстве». «С нами никто не консультировался относительно назначения начальника Генштаба, - сообщил он. - Среди нас есть компетентные люди, но у нас не было возможности представить наших кандидатов на эту должность». Начальником Генштаба должен быть только бывший повстанец, принимавший непосредственное участие в боевых действиях», - утверждал Накер, за которым стоят около 22 тысяч бойцов из 70-ти различных по географическому происхождению бригад.

И, похоже, «революционеры» добились своего. Командир бригады «революционеров» из города Зинтан Усама Джуили получил 22 ноября пост министра обороны во временном правительстве Ливии, что делает более чем призрачными перспективы Хафтара на посту начальника Генштаба. Напомним: именно повстанцы из Зинтана удерживали до последнего времени в плену сына Каддафи – Сейф аль-Ислама. «Коллега» Джуинли - командир бригады из города Мисурата Фавзи Абдельали - получил пост главы МВД.

В первом коммюнике временное правительство Ливии объявило свои приоритеты – обеспечении «безопасности, стабильности и возвращения к нормальной жизни». Оно пообещало «поддерживать усилия ПНС по достижению национального примирения», что означает фактическое двоевластие в стране, где двумя властными полюсами будут само временное правительство и ПНС. Ранее ПНС заявлял, что передаст всю полноту власти временному правительству сразу, как оно будет сформировано. Новая структура исполнительной власти также заявила о своем намерении «воссоздать национальную армию и силы безопасности, интегрировав в них заинтересованных в этом граждан».

28 ноября ливийские улемы призвали новые власти страны поставить под контроль процесс распространения оружия среди населения. Более того, они объявили, что торговля оружием «запрещена религией» и призвали ливийцев подчиниться требованию властей о сдаче оружия. Этот призыв прозвучал от участников первой встречи ливийских улемов, организованной министерством по делам религии в Триполи.

Тем временем 1 ноября стало известно имя главы временного правительства Ливии, назначенного ПНС. Им стал преподаватель Триполийского университета Абдель Рахим аль-Киб. Он сразу же пообещал, что работа нового правительства будет «прозрачной» и что в него не войдут функционеры прежнего режима.

24 ноября бывший министр нефти и финансов Ливии Али Тархуни заявил, что суверенитет Ливии находится под угрозой. «Настало время для меня говорить, и говорить откровенно. Голоса, которые слышны сегодня, являются голосами элиты в лице ПНС, который не избирался путем голосования», - напомнил он. «Слышны также голоса тех, кто пользуется поддержкой извне, получая оттуда деньги и оружие, - сказал Тархуни, намекая на Катар, но прямо не называя его. – Ряд стран был на нашей стороне /в ходе недавних событий/, и все эти страны имеют собственные интересы. Некоторые из них начали полагать, что они имеют влияние на нас, но это ошибочное суждение».

В ноябре наметился раскол ливийского общества и по другому срезу. 27 ноября свыше 500 ливийских берберов вышли на манифестацию в Триполи, чтобы выразить протест против их «исключения» из переходного правительства страны. Они также потребовали официального признания их языка и самобытности. Двумя днями ранее Национальный конгресс амазигов /другое название берберов/ всех ливийцев, и в частности, берберов, призвал не взаимодействовать с переходным правительством страны.

Считается, что берберы составляют до 10 процентов от 6-тимиллионного населения Ливии. Они принял активное участие в свержении прежнего режима и рассчитывали, что новые власти Ливии учтут это. Категорически против признания самобытности берберов выступают исламисты.

Из экономических новостей месяца следует отметить заявление главы ливийской национальной нефтяной компании /NOC/ Нури Беруина, согласно которому в ноябре Ливия вышла на показатель добычи нефти в 600 тысяч баррелей в день, и до завершения года должна довести его до 800 тысяч баррелей в день. По его словам, из 600 тысяч баррелей 140 тысяч поступают на ливийские НПЗ, остальное – идет на экспорт. Беруин считает, что Ливия может вернуться к прежнему довоенному уровню добычи – 1,6 млн баррелей в день – к концу 2012г.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх