,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Каддафи и «Лев пустыни»
0
Власть в Ливии насильственно сменилась, но на этой неделе там, как и в прежние годы, пройдут мероприятия в память о национальном герое, с которым сравнивают себя, что парадоксально, одновременно как новые лидеры, так и их свергнутый оппонент Муаммар Каддафи. 80 лет назад - 16 сентября 1931 г. - в городке Солук (это на востоке страны к югу от Бенгази) на глазах сотен согнанных местных жителей и выведенных на тюремный двор других заключенных был повешен руководитель движения сопротивления итальянской оккупации Омар аль-Мухтар. По легенде, когда итальянцы предоставили ему последнее слово, то он произнес из Корана: «Поистине, мы принадлежим Аллаху, и к Нему мы возвращены будем».

Мистик и аскет пошел в партизаны

За два года до этого Омар аль-Мухтар получил от живших в эмиграции единомышленников приглашение перебраться в Египет. К концу 1929 г. перевес итальянцев был очевиден. И так уже было удивительно, что повстанцы продержались с 1923 г. Однако 70-летний партизанский командир, который со своей благообразной седой бородой был больше похож на духовного учителя, вежливо отверг идею бежать. Он ответил: «Я не покину свою землю и лучше останусь в ней шахидом». Переговоры о сдаче с ним вели и итальянцы, но делали они это так грубо и лицемерно, что гордый Омар аль-Мухтар, за голову которого была объявлена крупная награда, все-таки предпочел отказаться от их предложений.

Вместе с примерно сотней бойцов осенью 1931 г. он попал в окружение. В одном из боев 13 сентября под ним была убита лошадь, сам он был ранен в руку и пленен. Желая соблюсти внешние приличия, итальянцы судили его в городе Бенгази, где на закрытом военном трибунале приговорили к смертной казни. «Одно только имя этого национального героя приводило в трепет итальянские посты и конвои. Но силы были неравными», - отмечает по этому поводу известный российский исследователь Ливии Анатолий Егорин.

К слову сказать, Омар аль-Мухтар действительно был не только бойцом, но и духовным лидером повстанцев. До войны он получил хорошее образование и возглавил один из центров местных мусульман-суфиев. В Ливии большинство суфиев принадлежат к ордену сенуситов (по фамилии основавшего его здесь в ХIХ в. араба Мухаммада ас-Сенуси). Его адепты, как и другие суфии, практикуют мистицизм, отличаясь, пожалуй, еще большим аскетизмом.

Предчувствие насильственной смерти

Фразу Омара аль-Мухтара о предпочтительности геройской смерти изгнанию почти слово в слово повторил 69-летний ливийский лидер Муаммар Каддафи, когда объявил, причем не один раз: «Я не покину страну и лучше погибну как шахид». Его пресс-секретарь Муса Ибрагим на днях сообщил, что полковник находится в Ливии: «Мы сильны. Борьба далека от завершения». Как считают многие зарубежные политологи, часть населения Ливии запомнит полковника Каддафи как героя, особенно если он умрет красиво и смело, как обещает.

Повстанцы смогли одолеть его только благодаря помощи НАТО. Некоторые ливийцы сегодня опасаются, как бы чужеземное вмешательство не привело их к потере самостоятельности. Муаммар Каддафи в своих зажигательных речах неоднократно предупреждал соотечественников об опасности возвращения в руки иностранцев нефтегазового сектора, национализированного после организованной им антимонархической революции 1969 г. Еще одну угрозу он усматривает в воссоздании иностранных военных баз на ливийской земле. До революции в стране действовали базы США и Великобритании. Себя Муаммар Каддафи видит борцом с неоколониализмом, готовым к самопожертвованию.

Каддафи с юных лет благоговейно относился к памяти героя национально-освободительного движения Омара аль-Мухтара. При короле Идрисе (хотя он тоже был сенуситом и тоже, в отличие от Каддафи, был выходцем с востока страны) имя этого полевого командира официально было не в почете. Возможно, так получилось из-за возникавших между ними когда-то периодов личной неприязни и еще из-за влияния на монарха западных политиков и бизнесменов, включая тех же итальянцев.

А вот 27-летний капитан Каддафи, ставший вскоре полковником, счел своим долгом побывать на могиле Омара аль-Мухтара сразу же после успеха сентябрьской революции. Впоследствии Муаммар Каддафи объявил 16 сентября - когда казнили героя - днем национального траура, что отмечалось ежегодно.

С тех пор именем боевого вождя, боровшегося против оккупантов, стали называть в Ливии улицы, про него писали книги и делали фильмы, а самой популярной, конечно, стала сделанная в Голливуде кинолента «Лев пустыни» с Энтони Куинном в главной роли. Ее режиссером и продюсером стал американский гражданин Мустафа Аккад, сириец по происхождению, по слухам, доставший деньги на эту работу в Ливии. В ноябре 2005 г. он вместе с взрослой дочерью погиб в фойе пятизвездочного отеля в Аммане. Смертники из иракского филиала «Аль-Каиды» совершили тогда серию терактов сразу в трех самых дорогих гостиницах иорданской столицы (в одной из них гуляла свадьба), погибло более 60 чел., несколько сотен получили тяжелые ранения.

200 миллионов в год за казни героев войны

Когда Ливия при Каддафи начала налаживать отношения со странами Запада, полковник не забыл про то, что правое дело Омара аль-Мухтара нуждается там в реабилитации. Вождь ливийской революции потребовал от Рима извинений и, что вполне в духе Каддафи, денежных выплат за нанесенный ущерб.

Колонизация Ливии пришлась на пору фашистского правления в Италии. Профессор Анатолий Егорин напоминает, что «в результате итальянской колониальной войны только за 6 лет, начиная с 1923 г., было казнено более 4 тыс. чел., а еще более 141 тыс. ливийцев были согнаны с мест проживания или убиты, не считая погибших в боях». Так что когда в конце августа-начале сентября 2008 г. Триполи посетил итальянский премьер Сильвио Берлускони, стороны договорились о том, что итальянцы выплатят ливийской казне сумму в 5 млрд. евро за страдания, причиненные ливийскому народу. Договоренность была рассчитана на 25 лет. Получалось по 200 млн. евро в год. Взамен Каддафи предоставлял выгодные контракты итальянскому бизнесу.

Тогда же Берлускони привез полковнику в подарок серебряную чернильницу в виде головы льва с двумя дорогими перьевыми ручками, которыми они расписались на соглашении. Из Римского национального музея была в тот визит возвращена статуя Венеры, увезенная когда-то колонизаторами из Киренаики, т.е. восточной части нынешней Ливии. Сильвио Берлускони пояснил: «Все это - материальное и эмоциональное признание ошибок нашей страны в колониальную эру, открывающее путь к будущему сотрудничеству».

Удовлетворенный этим, Муаммар Каддафи, тем не менее, с присущим ему упорством еще раз напомнил об этой проблеме, когда через год приехал в Италию в ходе поездки по Европе. Во время одной из официальных церемоний он появился перед журналистами в мундире, на лацкане которого на правой стороне груди была прикреплена среднего размера фотография Омара аль-Мухтара, запечатленного в окружении итальянских конвоиров. На недоуменные вопросы журналистов Каддафи охотно отвечал следующее: «Этот человек был мученически убит, хотя сражался за свободу и достоинство своей страны, за независимость, против варварских иностранных войск». Намек на прошлые обиды был ясен, впрочем, визит прошел успешно.

Интересно, предчувствовал ли тогда отличающийся подвижной психикой полковник, что через два года сам будет скрываться от трибунала и жестокой расправы?

Могилу народного кумира перенесут обратно

Выдающиеся исторические личности в мирное время не вызывают столько споров, сколько в период обострения противоречий. В ситуации гражданской войны, в которую попала Ливия, все оказалось не так однозначно. За честь сражаться с именем Омара аль-Мухтара на устах стала бороться каждая из противоборствующих сторон. Он стал примером и для тех, и для других, но совсем по-разному.

Под городом Сирт, возле которого родился Муаммар Каддафи и в районе которого он может предположительно скрываться, сейчас в ожидании приказа к штурму стоят лучшие отряды повстанцев. Один из батальонов под руководством некоего Наджи аль-Магриби носит имя Омара аль-Мухтара.

Ливийская оппозиция объявила этого вождя своим героем. О своем уважении к нему объявили даже те, кого ливийские власти называли сторонниками «Аль-Каиды». Многие демонстранты, вышедшие в середине февраля на акции протеста в Бенгази, вместе с антиправительственными плакатами несли его портреты и вешали значки с его фото на футболки. Люди выкрикивали лозунги, приписываемые аль-Мухтару, например: «Победа или смерть!», «Жить достойно или умереть достойно!».

«Аль-Мухтар сражался с иностранными завоевателями, но в наши дни он бы выступил, в первую очередь, против диктатора», - объявили члены сформированного тогда оппозиционного Переходного национального совета. Шейх Юсеф аль-Кардави (этот живущий в Катаре египтянин считается одним из духовных авторитетов группировки «Братья-мусульмане») обратился к восставшим со словами поддержки, призвав к стойкости: «Ведь вы - потомки Омара аль-Мухтара!».

Были найдены почтенного возраста внуки и внучка великого деятеля, один из его потомков, например, живет в Лондоне. Они поддержали оппозицию и сделали соответствующие заявления, выступив на самых известных арабских телевизионных станциях «Аль-Джазира» и «Аль-Арабийа». Выяснилось, что члены этой семьи все эти годы были недовольны тем, что, не посоветовавшись с ними, взбалмошный Каддафи перенес в 1981 г. могилу Омара аль-Мухтара из города Бенгази на 50 км южнее в тот самый небольшой Солук, где он был казнен.

Предполагалось сделать там музейный комплекс, но родственники отмечают, что все получилось скромнее, чем они ожидали. Теперь победившая оппозиция обсуждает вопрос о том, чтобы перенести останки обратно в Бенгази, тем более, с этого города и началось восстание против Каддафи. Несмотря на другие важные дела, этот вопрос продолжает обсуждаться.

Муаммар Каддафи в глазах противников режима выглядит не борцом против чужеземного военного вмешательства, а сумасбродным задержавшимся у власти правителем, обогатившим семью и весь свой клан за счет обеднения остальных. Ради того, чтобы сместить надоевшего руководителя, часть ливийцев сочла возможным опереться на иностранные штыки, и хотя это уже свершившийся факт, но он до сих пор вызывает споры в рядах новых лидеров.

«Портрет Омара аль-Мухтара нарисован на нашей купюре достоинством в 10 динаров. Вот, казалось бы, как почитал его Каддафи. Но беда в том, что несколько лет назад он стал печатать на деньгах и собственный портрет, причем на большой купюре в 50 динаров!», - говорят критики прежнего, продержавшегося почти 42 года, режима. Победители приказали Центробанку постепенно изымать из обращения эти банкноты, чтобы полковник больше не глядел с них на соотечественников. А вот самые ходовые «народные» купюры в 10 динаров будут оставлены вместе с изображенным на них портретом национального героя, борца с иностранным засильем Омара аль-Мухтара. Его имя сегодня объединяет ливийцев.

Елена Супонина, востоковед, политический аналитик
«Новое Восточное Обозрение»
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх