,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


«Ливию ждет судьба Сомали»
0
Усилия ливийских повстанцев, если верить зарубежным СМИ, впервые принесли серьезный успех, и столица страны — Триполи — почти полностью находится под контролем противников Муамара Каддафи. В понедельник днем мятежники вплотную придвинулись к резиденции полковника в центре столицы. По информации телеканала «Аль-Джазира», силы НАТО планируют нанести удар по резиденции, чтобы расчистить путь к комплексу правительственных зданий. Добавим, что, по информации Reuters, накануне страну покинул премьер-министр Багдади аль-Махмуди, который сейчас находится на курортном острове Джерба в Тунисе.

Впрочем, многие эксперты все еще сомневаются в том, что повстанцам удалось достичь реального успеха. За потоком сообщений они видят дезинформацию. Причем такой точки зрения придерживаются и эксперты, которые находятся в самом Триполи.

Так, директор общественной организации Americans Concerned for Middle East Peace Фрэнклин Лэм, который находится в Триполи, высказал мнение, что режим Каддафи заманивает повстанцев в западню и скоро «начнет контратаку». «В это можно поверить, если считать достоверным заявление официального представителя правительства Ливии Ибрагима Мусы о том, что он располагает 65 тысячами отлично вооруженных солдат», — сказал Лэм.

Одновременно появились сообщения, что на выручку к отцу в Триполи спешит его сын Хамис — он движется во главе элитной танковой бригады, стоявшей накануне восточнее Триполи, там, где ожидался основной натиск повстанцев. В этой связи многие полагают, что уличные бои в столице могут затянуться.

В достоверности победных реляций повстанцев пока сомневается и президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. В интервью газете ВЗГЛЯД он высказал иную версию происходящего и предложил свой сценарий развития событий в Ливии в ближайшем будущем.

«Ливию ждет судьба Сомали»

Евгений Сатановский (Фото: РИА "Новости")

ВЗГЛЯД: Евгений Янович, падение Триполи означает падение режима Муамара Каддафи? Он больше не управляет страной?

Евгений Сатановский: Мы абсолютно не можем об этом говорить. Дезинформации поэтому поводу «Аль-Джазиры», «Аль-Арабии», Reuters и всех остальных, кто на эту тему высказывался в последние полгода, было столько, что никто не знает, является ли ситуация повторением старой русской сказки о мальчике, кричавшем «Волк! Волк!», пока волк на самом деле не пришел, и тут ему уже никто не поверил.

У нас же пока нет картинки, показывающей сдавшегося Каддафи. У нас есть люди, стреляющие в белый свет из автоматов неизвестно на какой дороге. Это не убеждает. Брать Триполи было некому.

Французский спецназ? Верю. Британский коммандос? Верю. Спецоперация вроде той, когда мы Амина убирали спецназом ГРУ в Афганистане. Бенгазийцы? Не верю. Не было у них таких сил. Не складывается.

В Бенгази в последние 10-12 дней абсолютный развал. Разогнанный исполком, распад военной инфраструктуры, застреленный Юнис — бывший министр внутренних дел Каддафи, бежавший к ним и возглавивший военную часть оппозиции. Ну чего ради они вдруг напряглись и взяли Триполи? В 45-м мы взяли Берлин, а в 42-м не могли мы его взять. Вот здесь то же самое.

ВЗГЛЯД: Почему лишь спустя полгода после начала восстания удалось войти в Триполи?

Е.С.: Мы на самом деле имеем некую спецоперацию Запада под названием «оппозиция взяла Триполи» и ничего больше. Операция проваливается. Все они выглядят как шуты гороховые, которые полгода не могут целым блоком НАТО одного Каддафи, что называется, «завалить». Глупо выглядит.

А у Франции кончаются деньги, авианосец пришлось отозвать, дефолт может случиться. У Франции и Великобритании кончаются высокоточные боеприпасы — они их у Германии одалживают. А тут на носу конфликт в Сирии и много чего другого, спешить надо людям. Причем, еще раз повторю, что я не знаю, дезинформация это, смешанная со спецоперацией, или там действительно происходит что-то, напоминающее то, о чем нам говорят.

Но то, что блок НАТО уперся в абсолютную стенку — это видно. Наверное, каким-то боком решили поторопить события.

ВЗГЛЯД: Как будут развиваться события дальше?

Е.С.: К чему это приведет, тоже известно: Афганистан, Ирак, Сомали. У нас масса такого рода примеров. В ливийском случае, скорее всего, произойдет вариант Сомали — распад по племенам и кланам. Война всех против всех, взрывы на трубопроводах, партизанщина и терроризм, «Аль-Каида» — доминирующая сила: «Аль-Каида» Магриба и «Аль-Каида» на побережьях Дерна и Бенгази.

ВЗГЛЯД: Как скоро могут перессориться между собой победители?

Е.С.: Во-первых, какие уж тут победители?! Это террариум единомышленников. Во-вторых, они уже перессорились между собой. Еще не победили, но деньги начали делить и пристрелили тут же не глядя экс-министра внутренних дел, поскольку всего мало, а всех много, и всего на всех не хватает. И в случае Ливии это тоже так. То есть, иракский вариант в Ливии — это счастье, а уж хуже трудно чего-то придумать. Но, повторяю, скорее может быть сомалийский сценарий: несколько сотен арабских племен, несколько десятков берберских, плюс племя тубу, плюс «Аль-Каида» Магриба в глубинке в Сахаре, плюс исламский эмират в Дерне. Говорить после этого о том, что они перессорятся — это большой комплимент этим людям.

ВЗГЛЯД: Насколько вероятно, что покойный главком повстанцев, генерал Юнис, бывший министр внутренних дел Джамахирии, был все-таки двойным агентом? Говорили, что он по заданию самого Каддафи перешел в самом начале на сторону повстанцев, возглавил их отряды и долгое время сам же тормозил продвижение к Триполи. В любом случае, очевидно, что вскоре после его убийства повстанцы смогли возобновить наступление...

Е.С.: Все вероятно в этом мире. Не зря говорят, что араба нельзя купить, его можно только арендовать. Говорившие это британцы были грубы, но абсолютно честны. В этом мире нет ничего невероятного.

Но я вспоминаю все, что о чем мы говорили с нашими западными коллегами, которые встречались с бенгазийской оппозицией. Общее мнение: она ни на что не способна. По определению она даже не может вести партизанской войны. Так говорят их инструкторы — британцы и французы. После этого не верится, что эти люди вдруг за неделю собрались и дошли до Триполи.

ВЗГЛЯД: Ранее в СМИ появлялись сведения, что убежище Каддафи может предоставить Белоруссия, ЮАР, Уганда и даже США. Сейчас говорят, что он в Алжире. Какая из стран сегодня теоретически готова приютить полковника?

Е.С.: На дворе 2011 год. С 45-го так много времени прошло, а мы до сих пор не знаем, куда Борман делся. Зачем нам предсказывать, куда уйдет Каддафи? Он может оказаться где угодно. Через некоторое время он может оказаться сидящим в шезлонге на курорте Майями-Бич с надписью на майке «Я люблю Америку». Это не исключено. Много чего происходит странного в этом мире. Черчилль на эту тему говорил, что прошлое надо предсказывать, а не будущее. Лучше получается.

ВЗГЛЯД: Страна, которая согласится предоставить Каддафи политическое убежище, объявит об этом?

Е.С.: Таких вещей никто не объявляет.

ВЗГЛЯД: Из-за опасений санкций ООН? Потому что он разыскивается Международным уголовным судом?

Е.С.: Нет. Если вы лидер страны, а не идиот, то просто так вы никого приютить не собираетесь. Это приносит вам большие деньги. Зачем же вам после этого стрелять себе в ногу, занимаясь непонятными объявлениями неизвестно по какому поводу. Такие люди долго не живут и у власти не находятся. Неважно, Африка это или Латинская Америка, Восточная Европа, Запад или Юго-Восточная Азия.

ВЗГЛЯД: Каддафи приедет не с пустыми руками, а привезет золото и щедро заплатит за проживание?

Е.С.: Никто никаких сундуков с золотом не повезет. В мире все делается иначе. Кредитные карточки никто не отменял. У Каддафи десятки миллиардов долларов на разных счетах, которые не конфискованы. Только в одной Африке существовало около двадцати режимов на деньги Ливии. И далеко не все его предали, далеко не все конфисковали эти средства.

* * *


Вениамин Попов, бывший посол России в Тунисе и Ливии, руководитель Центра партнерства цивилизаций

Обстановка в Ливии весьма сложная. Повстанцы говорят, что они захватили 80% Триполи. Тем не менее, все арабские телеканалы сообщают о продолжении боев. Так что, режим полковника Каддафи еще свергнут не до конца. Но даже если это событие произойдет, и повстанцы полностью овладеют Триполи, то ситуация продолжит оставаться сложной в течение длительного времени.

Руководители Переходного национального совета заявили, что они хотят принять конституцию, в которой гарантировали бы права всех жителей Ливии вне зависимости от пола, расы, этнической принадлежности и религии. Но одно дело — декларировать, а другое — осуществить на практике. Еще несколько лет назад Ливия состояла из трех частей, и процесс создания централизованного государства начался с приходом к власти Каддафи. А до этого это была Триполитания, Киренаика и Феццан, сколоченные по решению международных органов. Здесь в течение долгого времени основной тон задавали племенные отношения. И сейчас достаточно важно, к какому племени относится человек. Когда убили командующего повстанцами Абделя Фаттаха Юниса, то его достаточно мощное племя предъявило ультиматум Переходному национальному совету с требованием сурово наказать убийц Юниса. В совете с трудом согласились на проведение объективного расследования. Племенные отличия до сих пор чувствуются. Есть серьезная разница между Триполитанией и Киренаикой. Всегда между ними было определенное соперничество, помимо соперничества между племенами, которые задают там тон. Допустим, в Триполи это небольшое племя каддафа и миграхи. Они всегда считали себя несколько выше жителей Бенгази.

Но главное — если режим будет свергнут, то это окажется не такой сложной задачей по сравнению с тем периодом, который затем наступит. Как наладить жизнь в стране, раздираемой крупными противоречиями? В самом лагере повстанцев представлены разношерстные силы. Там есть ярые исламисты, приверженцы светских взглядов и просто те, кто ушел от Каддафи, но ранее сами встроены в режим длительное время, в том числе председатель этого совета, который был министром юстиции. Так что, сложностей много.

Трудно представить, чтобы остатки режима быстро сложили оружие. Какое-то сопротивление продолжится. На этом фоне создание демократического государства становится весьма сложной задачей. А потом наступает период — мы видим это после свержения режимов в Тунисе и Египте — размежевания сил революции, которые сначала объединились ради одной сравнительно нетрудной задачи: свалить диктатора. Но потом обязательно идет процесс размежевания. Это железный закон любых революций. И кто будет задавать тон, сказать очень трудно.

Здесь есть два фактора. Во-первых, они по-разному понимают задачи нового развития страны, поскольку представляют разные слои населения. Во-вторых, между ними, естественно, начнется борьба за власть. Я бы добавил еще одно обстоятельство, которое осложняет дело. Ливия привлекает к себе многочисленные внешние силы. Прежде всего, из-за нефти уникального качества, — она практически без серы и поэтому такая дорогая.

Все эти факторы говорят о том, что процесс стабилизации будет очень сложным и будет идти со многими поворотами. Кто-то из руководителей совета заявил, что им потребуется восемь месяцев для проведения парламентских выборов. Я думаю, что это очень оптимистический прогноз. Развитие событий будет зависеть от соотношения сил, прежде всего, в лагере самих повстанцев. // ВЗГЛЯД

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх