,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


НАТО и неблагодарность ливийского народа
0
Спустя 111 дней после начала военного вмешательства в ливийский конфликт силовое решение проблемы так и не было найдено; эксперты сходятся во мнении, что время работает на ливийское правительство, и шансы нейтрализовать или убить Каддафи неуклонно сокращаются.

Седьмого июля по распоряжению кабинета министров участие Италии в операции было сокращено вдвое; от берегов Ливии был отозван итальянский вертолетоносец. Премьер-министр Сильвио Берлускони объявил, что всегда был против конфликта, но, по решению парламента, был вынужден в нем участвовать.

Десятого июля министр обороны Франции Жерар Лонжуэ обозначил возможный политический выход, при котором Каддафи переходит в «другую комнату своего дворца и меняет свой титул». Принимая во внимание, что «дворца» уже нет, первое условие представляется чисто риторическим; что же касается второго, то, поскольку никто и так не может разобраться в том, какой же «титул» есть у Каддафи, оно также вряд ли выполнимо.

Поскольку политические и социальные структуры в Ливии основаны на местной культуре, многим представителям западной цивилизации в них трудно разобраться. Эти структуры представляют собой однопалатную систему «прямого народовластия» - что особенно эффективно на местах – в сочетании с объединением (форумом) племен, который не имеет никакой законодательной власти, но возводит клановую «круговую поруку» на политический уровень. К этому нужно также прибавить фигуру «Лидера», обладающего не фактической властью, а лишь моральным авторитетом в обществе. Ему никто не обязан подчиняться, но большинство за ним следует – в том же смысле, что в и семьях, где младшее поколение повинуется старшему. В целом, такая политическая система эффективна, а полиция не воспринимается населением как орудие репрессий. Единственные исключения - это такие экстремальные случаи, как попытка переворота и тюремный бунт Абу Салима (оба выступления были жестоко подавлены).

Всё вышесказанное призвано прояснить абсурдность военных целей НАТО. По официальной версии, вторжение Коалиции производилось в соответствии с решением Совета Безопасности ООН о защите гражданского населения от репрессий со стороны правительства. Однако в настоящий момент ливийцы убеждены, что никаких репрессий в действительности не было, и что ливийская авиация никогда не наносила удар ни по Бенгази, ни по Триполи. Люди, поверившие сначала сообщениям международных телеканалов, теперь думают совсем иначе. За это время они успели получить достаточно непредвзятых свидетельств от своих друзей и родственников из разных концов страны, и в результате сделали вывод, что СМИ намеренно проводят кампанию дезинформации.

По этому и другим вопросам мировая общественность разделилась: одни верят американской версии событий, другие – нет. Я в настоящий момент нахожусь в районе Триполи, известном, вроде бы, своей нелюбовью к Каддафи; здешние жители, как сообщалось, восстали против него, за что и подверглись авиаударам правительственных сил в самом начале конфликта. На правах очевидца я утверждаю, что здесь нет никаких ощутимых примет подобного противостояния… кроме, может быть, сгоревшего автомобиля. Следы бомбардировок НАТО, появившиеся гораздо позже, можно увидеть только на правительственных зданиях.

Как бы то ни было, ведущие лидеры НАТО открыто провозгласили и другую цель кампании – отставку полковника Каддафи, что фактически означает «смену режима». С этим согласились далеко не все члены Коалиции, а это, в свою очередь, дало повод к серьезным внутренним разногласиям. С одной стороны, такое требование не имеет под собой законных оснований, регламентированных соответствующими резолюциями ООН, и никак не связано с защитой мирных граждан. С другой, «отставка» полковника Каддафи – дело весьма сомнительное, поскольку он не имеет никакой конкретной должности, а располагает только моральным авторитетом, что само по себе имеет гораздо большее отношение к социальному, а не политическому укладу. И, наконец, по какому праву члены НАТО вдруг стали на пути демократических процессов в обществе, и, как кажется, возложили на себя полномочия решать за весь ливийский народ, от кого из лидеров следует избавиться?

Эти противоречия на самом деле означают, что военной кампанией двигают несогласованные интересы, не разделяемые всеми членами натовской коалиции.

Одновременное нападение на Ливию и Сирию было одобрено правительством США спустя несколько дней после терактов 11-го сентября 2001 г. Впервые об этом открыто заявил Джон Болтон, в то время заместитель Генерального секретаря, в своей речи от 6-го мая 2002-го г., озаглавленной «За пределами Оси Зла». Впоследствии это также подтвердил 2-го марта 2007 г. в своем знаменитом теле-интервью генерал Уэсли Кларк: бывший глава НАТО представил список стран, которые должны были подвергнуться атакам США в ближайшие годы.

В рамках стратегии по «воссозданию Ближнего Востока» последователи Лео Стросса планировали сначала атаковать Афганистан, Ирак и Иран, затем подвергнуть процессу модернизации Левант и Северную Африку, напав на Ливию, Сирию и Ливан, после чего, на третьей стадии, захватить Сомали и Судан с целью «реконструкции» Восточной Африки.

После того, как нападение на Иран не состоялось (по очевидным тактическим соображениям), они перешли ко второй стадии, не особенно задумываясь над тем, были ли события в Бенгази реальными или вымышленными. И вот теперь Коалиция увязла в сомнительной авантюре, над которой всё больше теряет контроль.

Стратегия США, приведенная в действие Францией и Соединенным Королевством – давними партнерами еще по военной операции вокруг Суэцкого канала – основана на очень точном анализе ливийской племенной системы. Зная, что членам определенных племен – в особенности, варфалла – запрещалось занимать высокие должности со времени попытки переворота в 1993 г., Альянс видел свою задачу в том, чтобы подогревать существующее недовольство, вооружать племенную оппозицию и использовать ее впоследствии как рычаг для свержения действующего правительства и замещения его прозападным. По словам Сильвио Берлускони, в ходе встречи членов Альянса 19-го марта господа Саркози и Кэмерон заявили, что «война завершится тогда, когда, как ожидается, население Триполи восстанет против правящего режима».

Избранная стратегия достигла своей высшей точки 27-го апреля, когда свыше 60 вождей обнародовали свое обращение в поддержку Национального Переходного Совета. Следует отметить, что речь в нем шла уже не собственно о массовых убийствах в Бенгази и Триполи, приписываемых «режиму», а о «намерении» их совершить. Подписавшиеся благодарили в своем обращении Францию и Евросоюз за предотвращение предполагаемого избиения, а не за его прекращение.

С момента обнародования обращения племенная оппозиция непрерывно проводит демонстрации в поддержку правительства в Триполи, а вожди публично выражают свою преданность Муаммару Каддафи. На самом деле это началось гораздо раньше, как свидетельствует видеозапись от 8-го марта, когда все вожди племен пришли поддержать ливийского лидера в отель «Риксос» - при этом западные журналисты, фактически превращенные в живые щиты, были до глубины души потрясены такой провокацией.

Всё, впрочем, легко объяснить: внутриполитическая оппозиция Каддафи не имела ощутимого мотива к свержению режима перед инцидентами в Бенгази. Обращение 27-го апреля было составлено на основании информации, которые, как теперь понимают и сами авторы, дурно пахла. В результате, все они присоединились к правительству в борьбе против иностранной агрессии. По законам исламского общества, повстанцы, продемонстрировавшие искреннее раскаяние, сразу же получают прощение и объединяются с государственными вооруженными силами.

Настоящий анализ не имеет своей целью установить, действительно ли правительство Каддафи прибегало к репрессиям, или это всего лишь фальсификация, пропагандистский ход западной прессы. Самое главное – это знать, какова позиция суверенного ливийского народа в настоящий момент.

Следует также вспомнить и о балансе политических сил. Национальный Переходный Совет оказался неспособен создать социальную базу. Первоначально население теперешней временной столицы оппозиции Бенгази составляло 800 тысяч человек. В феврале туда пришли еще сотни тысяч «сторонников революции». Сегодня в обескровленном городе, «освобожденном повстанцами» и находящемся «под защитой НАТО», осталось около 15 тысяч человек, большинство из которых просто не имеют средств, чтобы выехать. Бенгазийцы бегут не от войны, а от нового режима.

В противоположность тому, «режим Каддафи» успешно мобилизовал 1 миллион 700 тысяч человек, призвав их на демонстрацию в Триполи 1-го июля, и взял на себя обязательство каждую пятницу организовывать акции и в других городах. На прошлой неделе в Себхе (на юге) собралось более 400 тысяч и столько же ожидается в Аз Явии (на западе). Нужно отметить, что суть всех этих демонстраций – это протест против Альянса, враждебной силы, лишившей жизни тысячи ливийцев, уничтожившей всю инфраструктуру страны, кроме нефтяной, и с моря блокировавшей все поставки в страну. Люди объединились вокруг Каддафи как лидера, возглавляющего борьбу против колониализма, но это вовсе не означает, что они безоговорочно поддерживают политический курс, проводимый им в прошлом.

И последнее. Ливийский народ выразил свою позицию. Для ливийцев НАТО – это не защитник, а захватчик, а Каддафи – как раз тот, кто защищает их от западной агрессии.

При таких обстоятельствах НАТО начисто лишается какой бы то ни было стратегии. Нет даже «плана Б». Ничего. Дезертирство из рядов Переходного Совета впечатляет: по оценкам некоторых экспертов, вся «повстанческая армия» в настоящий момент составляет от 800 до 1000 человек, вооруженных Альянсом до зубов, но абсолютно неспособных сколь-нибудь серьезно повлиять на ход событий в отсутствие поддержки населения. Вполне вероятно, что в настоящий момент натовских спецназовцев в Ливии больше, чем самих «повстанцев», которыми те, как предполагается, должны руководить.

В отступлении Италии и заявлениях министра обороны Франции [о которых говорилось в начале статьи – прим. перев.] нет ничего удивительного. Несмотря на всю свою беспрецедентную мощь, натовская армада проиграла эту войну, по крайней мере, в политическом плане. Коалиции стоило бы учесть, что «война – это продолжение политики иными средствами». Гневные обвинения Вашингтона в адрес французского министра, который всего-навсего пытается сохранить лицо, ничего не меняют.


Тьерри Мейсан
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх