,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Неизвестная война
0
Эта война началась со лжи, как и всякая другая, но далеко не ложь является главной причиной того, что она до сих пор, несмотря на горы опубликованных документов, продолжает оставаться неизвестной для большинства не только обывателей, но и экспертов. Убедиться в этом легко, достаточно просто посмотреть программу RTVI, посвященную трехлетию начала августовской войны. Уважаемые эксперты, как те, кто придерживается грузинской версии событий, так и те, кто упорно повторяет тезисы Кремля трехлетней давности, путаются в фактах, цифрах, и честно говоря, несут откровенную чушь. На вопрос, почему так, может быть только один ответ, никто не хочет разбираться, а позиция, зависит не от реального хода событий, а от идеологического дискурсса. Ни в коем случае не хочу сказать, что ваш покорный слуга, нейтральная сторона в этом конфликте. И все-таки, попытаюсь, сопоставив факты, дать свою версию событий, а уж ваше дело, отделить зерна от плевел.

Итак, говоря об августовской войне, прежде всего, необходимо подумать над причинами данной войны. Думаю, никак нельзя не согласиться с мнением большинства экспертов, что главной причиной вооруженного противостояния Грузии и Российской Федерации в августе 2008 года было нежелание Кремля терять позиции на Южном Кавказе. Остановимся на этом моменте поподробнее. Поддержав Михаила Саакашвили, во время революции роз и не противодействуя активно в деле возвращения под юрисдикцию центра Аджарии, тогдашний президент Российской Федерации Владимир Путин рассчитывал на соответствующее вознаграждение. Вознаграждением могли быть только две архиважные для него вещи, это продажа Грузией магистральных газопроводов и отказ от стамбульских соглашений по выводу российских войск. В случае выполнения этих условий Москва почти наверняка передала бы управление в сепаратистских регионах Тбилиси, причем в Цхинвальском регионе еще до конца 2005 года. Однако, весной 2005 года, после гибели премьер-министра страны Зураба Жвания, который при всей своей прозападной позиции, пытался балансировать между Вашингтоном, Москвой и Брюсселем, и после визита в Тбилиси президента Соединенных Штатов Джорджа Буша, Грузия берет однозначный курс на Запад, что означает конец иллюзий Москвы по поводу возможного возврата страны на внешнеполитическую орбиту Кремля.

Сложно утверждать, обещал ли что-либо президент Грузии тогдашнему президенту России, но факт остается фактом, с этого момента личные отношения между Владимиром Путиным и Михаилом Саакашвили были безнадежно испорчены. Лидеры перестали доверять друг другу, а окружение довершило дело, доведя отношения между главами государств до точки взаимной ненависти. Личные отношения, чтобы там не говорили, личные отношения между лидерами очень часто играют решающую роль в мировой истории. Именно поэтому, есть все основания полагать, что ненависть между Путиным и Саакашвили была еще одной из реальных причин данной войны. Владимир Путин, почувствовав себя если не обманутым, то уж точно оскорбленным, принял решение уничтожить президента Грузии. В свою очередь, Михаилу Саакашвили хотелось максимально досадить своему российскому коллеге, понимая, что с момента точки невозвращения, любой успех его страны воспринимается Владимиром Путиным, как еще одна пощечина.

Была еще одна причина резкого обострения российско-грузинских отношений именно к 2008 году. Этой причиной было то обстоятельство, что возникла реальная угроза вступления Грузии в НАТО, и добро бы только Грузии, еще и Украины. Кремль, возможно, и смог бы смириться с потерей Грузии, хотя имея под рукой такие инструменты, как Абхазия и “Южная Осетия”, грех было бы ими не воспользоваться, но смириться с потерей Украины было никак нельзя. Вопрос о предоставлении плана действий по вступлению Грузии и Украины в НАТО рассматривался вместе. Вступление в НАТО этих стран означало точку невозвращения, что в свою очередь (речь идет, прежде всего, об Украине) сделало бы неизбежной демонтаж системы Путина в Российской Федерации. Кроме всего прочего, в случае получения плана действий на вступление в альянс Грузии и Украины, вокруг России образовывался «санитарный кордон» государств, чье руководство было крайне негативно настроено к Кремлю. А именно, страны Балтии, Польша, Украина и Грузия. Да и Азербайджан был готов присоединиться к этой компании.

Если с причинами все более или менее понятно, перейдем к выбору даты. Понятно, что критическим в отношениях между Грузией и Россией должен был стать 2008 год. К тому времени Кремль использовал практически все невоенные средства давления на Грузию. Экономическая и транспортная блокада, высылка граждан Грузии из Москвы и других регионов Российской Федерации, энергетическая блокада зимой 2007 года, наконец, активная информационная, а вполне возможно и иная, поддержка организации массовых беспорядков в Тбилиси осенью 2007 года, по замыслу стратегов Кремля должны были сломить грузинское руководство. Однако вопреки ожиданиям Грузия выстояла, и даже более того, вполне успешно развивалась. Внешний долг сокращался, количество рабочих мест росло, в страну потянулись иностранные инвестиции. Более того, даже российские предприниматели начали вкладывать деньги в грузинскую экономику. Кроме того, руководство Грузии провело ряд эффективных институциональных реформ и практически ликвидировало коррупцию. Пример Грузии становился опасен для всего постсоветского пространства, а в друзьях у президента Саакашвили оказались практически все антироссийски настроенные политики в мире.

Еще один момент, к лету 2008 года, Джордж Буш неизбежно становился «хромой уткой», что, естественно, сокращало возможности принятия глобальных политических решений. В то же время у Путина, который остановил свой выбор на «либеральном» Дмитрии Медведеве, а не на силовике Сергее Иванове, были все основания для того, чтобы войной с Грузией сократить возможности новоизбранного президента для улучшения отношений с Западом. И скажем прямо, это ему удалось, своеобразное крещение кровью. Только сейчас, уже к концу первого срока, Медведев пытается создать новый имидж России, однако, вопрос о Грузии продолжает оставаться одним из немногих неразрешимых вопросов в отношениях между Западом и Россией. Президент Российской Федерации оказался в положении, когда рад бы в рай, да грехи не пускают, причем формально его собственные грехи.

Ну и наконец, насчет выбора даты. Конечно, грузинское руководство, как, думаю и любое руководство на их месте, хотело вернуть мятежные автономии под свою юрисдикцию.Естественно, силовой вариант рассматривался, как один из наиболее вероятных. К такому варианту готовили как вооруженные силы, возникшие на месте полуголодной армии времен Эдуарда Шеварднадзе, так и общество. И вот тут настало время поговорить о роковых ошибках грузинского руководства. Главной ошибкой, на мой взгляд, была иллюзия, что с Кремлем можно договориться. Уже с 2006 года, когда стало понятно, что отношения Тбилиси и Москвы испорчены безнадежно, необходимо было готовиться именно к войне с Российской Федерацией, а не тешить себя надеждой на смену курса Кремлем. Даже людям далеким от военной науки понятно, что военно-полицейские силы, эффективные при котртеррористических операциях и боях в городских условиях, практически бесполезны на большом театре военных действий. Большинство военных экспертов сходится во мнении, что если бы Грузия в 2006 году изменила военную доктрину, сделав упор на развитие средств противовоздушной и противотанковой обороны, стране удалось бы избежать потерь Ахалгорского района и Кодорского ущелья.

Но это еще полбеды, руководство Грузии оказалось малодушным перед лицом российской военной угрозы. И в 2007, и в 1997 году, все в Грузии прекрасно понимали, что российские войска, находящиеся в зоне конфликта никакие не миротворцы. Эдуард Шеварднадзе подписывал все соглашения о российском миротворчестве с одной единственной целью, сохранить свою власть в Грузии, и это тоже было очевидно для всех. Так вот, вместо того, чтобы, как минимум, в 2006 году назвать вещи своими именами, лишить российские вооруженные силы в Абхазии и Цхинвальском регионе фигового листочка миротворчества, руководство Грузии малодушно ограничивалось протестами по поводу постоянного нарушения суверенитета страны. А данных нарушений было в избытке, от массовой раздачи паспортов до передачи вооружения сепаратистам и строительство военной базы в Джавском районе. Истеричные заявления по поводу политики Москвы никак не могли заменить полноценной юридической оценки действий Кремля в годы, предшествующие открытому вооруженному конфликту между Грузией и Российской Федерацией. Более того, российские миротворцы оставались в этом статусе даже тогда, когда по Транскаму шла тяжелая российская техника, и лишились его лишь после того, как открыли огонь по грузинским войскам, входящим в Цхинвали ранним утром 8 августа 2008 года. Что говорить о военных аспектах, уж что, а выйти из СНГ или инициировать исключение Российской Федерации из данной организации после осени 2006 года, грузинские власти просто обязаны были делать. Но, этого всего не было.

Скажем прямо, руководство Грузии невольно участвовало в российском сценарии по отторжению двух регионов страны. Конечно, есть версия, что в данном вопросе наши власти прислушивались к мнению западных партнеров. Но это не оправдывает их и не снимает с них ответственности. Да, Запад молчаливо соглашался с российской агрессией, и немало потворствовал ей. Если бы весной 2008 года Грузия получила бы план действий по вступлению в НАТО, никакой войны не было бы. Однако, Грузии было отказано под весьма оригинальным предлогом – отсутствие демократии. Конечно, Албания является образцом демократии и гражданского общества.

Давайте откровенно, тот, кто верит в то, что западные страны готовы защищать интересы Грузии, руководствуясь принципами справедливости и законности, по меньшей мере, наивен. У Запада была и есть прямая выгода из этой войны, а именно блокирование позиций России на Южном Кавказе с помощью Грузии. Именно поэтому так мужественно защищал Грузию президент Франции Николя Саркози в ходе своей челночной дипломатии между Москвой и Тбилиси в августе 2008 года. Так возмущалась оккупацией «ядровой территории Грузии» канцлер Германии Ангела Меркель. Так настойчиво все западные лидеры требовали у Медведева вывести войска. Именно это и стало основной причиной, по которой 12 августа 2008 года президент Соединенных Штатов Америки Джордж Буш начал военно-гуманитарную операцию в Грузии, предотвратив тем самым взятие Тбилиси и смену власти в стране. Кипрский вариант наиболее приемлемое на сегодня положение дел для мировых держав, которым выгодно иметь джокер в кармане на случай любых переговоров с Россией о переустройстве мирового порядка. Последующие события в мире только подтверждают данный тезис.

Итак, что мы имеем в сухом остатке. Российское руководство начало данную войну четко следуя своему сценарию с единственной целью – сохранить свое военное присутствие и политическое влияние на Южном Кавказе и воспрепятствовать вступлению в Североатлантический Альянс Украины и Грузии. Руководство Грузии, конечно, хотело вернуть мятежные автономии, но вернуть их ценой развития страны (выполнения желаний Владимира Путина) было невозможно, а пойти на политический конфликт с Российской Федерации просто не хватило смелости и воли. И уж, конечно, руководство Грузии никак не могло начать восстанавливать контроль над мятежными регионами в самое неподходящее для этого время, в августе 2008 года. Запад молчаливо потворствовал российской агрессии, и в итоге получил серьезные дивиденды в виде двух «государств», представляющих собой дестабилизирующий фактор российской внешней политики.

Эта война началась со лжи, как и всякая другая, и ложь сопровождает ее и сегодня. Главная причина этой лжи, нежелание признавать правду. Именно поэтому эта война продолжает оставаться для многих неизвестной войной.
Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх