,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Медведев рассказал предысторию конфликта в Южной Осетии
0
Медведев рассказал предысторию конфликта в Южной Осетии

— Если бы я понимал в июле (2008 года. – «Известия»), что в воспаленном мозгу господина Саакашвили зреют такие планы, я более жестко с ним бы разговаривал, старался бы его вытащить в Россию, в третьи страны, чтобы с ним поговорить. Мы понимали, что есть намерения восстановить территориальную целостность силовым путем, но я думал, что этот параноидальный сценарий не будет никогда не реализован, — объяснил Дмитрий Медведев в интервью грузинскому телеканалу «Первый информационный кавказский» (ПИК), российскому Russia Today, а также радиостанции «Эхо Москвы».


Президент вспомнил, как он встречал грузинского лидера незадолго до войны и звал его на переговоры искать компромисс. «В ответ я услышал: да, конечно, мы готовы работать. И у меня сложилось впечатление, что можно найти новые, нестандартные подходы решения проблемы», — говорит Медведев.


Потом была еще одна встреча в Астане, после которой Саакашвили перестал выходить на связь. «Я проверял месяц, есть ли какая-нибудь информация от грузинского партнера, ее не было».


Сам Саакашвили не раз приводил другую версию: якобы Медведев сторонился его, потому что Россия уже готовилась к войне.


— Его трудно избегать, он липкий. И если он хочет пристать, то он пристанет. Он ко мне подходил, и мы много разговаривали, сидя в автобусе, гуляя по парку, потом мы как-то пошли попить вечером чайку, и [был] бокал вина, и даже там сидели с ним на каком-то диванчике и обсуждали, как встретиться, — рассказывает российский президент.


Насчет планов развязать войну Медведев коротко замечает: Саакашвили много что говорит, надо реже прислушиваться. А вот у него самого как раз созревали «блицкриги». «В Грузию зачастили эмиссары из-за океана, потом визит госсекретаря США. После этого мой коллега перестал общаться, звонить, писать. По всей вероятности, возникли новые планы, и они были реализованы», — рассказал Медведев.


Российский президент, впрочем, довольно уклончиво ответил на вопрос, стояли ли США за грузинской агрессией. Администрация Саакашвили по-своему интерпретировала призывы из Вашингтона восстановить конституционный порядок. Кавказский лидер почувствовал силу и ввязался в «эту идиотскую авантюру».


— В ночь на 8 августа я был в отпуске, плавал по Волге. Мне позвонил министр обороны (Анатолий Сердюков. — «Известия») и сказал, что наш грузинский сосед начал активные боевые действия. Я очень засомневался и попросил проверить: может, это провокация, и они испытывают на прочность осетин, пытаются нам что-то показать. Через час они уже ударили из всех орудий, я говорю: хорошо, жду новую информацию. Еще какое-то время проходит, он (министр. — «Известия») звонит: хочу вам доложить, они только что уничтожили палатку с нашими миротворцами, всех насмерть положили. Я сказал: открывайте ответный огонь на поражение. Это была самая сложная ночь в моей жизни.


В это время премьер Владимир Путин был с визитом в Китае, поэтому связаться с ним, по словам Медведева, удалось только через сутки по закрытой спецсвязи.


О военных днях Медведев не стал рассказывать: слишком много писалось, еще больше транслировалось. Почему он остановил войска и не стал брать Тбилиси?


— Если бы армия вошла в Тбилиси, то скорее всего в Грузии был бы другой президент... — многозначительно заметил российский лидер. — Целью операции не был захват Тбилиси, мы хотели остановить агрессию Саакашвили. Задача была демонтировать военную машину Грузии.


Почему тогда русские не остались в пределах Южной Осетии, а перешли границу?


— Американские друзья помогли бы вооружиться, и с удвоенной силой операция была бы продолжена, — объясняет Медведев.


Все ссылки на то, что президент Франции Николя Саркози уговорил российского лидера остановить движение в сторону Тбилиси, не имеют отношения к действительности. Медведев привел в пример Каддафи: «Вот весь мир пытается уговаривать — ну что, уговорили? И не уговорят. Он скорее умрет там, в землянке своей».


Саркози вмешался в процесс урегулирования, и в общем удачно: так называемый план Медведева–Саркози сам президент России считает выполненным. «Там нигде не говорилось о том, что мы не будем признавать независимость Абхазии и Южной Осетии. На довоенные позиции мы отошли, в понимании российской стороны», — сказал Медведев.


— Война — это поражение демократии, — заметила ведущая RT, внучка первого грузинского президента Софико Шеварднадзе.


Медведев согласился и признал, что ему больно за ту войну. «Если бы удалось предотвратить конфликт, это было бы на пользу всем, и прежде всего Грузии. Ответственность за эту трагедию несет только один человек — это президент Грузии. Саакашвили порвал свою страну», — сказал Медведев.


По его мнению, грузинский лидер совершил преступление и по отношению к России, согласно его указаниям, было убито много наших граждан. «Этого я ему никогда не прощу. Я с ним общаться никогда не буду. Хотя он периодически пытается подмигивать в международных коридорах. Со всеми другими — пожалуйста — мы можем общаться на любые темы. И у нового президента, кто бы им ни был, появится возможность наладить нормальные продуктивные отношения», — сказал Медведев.


— Я буду рад, если руководство Грузии, Абхазии и Южной Осетии соберутся и решат, как они будут жить дальше, как будет обеспечиваться мир и правопорядок в регионе, что они могут потенциально когда-нибудь создать. Это их дело. И если когда-нибудь до этого дойдет, я буду счастлив. Россия мешать этому не будет! — дополнил президент.


— Фактология войны очевидная, понятная и не закрытая. Важно было понять, что дальше: вот 2008 год, вот 2011 год — а что в 2012-м? Медведев показал, что готов работать даже с командой Саакашвили, но без Саакашвили, — заметил «Известиям» главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов, участвовавший в интервью.


— Мы вначале думали, что он решил подвести итоги. Но нет, во время интервью он всегда открывался в будущее, — поделилась впечатлениями Софико Шеварднадзе.


My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх