,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Суперплан США на XXI век: перекроить мир под себя
0
ЛИВИЙСКИЙ СИНДРОМ

Когда волна народных протестов смела президентов Зин аль-Абидин бен Али в Тунисе и Хосни Мубарака в Египте, многие аналитики заявили, что речь идет о «революции жасмина» и «революции лотоса», то есть увидели в происходящем очередную цветную революцию из серии тех, что неоднократно режиссировались Соединенными Штатами после распада СССР. И некое внешнее сходство событий действительно имело место: присутствие сербских заводил в Каире и распространение в толпе демонстрантов материалов пропагандистского толка. Но суть тем не менее была иной. Волнения оказались истинно народными, и США тщетно пытались развернуть их в нужном себе направлении. Быстро стало ясно, что ни египтяне, ни тунисцы не хотят «жизни по-американски», а, напротив, пытаются избавиться от марионеточных правителей, посаженных Белым домом.

Когда волнения начались и в Ливии, эксперты решили наверстать упущенное и объяснили аудитории, что речь идет о подлинном восстании народа против диктатора Каддафи. Комментаторы сопровождали свои колонки ложью о том, что полковник всегда был врагом западной демократии, тактично умалчивая, что он активно сотрудничал с США в течение восьми лет.

На самом же деле то, что происходит сейчас в Ливии, - это очередной виток исторического противостояния трех провинций страны - Кирены, Триполитании и Феццана. Столкновение сил приобрело политическую окраску не сразу, а постепенно. Сначала восставшие стали идентифицироваться с монархистами, а потом к ним присоединились самые разные представители оппозиции (насеристы, хомейнисты, коммунисты, исламисты и т. д.). И на другие регионы страны восстание не распространилось.

Но каждый, кто теперь пытается объяснить, что тот старый конфликт был подогрет и финансирован колониальным картелем, встречает резкий отпор. Большинство верят, что иностранное военное вмешательство помогает ливийцам избавиться от тирана и что никакие промахи коалиции не могут быть по последствиям хуже, чем грозящий стране геноцид. Однако история уже доказала ошибочность подобных рассуждений. Многие иракцы, из тех, кто боролся с Саддамом Хусейном и встречал западные войска с распростертыми объятиями, теперь, восемь лет и миллион убитых спустя, утверждают, что при деспоте жизнь была лучше.

Нынешние заблуждения тоже базируются на серии ошибочных убеждений:

- вопреки тому, что утверждает западная пропаганда и во что можно поверить, учитывая недавние события в Египте и Тунисе, ливийский народ вовсе не восставал против режима Каддафи. У полковника еще достаточно поддержки в Триполи и Феццане, где он и раздал оружие населению, чтобы народ мог оказать сопротивление жителям Кирены и иностранным военным;

- Каддафи не бомбил свое гражданское население. Он лишь использовал военную силу против путчистов, не принимая во внимание возможные последствия этих действий для обычных людей. Для жертв подобное различие, конечно же, не имеет значения, но в пространстве международного права эта разница отделяет военные преступления от преступлений против человечности;

- нынешнее восстание Кирены отнюдь не спонтанное. Оно было тщательно подготовлено спецслужбами (французской DGSE, британской МИ6 и американским ЦРУ). При создании повстанческого Национального переходного совета французы опирались на информацию и связи Массуда аль-Месмари, бывшего товарища Каддафи, его доверенного лица, который предал полковника в ноябре 2010 года, за что получил политическое убежище во Франции. Чтобы восстановить монархию, британцы активизировали связи принца Мохаммеда Эль Зенусси - претендента на престол Объединенной Ливии, проживающего в Лондоне, - и стали распространять где ни попадя монархический красно-черно-зеленый флаг с полумесяцем и звездой. А американцы взяли Ливию под свой экономический и военный контроль, репатриировав из Вашингтона беглых ливийцев, которым раздали ключевые министерские и военные должности в Национальном переходном совете.

В результате дебаты касательно уместности иностранного вмешательства лишь заслоняют суть происходящего. И если мы отмотаем пленку назад, то увидим, как изменилась стратегия влиятельных западных государств. Конечно, они продолжают свою риторику о гуманитарном долге старших братьев (под которой понимается поддержка народов, борющихся за свободу, если, конечно, младшие братья готовы в обмен открыть свои рынки), но действовать страны-лидеры стали по-другому.


ДОКТРИНА ОБАМЫ: КОЛЬТ ВЫТАСКИВАЮТ БЫСТРО

В своей речи, произнесенной в Университете национальной обороны США 28 марта этого года, президент Обама сформулировал несколько тезисов своей стратегической доктрины, подчеркнув ее отличие от доктрин его предшественников - Билла Клинтона и Джорджа Буша.

Для начала он, говоря о Ливии, заявил: «Всего за один месяц Соединенные Штаты, работая с нашими международными партнерами, мобилизовали широкую коалицию, получили международный мандат для защиты гражданского населения, остановили наступающую армию, предотвратили резню и создали бесполетную зону вместе с нашими союзниками и партнерами. Некое представление о быстроте этой военной и дипломатической реакции дает тот факт, что, когда в 1990-е годы люди подвергались жестокому обращению в Боснии, международному сообществу потребовалось более года на вмешательство с применением воздушной силы для защиты гражданского населения. Нам понадобился 31 день».

Подобная оперативность действительно контрастирует с эпохой Билла Клинтона и объясняется двумя причинами.

С одной стороны, у США 2011 года есть внятный проект, который они последовательно осуществляют (скоро мы поймем, какой именно), в то время как Америка девяностых колебалась и не знала, что выбрать - то ли использовать исчезновение СССР с целью обогащения, то ли создать мировую империю, с которой уже никто не сможет тягаться.

С другой стороны, политика «перезагрузки» администрации Обамы, имевшая целью уход от конфронтации благодаря переговорам, таки принесла свои плоды в том, что касается России. Несмотря на то что Россия несет серьезные экономические потери из-за войны в Ливии, она ее одобрила.


СИЛА КАК УНИВЕРСАЛЬНОЕ СРЕДСТВО

В той же речи Обама произнес: «Наш самый эффективный альянс, НАТО, взял на себя обеспечение эмбарго на поставки оружия и обеспечение бесполетной зоны. Руководство НАТО решило принять на себя дополнительную ответственность за защиту гражданского населения Ливии... Соединенные Штаты… будут играть вспомогательную роль, включая разведку, тыловое обеспечение, помощь в проведении поисково-спасательных работ и предоставление средств для электронного подавления коммуникаций режима. Благодаря подобному переходу к более широкой коалиции на базе НАТО риск и издержки операции - для наших военных и для американских налогоплательщиков - будут значительно уменьшены».

Выставив европейских союзников вперед и сделав вид, что «не больно-то и хотелось», Вашингтон тем не менее признал, что с самого начала координировал все военные действия. Но лишь для того, чтобы незамедлительно передать бразды правления НАТО.

Очевидно, что Нобелевская премия мира, выданная Бараку Обаме, не должна быть скомпрометирована имиджем президента, который втянул свою страну в третью (после Афганистана и Ирака) войну на исламской земле. Но пиар не должен скрывать главное: Вашингтон не хочет больше быть мировым жандармом. Он хочет контролировать всех мировых лидеров и от их имени защищать коллективные интересы, одновременно деля расходы. В этом ракурсе видно, что НАТО будет впредь осуществлять военную координацию и станет ключевой структурой, к которой Россия, а впоследствии и Китай вынуждены будут присоединиться.

Заканчивая свое выступление в Университете обороны, Обама заявил: «Однако периодически будут возникать ситуации, когда наша безопасность не подвергается прямой угрозе, но в опасности оказываются наши интересы и наши ценности. Иногда ход истории создает вызовы, которые угрожают всему человечеству и нашей общей безопасности, - например, когда необходимо ликвидировать последствия стихийных бедствий или предотвращать геноцид, сохраняя мир, или обеспечивать региональную безопасность и поддерживать торговые отношения. Может быть, эти проблемы касаются не только Америки, но для нас они важны. Это проблемы, которые стоит решать. И в этих обстоятельствах мы знаем, что Соединенные Штаты, как самую могущественную в мире страну, будут часто звать на помощь».

Таким образом, Барак Обама отказался от пламенного дискурса Джорджа Буша, который штыками повсеместно насаждал «американский образ жизни», но считает возможным использование военной силы для поддержания мира во всем мире и для защиты гражданского населения планеты. Иными словами, Обама готов на ведение войны для того, чтобы «обеспечить региональную безопасность и поддерживать торговые отношения».

Данная позиция требует более тщательной расшифровки.


ПОЧЕМУ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО НЕ ВЛЮБИЛОСЬ В АМЕРИКУ?

По традиции или для удобства историки называют стратегические доктрины государств по имени президентов, их озвучивших. Но сегодня стратегическая доктрина США формируется не Белым домом, а Пентагоном. И смена доктрины произошла не в момент прихода Барака Обамы в Овальный кабинет (январь 2009-го), а в момент прихода министра обороны Роберта Гейтса в Пентагон (декабрь 2006-го). То есть последние годы президентства Буша не были периодом осуществления «доктрины Буша», а были подготовкой к реализации «доктрины Обамы».

Для ясности проще говорить о «доктрине Рамсфилда» и «доктрине Гейтса». Целью первой была смена политических режимов по всему миру до той поры, пока все они не станут совместимыми с режимом США. Это называлось «рыночной демократией», а на деле было олигархической системой, в которой псевдограждане были защищены от произвола государства и могли выбирать себе правительства за неимением возможности выбирать политику своей страны.

Именно с этой целью устраивались цветные революции и была произведена оккупация Афганистана и Ирака.

Не случайно Барак Обама в своей речи уточнил: «Благодаря невероятным жертвам наших военных и решимости наших дипломатов мы с надеждой взираем на будущее Ирака. Но на смену режима в этой стране ушло восемь лет, погибли тысячи американцев и иракцев, потрачен почти триллион долларов. Мы не можем себе позволить повторения подобного в Ливии».

То есть цель в виде Pax Americana - мира по-американски, который должен защищать и структурировать все население земли, была признана экономически несостоятельной. Невозможной оказалась и идеальная любовь человечества к американскому образу жизни.

Поэтому теперь в Пентагоне закрепилась иная, более реалистичная модель всеобщей империализации. Она была сформулирована в работе Томаса Барнетта «Новая карта Пентагона. Война и мир в XXI веке».


ДВА МИРА: ЗОЛОТОЙ И ОСТАЛЬНОЙ

По его теории, мир будущего разделен на две части. С одной стороны, будет стабильный центр, примыкающий к США и состоящий из более или менее демократических развитых стран, а окружать его будет периферия, предоставленная сама себе, экономически неразвитая и нестабильная. Роль Пентагона в этой модели сводится к тому, чтобы обеспечить цивилизованному миру доступ к ресурсам нецивилизованного, ибо первый в них будет нуждаться, а второй - не сможет ими воспользоваться.

Подобная точка зрения предполагает, что США будут наращивать конкуренцию с другими развитыми странами, но станут безусловными лидерами в вопросах безопасности. Данная модель, по замыслам американцев, может сработать и в отношениях с Россией. С Китаем будет сложнее, ибо новое правительство там настроено еще более националистически, нежели предыдущее.

Разделение мира на две зоны - стабильную и хаотическую - ставит проблему границ. Тем более что территория хаоса станет резервуаром природных богатств для стабильных государств. По Барнетту, Балканы и Центральная Азия, почти вся Африка, Южная и Центральная Америка будут отброшены в теневую зону. Туда же отправятся и три государства - члена G20 (одно из них и член НАТО): Турция, Саудовская Аравия и Индонезия. Конечно, изменения в карте возможны: так, Саудовская Аравия сейчас бьется за свой исторический шанс тем, что топит в крови восстание в Бахрейне.


РЕЙДЫ ЗА РЕСУРСАМИ

Поскольку речь больше не будет идти о захвате территорий (интересует только контроль над зонами эксплуатации природных ресурсов), вмешательство можно будет ограничивать по мере необходимости спецрейдами. Следовательно, задача Пентагона сводится к расчленению политических образований и перекраиванию регионов, подобно планам по переустройству «Большого Ближнего Востока». Именно такой процесс начался в Африке с раздела Судана и продолжается войнами в Ливии и Кот-д'Ивуаре.

И если с позиции процесса демократизации низвержение режима Муамара Каддафи стало бы позитивным событием, то с точки зрения Пентагона оно не является ни необходимым, ни желаемым. Согласно «доктрине Гейтса» осмысленнее поддерживать истеричного и униженного Каддафи в его триполийском уезде, чем иметь дело с большим государством Ливия, потенциально способным выступить против империализма.

Разумеется, это новое мироустройство не утвердится так уж легко. Не исчезнут миграционные потоки, напротив, их станет только больше, потому что люди всегда будут бежать из ада в надежде уцелеть в раю. И никуда не денутся неисправимые гуманисты, которые будут утверждать, что счастье одних не должно строиться на страданиях других.
Вот какая карта мира разы-грывается сегодня в Ливии. И каждому предстоит определить свое место относительно этой новой системы координат.


Тьерри МЕЙСАН, французский публицист
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх