,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Украинцы и Вторая мировая
0
9 Мая этого года сделали в Украине особенным. Впервые (!) во времена независимости празднование Дня Победы проходило под красными флагами. Не думаю, что это делалось из-за большой любви к ветеранам «Великой Отечественной», которых осталось очень мало. Приходится встречать информацию, что для пошива красных полотнищ затратили больше средств, чем на реальную помощь этим пожилым людям.

В конечном счете, с самого начала этот праздник имел откровенно идеологический характер и был обременен значительным довеском сталинской фальши. Собственно, задумывался он Сталиным — как «его» праздник с соответствующим идеологическим антуражем. Таким он, по большому счету, и остался.

Однако нашим сталинистам этого праздника теперь маловато. Нужно еще праздновать и 22 июня, которое трактуется ими как начало «Великой Отечественной войны»! Хотя что здесь праздновать? Позорные поражения, энкаведистские расстрелы и массовую сдачу в плен десятков тысяч воинов, которые не спешили защищать свое «социалистическое Отечество».

Однако зададим себе «наивный» вопрос: а для украинцев было ли это началом «великой войны»? Или это был один из ее этапов?

ВТОРАЯ МИРОВАЯ И ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ

История не может быть написана такой, «которой она является в действительности». В конечном итоге, а что такое «история в действительности»? Даже одни и те же участники события могут описывать его по-разному. Например, полководец, который командует битвой, и простой солдат, который принимает участие в этой битве, видят ее по-своему.

Само же историописание так или иначе идеализируется, схематизируется, моделируется в свете той или иной идеи. Так было, так есть, так будет. И если вам говорят об «объективности» историописания, воспринимайте это со скептицизмом.

Однако сказанное вовсе не значит, что историописание не является нужным, что это просто «выдумка», «пропаганда». Историописание — не только (и не столько!) осмысление прошлого того или иного сообщества, сколько идеологическое утверждение ее нужности в мире и отображение современного состояния его существования. Даже когда идет речь о всемирной истории, все равно присутствует определенный «центризм», сосредоточение внимания на каком-то этносе или на какой-то «близкой» цивилизации.

Возьмем события 1939 — 1945 гг., которые в западной историографии рассматриваются как Вторая мировая война. Считается, что она началась 1 сентября 1939 г., когда в результате подписанного в августе того же года Пакта Молотова — Риббентропа гитлеровская Германия напала на Польшу, а незадолго после этого сделал то же Советский Союз. Последнему в течение 1939 — 1940 гг. удалось присоединить не только земли восточной части Польского государства, но и Прибалтику, Молдову, Буковину. Германия, в свою очередь, оккупировала земли этнической Польши, а также территории на севере, юге и западе Европы.

Если разобраться, то Вторая мировая война — это идеологический концепт, выгодный для западных государств. Этот концепт, во-первых, утверждает мысль, что зачинщиками войны стали Гитлер и Сталин, по санкции которых был заключен упоминавшийся Пакт Молотова — Риббентропа. Во-вторых, отвлекается внимание от Мюнхенской конференции 29—30 сентября 1938 г., когда западные демократии (Англия, Франция) дали возможность Гитлеру осуществлять экспансию в Центрально-Восточной Европе. Результатом этой конференции, или, точнее, заговора, стало исчезновение Чехо-Словацкой Республики. Чехию оккупировала Германия, Словакия стала марионеточным государством под ее протекторатом, а украинское Закарпатье, которое входило в состав Чехо-Словакии, отдали немецкому союзнику — хортистской Венгрии. Чехи, хотя и имели хорошо вооруженную армию и военные укрепления, сдались оккупантам без единого выстрела. Словаки, понятно, радовались, что стали независимыми (хотя и под надзором гитлеровцев). Одно лишь украинское Закарпатье, имея отряды очень плохо вооруженных добровольцев, оказало сопротивление венгерским оккупантам. Погибли сотни людей. 16 — 18 марта 1939 г., когда проходили бои в Закарпатье, к этому краю было приковано внимание европейских масс-медиа. Это была реальная война. Однако западные историки, как, кстати, и советские, и постсоветские предпочитают не обращать внимания на эту войну, которая фактически дала старт Второй мировой. Ведь эта война (точнее — бойня плохо вооруженных украинцев) проходила фактически по требованию Сталина при согласии Гитлера и молчаливом попустительстве западных демократий.

Но Бог с ними, этими иностранными историками. Другого от них и ждать не стоит. Давайте посмотрим лучше на то, как большинство наших историков трактует это событие. Для них оно имеет маргинальный характер. Вспоминаю, когда два года назад я посетил музей в замке Паланок, находящийся около Мукачева, то был просто шокирован. Всюду господствует венгерский дух — здесь создан культ Шандора Петефи, венгерского поэта, который находился в замке лишь какой-то час; есть памятники венгерским героям Илони Зрини и Ференцу Ракоци и так далее и тому подобное. А о государстве Карпатская Украина в музее замка рассказывал лишь один несчастный бледный стендик. Да, собственно говоря, никто на него не обращал внимания. В книжных магазинах Закарпатья невозможно было найти относительно объективные книги о Карпатской Украине. Зато была разного рода «русинская литература», которая цинично шельмовала это государство.

И мы после этого удивляемся, что нас не уважают? Так мы же сами себя не уважаем! Вместо того чтобы говорить во весь голос, что украинцы первыми стали на бой с фашизмом, мы стыдливо прячем глаза.

Но еще большим проявлением неуважения является то, что в нашем историческом дискурсе продолжает господствовать сталинский концепт «Великой Отечественной войны». Собственно говоря, он находит проявление не только в учебниках по истории, но и в многочисленных музеях, памятниках и тому подобном.

Почему и как появился этот концепт? В определенном смысле, это альтернатива западному концепту Второй мировой войны. Сталину и его команде важно было показать, что «настоящая» война началась не в 1939-м, а в 1941 году, когда гитлеровская Германия напала на Советский Союз. Тем самым достигалось несколько идеологических целей. Во-первых, «затушевывался» факт заключения захватнического Пакта Молотова — Риббентропа. Во-вторых, агрессивные действия СССР в 1939 — 1940 гг. (нападение на Польшу, оккупация Прибалтики, Буковины и Молдовы, советско-финская война) рассматривались не в контексте событий Второй мировой войны, а как «справедливые» шаги, направленные на оборону советских рубежей от будущего нападения гитлеровцев. О том, что на этих оккупированных, вроде бы «освобожденных», землях проводились широкомасштабные репрессии, конечно же, не говорилось. Одна Катынь чего стоит!

Словом, как западные демократии с помощью своего концепта Второй мировой войны «скрывали» позорный Мюнхенский заговор и кровавую бойню украинцев на Закарпатье в 1939 г., так и отец Сталин с помощью концепта «Великой Отечественной войны» скрывал нежелательные для него события 1939 — 1940 гг.

Однако почему Сталин выдумал название «Великая Отечественная»? Именно он начал широко употреблять в своих выступлениях словосочетание «Отечественная война». Здесь явно прослеживалась параллель с войной против Наполеона в 1812 г. В русской и, соответственно, советской историографии утвердился миф, что, мол, весь русский народ тогда поднялся на войну с врагом ради защиты своего «Отечества». Так же весь советский народ вел войну с немецкими оккупантами, патриотически защищая свою Родину.

В этом сталинском концепте украинцам отводилась роль не субъекта, а пассивного объекта истории. Реально для сталинистов мы были пушечным мясом, а наша территория лишь полем для военных действий. Церемониться с этой территорией не стоило. Вспомните хотя бы то, что сделали большевики со столицей «советской Украины», взорвав во время отступления немало объектов, в том числе и памятники культуры.

В идеологическом плане, согласно этому концепту, нам отводилась роль части советского народа, где основную роль играл, понятно, народ русский. Те же украинцы, которые не хотели становиться частью этого «суперэтноса» и воевали на два фронта против гитлеровцев и сталинистов (имеется в виду Украинская Повстанческая Армия), соответственно, объявлялись врагами народа, коллаборационистами, прислужниками гитлеровцев и так далее. Советская пропаганда даже выдумала абсолютно абсурдный термин — немецко-украинские националисты. Но такой бессмыслице советские люди верили. Собственно, продолжают верить и дальше.

КАК ОТЕЦ СТАЛИН НАПИСАЛ ИСТОРИЮ «ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ» И КАК МЫ ЕЕ ИЗУЧАЕМ ДО СИХ ПОР

Один знакомый (шутки ради) подарил мне на день рождения своеобразные «букинистические раритеты» — издания отдельных «трудов» Сталина еще с 1953 г. Среди них был и такой «труд», как «О Великой Отечественной войне Советского Союза». Это, собственно, сборник речей и приказов отца Сталина.

Как-то взял я этот бестселлер и начал читать. Чем дальше читал, тем более становилось смешно и... грустно. Смешно из-за абсурдности заявлений «гениального учителя». Например, как можно всерьез воспринимать такой бред: «...лучшие дивизии врага и лучшие части его авиации уже разбиты и нашли себя могилу на полях сражения». Это говорил Сталин в своем знаменитом выступлении по радио 3 июля 1941 г., когда советские войска терпели сокрушительные поражения одно за другим, а десятки тысяч красноармейцев попали в плен. Кстати, незадолго после этого в немецком плену оказался даже сын Сталина — Яков. Тем не менее, сделав заявление о том, что лучшие немецкие войска и части авиации разбиты, «отец народов» дальше говорил, что немцы почему-то дальше наступают, захватывают новые территории, а «фашистская авиация расширяет районы действия своих бомбардировщиков». Поистине, железная (сталинская!) логика.

Или как вам, например, нравится такое заявление товарища Сталина в докладе «24-я годовщина Великой Октябрьской социалистической революции» (6 ноября 1941 г.): «За четыре месяца войны мы потеряли убитыми 350 тысяч и пропавшими без вести 378 тысяч человек, а раненых имеем 1 миллион 20 тысяч человек. За этот же период враг потерял убитыми, ранеными и пленными более четырех с половиной миллионов человек». Не знаю, откуда такая статистика у отца Сталина. Но что-то мало верится, будто после четырех месяцев войны потери немецкой армии более чем вдвое превышали советские. Но самое смешное то, что в следующие годы мудрый Сталин опять говорил о совокупных потерях немецкой армии в размере четырех с половиной миллионов человек. То ли потери Верхмата не увеличивались, то ли большевистскому вождю ужасно понравилась цифра четыре с половиной миллиона, или старческий склероз замучил. При желании можно отыскать в «трудах» отца Сталина немало и других глупостей.

Однако здесь не столько смешно, сколько грустно. Чем дальше я читал Сталина, тем больше убеждался, что созданная им концепция истории «Великой Отечественной войны» благополучно пережила своего творца, нашла отражение не только в советских учебниках, но и фактически продолжает транслироваться в учебниках украинских. В нескольких словах эта концепция выглядит таким образом: фашистская Германия вероломно напала на миролюбивый Советский Союз, сначала Красная армия отступала, героически обороняя Родину, со временем наступил «великий перелом», советские люди собрались с силами, начали громить врага, освобождая одну территорию за другой, потом они помогли освободиться народам Европы и окончательно преодолели врага. В речах Сталина немало и пафоса, и словоблудия, и жонглирования цифрами, географическими названиями. Эту «методологию» успешно усвоила советская историография. Из писаний советских историков, равно как и из «трудов» отца Сталина, трудно понять, почему доблестная Красная армия не была готова к нападению гитлеровцев, почему она так бесславно отступала в первые месяцы войны, почему произошел «великий перелом» и тому подобное.

Правда, лучше читать «первоисточник», то есть писания Сталина, а не припудренные рассуждения советских историков. «Отец народов» все же признавал, что материальная помощь США и Великобритании, поставки от них танков, самолетов, дефицитных материалов для оборонной промышленности имели для СССР огромное значение. Не был ли это один из весомых факторов «великого перелома»? А еще отец Сталин очень заботился об открытии второго фронта в Европе. Даже говорил, что из-за отсутствия этого фронта Красная армия испытывает неудачи. Для него данная проблема занимала «первостепенное место». По крайней мере, большевистский вождь понимал, что без второго фронта и без американских и английских поставок выиграть войну невозможно. А вот доблестные советские историки эти важные моменты успешно «затушевали». И сейчас, когда школьники то ли России, то ли Беларуси, или даже Украины изучают события «Великой Отечественной», то им кажется, что СССР сам победил Германию, а вклад западных союзников не был существенным.

Есть в «первоисточниках» от отца Сталина и другие интересные моменты. Так, в упомянутой речи к 24-й годовщине Великого Октября он пытался доказать: мол, гитлеровцы, то есть национал-социалисты, не являются ни националистами, ни социалистами. Почему большевистский вождь проникся такими вещами? Боялся, что немцы могут спекулировать на проблемах национальных, которые были для СССР болезненными, или на социальных вопросах. Ведь сталинисты и гитлеровцы именовали себя социалистами. В конечном счете, между ними было немало похожего в практической плоскости. Следовательно, социалисты воевали против социалистов. И потому закрадывается «хулиганская» мысль: а почему отец Сталин не назвал немецко-советскую войну 1941 — 1945 гг. Великой Социалистической войной? Это было бы адекватнее, нежели Великая Отечественная.

МОЖНО ЛИ БЫЛО ВЫИГРАТЬ ВЕЛИКУЮ ОТЕЧЕСТВЕННУЮ ВОЙНУ БЕЗ УКРАИНЫ?

Если советские историки «доказали», будто Советский Союз мог в Великой Отечественной обойтись без западных союзников, то нынешний российский премьер творчески развил эти наработки и выразил мнение, что, мол: победу могли обеспечить сами россияне, понятно, без каких-то там украинцев. Мысль не такая уж и оригинальная, как кое-кому кажется. Что-то похожее говорил товарищ Сталин, в частности на приеме в Кремле в честь командующих войсками Красной армии 24 мая 1945 г. Это выступление — настоящий гимн русского национализма. Позволю себе широко его процитировать:

«Я пью, прежде всего, за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза.

Я поднимаю тост за здоровье русского народа потому, что он заслужил в этой войне общее признание, как руководящей силы Советского Союза среди всех народов нашей страны.

Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он — руководящий народ, но и потому, что у него имеется ясный ум, стойкий характер и терпение».

Дальше отец Сталин ударился в самокритику. Сказал, что «у нашего правительства было немало ошибок». «Но русский народ... верил в правильность политики своего Правительства и пошел на жертвы, чтобы обеспечить разгром Германии. И это доверие русского народа Советскому правительству оказалось тот решающей силою, которая обеспечила историческую победу над врагом человечества — фашизмом».

Конечно, это выступление сопровождалось «бурными, долго не смолкающими аплодисментами».

Комментарии излишни!

Даже не знаю, почему товарищ Коба так разговорился. Или победа над тевтоном опьянила его? Или выпил лишнего? Потому же и гласит народная мудрость: что у трезвого на уме, то... Ну, дальше сами знаете.

Но оставим в покое отца Сталина.

Поговорим о современных его адептах. И о том, насколько большой или малой была роль Украины и украинцев во Второй мировой.

Следовательно, обратимся к общеизвестным фактам. На сайте газеты «День» вы можете найти доклад «Украинский вопрос» английского журналиста Ланселота Лоутона, произнесенный им 1 февраля 1939 г. — как раз за полтора месяца перед провозглашением независимости Карпатской Украины. Обращу внимание лишь на основные моменты. Л. Лоутон считал, что «от решения украинской проблемы будет зависеть судьба Европы». Ни больше, ни меньше! Журналист указывал на уникальное географическое положение Украины, на ее значительные человеческие ресурсы. Допуская возможность возникновения независимой Украины, он говорил: «Такого масштаба событие, вероятнее всего, вызвало бы одновременные и важные изменения везде. Оно повлияло бы, и чуть ли не решающим образом, на судьбу большевизма в Советском Союзе, а возможно, и национал-социализма в Германии. Она также решила бы будущее Польши, Румынии и соседних земель и открыла бы новые грандиозные проблемы перед Британской империей». И это были не просто рассуждения отдельного журналиста. В среде британских политиков и военных в то время вынашивался план создания независимой Украины. Этим вопросам даже занималось Министерство иностранных дел.

Но понимали эту проблему не только британцы, но и отец Сталин и его подручные. Поэтому он оказал давление на гитлеровскую Германию, чтобы та не взяла под протекторат Карпатскую Украину, которая в перспективе могла бы стать зародышем для создания Украинского государства.

Показательно, что когда началась немецко-советская война, У. Черчилль, находясь на совещании командного состава британских войск в Египте, заявил следующее: «Я буду пристально следить за политическими действиями Гитлера в Украине. Если фюрер провозгласит Украину независимой, то западные союзники проиграют войну, если нет — Великобритания победит». И это не были просто слова. Если бы немцы пошли на такой шаг, они бы получили в лице части украинского народа союзника. В конечном счете, этот шаг мог бы стать началом цепной реакции активизации национальных движений на территории СССР, что могло бы стать серьезной угрозой для существования этого государства. Кстати, не нужно иметь иллюзии, будто бы народы СССР любили советскую власть. Реальные факты свидетельствуют об ином. В конечном итоге, и русские не были в восторге от большевизма.

Однако гитлеровцы трактовали народы СССР как унтерменьшинства, которым отводилась роль рабов. А украинские земли рассматривались ими как объект немецкой колонизации, где коренное население подлежало истреблению. Поэтому провозглашение бандеровским крылом ОУН 30 июня 1941 г. Украинского государства вызвало репрессии против оуновцев со стороны немецкой оккупационной власти. В таких условиях украинские националисты стали на путь вооруженного сопротивления, в результате чего и возникла Украинская Повстанческая Армия.

Формировалась она как украинская самооборона и широко поддерживалась населением на западноукраинских землях. В отдельных местах, в частности на Волыни, УПА контролировала целые районы, против уповцев немцы даже бросали танки и самолеты. Тем самым эта армия сковывала значительные вооруженные части гитлеровцев и объективно помогала СССР и его западным союзникам. Хотя после прихода советских войск ее воины повернули оружие против нового оккупанта.

Давайте не будем бояться сказать: советская власть для украинских земель была властью оккупационной, равно как и власть немецкая. А то, что в Красной армии служило немало украинцев, которых фактически насильственно призвали в войско, не меняет оккупационной сущности этой армии.

В действительности (нравится это кому-то или нет), украинскими армиями во времена Второй мировой была Карпатская Сечь, которая защищала Карпатскую Украину, и УПА. К сожалению, до сих пор они остаются не признанными и не оцененными в украинском обществе. Более того — на них цинично клевещут едва ли не на каждом шагу. Такое положение вещей является как раз признаком нездоровья украинского общества. Мы не умеем ценить СВОЕ! И это наша большая проблема.

Недавно мне попала в руки очень честная книга о Второй мировой. Это построенный на воспоминаниях роман Богдана Бастюка «Сопигора. Війна у війні». Там рассказывается о будничной жизни простого галицкого села в 1939 — 1944 гг. Нет, в книге нет идеализации УПА, напротив, иногда звучит критика действий ее вожаков, нет предубеждения по отношению к немцам, советам, евреям, полякам... Не идеализирует автор и своих земляков. Просто описывает «как оно было».

В конце произведения звучат такие рассуждения героя: «...Более «мудрые» и более «цивилизованные» соседи, от москалей до немцев, наперегонки начали нести сюда культуру, цивилизованность, новые схемы построения мира, светлое будущее и так далее. Спрашивается: если вы такие мудрые, культурные и цивилизованные, то почему по-свински заритесь на чужие земли, а по-волчьи — на жизнь и покой народа, которому эти территории испокон веков принадлежат? Не логичнее ли было бы построить рай земной у себя дома, а там... мы бы и сами попросились в этот рай. Не так ли?»

Лучше не скажешь!

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

В школьных учебниках обещают нам свести до минимума информацию об УПА, а то и изобразить ее воинов коллаборационистами, зато прославить «советских освободителей». В таком дискурсе Украины не будет, а если будет — то далеко на задворках. Зато будет Советский (сталинский!) Союз и производный от него «Русский мир». И, конечно же, не будет осмысления места и роли Украины во Второй мировой войне.

Еще хочется сказать такое: борьба за прошлое является и борьбой за будущее. И если это будущее базируется на чужом прошлом, то состоится ли оно?

А может быть, кто-то очень заинтересован в том, чтобы оно не состоялось?

Петр КРАЛЮК, доктор философских наук
Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх