,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Ливийский раскол
0
Ливийская спешка

В первой декаде мая НАТО объявила о завершении первой фазы военной операции в Ливии, которая была направлена на «стабилизацию обстановки», и перешла ко второй фазе, главной целью которой является «уничтожение командных пунктов Муамара Каддафи». Представители альянса в очередной раз подчеркнули, что об устранении самого «неуступчивого полковника» речи не идет.

В то же время, очевидно, что развитие ситуации «застопорилось”. И вот уже военное руководство западной коалиции заявляет о необходимости «расширения спектра” бомбардировок ливийских объектов.

Параллельно же в последнее время наблюдается нешуточная дипломатическая активность со стороны Запада.

В частности, 11 мая в Бенгази с целью «продемонстрировать поддержку Варшавой будущего Ливии” прибыл глава внешнеполитического ведомства Польши Радослав Сикорский.

Кстати, это был первый официальный визит подобного уровня на восток страны с момента начала военной операции коалиционных сил в Ливии. По информации ряда информагентств, Варшава планирует направить в Бенгази для поддержания контактов с Национальным фронтом спасения Ливии на постоянной основе своего дипломатического представителя.

Заслуживает также внимания недавнее заявление Верховного представителя Европейского Союза по вопросам внешней политики и политики безопасности Кэтрин Эштон относительно намерений Брюсселя открыть уже в ближайшее время в Бенгази европейскую миссию. Аргументируя такое решение, глава внешнеполитического ведомства Евросоюза заявила, что это позволит более эффективно сотрудничать с Национальным фронтом спасения Ливии с целью «развития новой демократической Ливии”.

В общем, Запад торопится. Ведь затяжная кампания — это серьезное финансовое бремя. На днях министр обороны США Роберт Гейтс заявил, что Белый дом уже потратил около 750 млн. долларов на военные действия в Ливии. Более того, по оценке американской организации Центр стратегического и бюджетного планирования, каждая последующая неделя операции над ливийской территорией будет стоить около 300 млн. долл. Общая же стоимость полугодичной операции составит около 9 млрд. долл.

Впрочем, даже если коалиция в ближайшем будущем таки «дожмет” силы Каддафи, то и дальше опять возникают сплошные вопросы.

Первый из них, кто может прийти на смену режиму Каддафи?

«Серый кардинал»

Начнем с главной оппозиционной силы страны — Национального фронта спасения Ливии.

Существует несколько версий, почему лидеры основной на сегодняшний день оппозиционной организации страны, занимая высокие позиции в Джамахирии, выступили против своего бывшего «патрона”. От заговора саудовской, американской и французской разведок до банальной обиды за неудовлетворенные амбиции.

Особенно в этом плане показательно «отречение” второго человека во властной вертикали Джамахирии, бывшего министра внутренних дел генерала Абдель Фаттах-Юниса, бежавшего от Каддафи одним из первых. Кстати, это тот самый бывший министр общественной безопасности, который в 1992 году во время встречи с британским послом в Египте извинялся за причастность к убийству Ивонны Флетчер и помощь его страны Ирландской республиканской армии.

Да и лидер Национального переходного совета Ливийской Республики, доктор исламского права Мустафа Абдул Джалиль, похоже, не испытывал особой нужды при Муамаре Каддафи, занимая до недавнего времени пост секретаря Всеобщего народного комитета и министра юстиции. Правда, в январе 2010 года он пытался подать в отставку, но она не была принята.

Список неплохо живших при Каддафи нынешних оппозиционеров можно продолжать.

Вообще, поговаривают, что за всеми этими «перебежчиками” стоит один из главных «обиженных и оскорбленных” режимом Муамара Каддафи — Халифа Белкасим Хафтар. Бывший высокопоставленный офицер ливийской армии во время войны с Чадом, бежавший в США, вернулся в Ливию, чтобы вступить в ряды повстанцев.

Именно его многие называют «серым кардиналом” оппозиционного движения, а недруги обвиняют в связях с ЦРУ, указывая, в частности, на то обстоятельство, что еще задолго до нынешних ливийских событий Хафтар на деньги ЦРУ занимался организацией повстанческого движения.

Да и жил он в США, как утверждают, почему-то всего в пяти милях от штаб-квартиры ЦРУ в Лэнгли (штат Вирджиния).

Впрочем, кроме этой категории недовольных режимом есть еще и альтернативная группа, имеющая серьезные претензии к лидеру Джамахирии. Это исламисты.

Тихая исламизация

Воззрения М. Каддафи насчет того, что истинный ислам проистекает непосредственно от Аллаха и через его пророка в форме Корана, а его интерпретации разными школами и сектами — это все «обработка масс» для достижения определенных политических целей, привели к тому, что ливийские религиозные группировки ушли в глухую оппозицию к правящему в Триполи режиму.

Масла в огонь подлило еще два уже сугубо «прикладных» обстоятельства.

Во-первых, это депортация в середине 1990-х годах сотни алжирских исламистов, а также выдача в 1998 годах Саудовской Аравией и Йеменом скрывавшихся там ливийских исламистов. А, во-вторых, непримиримая позиция М. Каддафи относительно Усамы бен Ладена и его «Аль-Каиды», сторонников которых лидер Джамахирии обещал «убивать как собак», а также тот факт, что в конце 2001 года официальный Триполи передал американским спецслужбам досье на активистов исламистских организаций, связанных с пресловутой «Аль-Каидой».

В общем, благоприятная почва для «подпольной армии тайных исламистов» в стране была создана. Все остальное — дело техники.

В результате, по сообщениям региональных информагентств, в суданских лагерях с целью внедрения в ливийские «народные комитеты» прошли специальную исламистскую подготовку несколько сотен ливийцев. Да и информация о переброске в Ливию через тунисскую границу боевиков из Афганистана и Пакистана также широко «гуляет Интернетом».

Пока, за исключением нашумевшего провозглашения в Дерне т.н. «исламского эмирата» во главе с бывшим узником Гуантанамо Абдель Каримом аль-Хасади, исламисты себя на передний план особо не выставляют.

Однако, судя по всему, ливийские исламисты выбрали выжидательную тактику, добиваясь поставленных целей осторожно, тщательно маскируя свои истинные намерения.

Очевидно, окончательное слово в дальнейшем политическом раскладе, как это традиционно происходило в ливийской истории, останется за племенными союзами.

Клановая мозаика

О том, что Ливия представляет собой «сборную солянку” разрозненных племен, известно уже, пожалуй, всем, кто интересуется текущим североафриканским контекстом.

Принято считать, что против режима Муамара Каддафи, в первую очередь, выступили вожди племен преимущественно из восточной части Ливии. А именно:

— «варфалла” (самое крупное, насчитывающее более одного миллиона из 6,5 млн. жителей всей страны, а посему претендующее на более видное положение в государстве);

— «аз-зауайа” (претендует на контроль основных нефтяных месторождений в стране; а также обиженное на официальный Триполи из-за бездействия в вопросе наплыва на территорию племени незаконных африканских иммигрантов);

— «магарха” (находятся в хороших отношениях с племенем варфалла; именно из этого племени, кстати, вышел Абдельбасет Меграхи, осужденный за взрыв американского авиалайнера над шотландским городком Локерби в 1998 г.);

— «тархулла”, «зинтан”, «обейдат”, «авляд Сулейман” и ряд других более мелких, находящихся в союзнических отношениях с упомянутыми оппозиционными племенными «грандами”.

Также против официального Триполи выступают амазиги — берберские племена ливийской пустыни (около 5% населения страны).

Очевидно, понимая важность клановой поддержки, официальный Триполи не сидит сложа руки. В частности, во многом переломным моментом в начале военных действий стала миссия двоюродного брата Муамара Каддафи Хасана к руководству племени оурфела с последующим перетягиванием его на сторону «семьи».

Сюда же можно отнести проведение силами режима Каддафи 5-6 мая в Триполи «национального конгресса лидеров и старейшин ливийских племен”.

Таким образом, на сегодняшний день мы видим довольно-таки пестрые ряды тех, кто претендует заменить существующий режим в Ливии, а также весьма запутанную межплеменную диспозицию.

И можно себе только представить, какая борьба за власть начнется между недовольными Муамаром Каддафи после того, как лидера Джамахирии общими усилиями все же принудят сдаться.

«Суданское” решение?

В случае же дальнейшего межкланового обострения ситуации в Ливии, а это вполне предсказуемо в связи с неминуемыми коллизиями в постреволюционной борьбе за «наследие Каддафи», очевидно, что может быть запущен т.н. «план Б», или же «суданский» сценарий.

Это когда путем референдума Ливия «полюбовно» будет разделена на две части: Киренаику на востоке страны со столицей в Бенгази, составляющую около 27% от общего населения страны, и Триполитанию на западе с центром в нынешней столице Триполи, составляющую 33% от всего населения Ливии (вопрос принадлежности Феззана на юге с центром в Ас-Себхе и тяготеющему исторически к Триполитании пока, очевидно, остается открытым).

В СМИ, посредством арабского аналитика Махмуда Хайдара, уже идея «предусмотрительно» была запущена еще в самом начале ливийских событий.

В частности, на сайте азербайджанского информагентства Trend News Agency М. Хайдар пишет, что, несмотря на то, что власти США и ведущих стран Евросоюза с самого начала демонстраций в Ливии выступали в поддержку ливийского народа, они крайне заинтересованы в расколе Ливии, поскольку в таком случае они смогут полностью взять власть в стране под свой контроль, а, следовательно, полностью взять под контроль нефтегазовые месторождения страны.

После суданского референдума сценарий «мирного развода» становится все более популярным в международных отношениях на Африканском континенте.

Впрочем, еще неизвестно, к чему, в конечном итоге, приведет «пилотный» проект — самоопределение Южного Судана.

А также следует понимать, что раскол Ливии может по-настоящему взорвать континент, и, в первую очередь, соседние страны, в которых племена резко начнут требовать независимости.

Ведь нынешние африканские границы — это наследие колониальных захватов, все более не соответствующие амбициям многих племен и народностей континента.

Виталий БИЛАН, специально для Столетия

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх