,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Мобилки сильнее черного золота?
0
Наиболее популярная из них — нефтяная. Мол, Запад хочет забрать ливийскую нефть. Чрезвычайная популярность этой теории предопределена, очевидно, идеями марксизма, за которыми едва не каждое событие в мире вызвано жаждой капиталистов к обогащению.

Идея о нефтяном происхождении ливийского кризиса тем более популярна в Украине, что украинские граждане привыкли к власти, которая является предельно примитивной в своих мотивациях, и без денежной заинтересованности не делает абсолютно ничего.

Однако, материализм — это лишь часть многогранной правды, причем наиболее простая.

Например, к началу Ливийского кризиса, состоянием на 16 февраля 2011 года, нефть стоила 84 доллара на биржи в Нью-Йорке и 101 доллар в Лондоне за бочку.

В настоящее время цена на нефть представляет 104 доллара на бирже в Нью-Йорке и 115 в Лондоне. И это невзирая на колоссальное влияние на снижение цены на нефть катастрофы в Японии — третьей наибольшей экономики мира, где стали сотни заводов самых известных мировых компаний.

За полтора месяца войны в Ливии США и Западную Европу, наибольших в мире потребителей нефти, потратили из-за роста цен на нефть столько, что никакая Ливия им этого не компенсирует.

Например, США потребляют 18,2 миллионы бочек нефти в день. Множим на 40 дней кризиса и на 15 долларов (среднюю цену повышения стоимости бочки нефти по сравнению со средней ценой февраля на Нью-йоркской бирже). Выходят дополнительные потери США лишь состоянием на сегодняшний день 10 миллиардов 920 миллионов долларов.

Аналогичный порядок потерь и у Европейского Союза, который потребляет 13,3 миллионов бочек нефти в день. Его прямые денежные потери за 40 дней Ливийского кризиса представляют около 7 миллиардов долларов. А еще же есть многомиллиардные потери ЕС от цен на газ, которые в странах ЕС все еще в значительной степени привязаны к ценам на нефть.

Ливия, безусловно, имеет серьезное влияние на энергетику Европы и мира. Но далеко не такую, как о том порою говорят.

Ливия к последним революционным событиям производила 1,6 миллионов бочек нефти ежедневно, что почти всемеро меньше, чем, например, Саудовская Аравия. В Ливии сконцентрировано лишь близко 3,3% мировых разведанных запасов нефти, сравнительно с 25% в той же Саудовской Аравии.

За марксистской логикой, капиталисты и США, и ЕС должны были бы быть заинтересованы в как можно более быстром умиротворении Ливии любой ценой. Хотя бы и ценой разгрома оппозиции полковником Каддафи, который до сих пор исправно торговал нефтью и подавлял исламистов.

Но все пошло как раз наоборот.

Хотя, в настоящее время есть серьезные риски затягивания диверсионной войны в Ливии, которая еще больше будет подталкивать кверху цены на нефть. При этом нет никаких шансов, что новое ливийское правительство, которым бы он не был, будет раздавать даром нефть европейцам и американцам.

Следовательно, если не нефть, то какая причина такого нестандартного развития ливийских событий?

Как это не парадоксально звучит для марксистов-материалистов — это ценности Запада.

Ливийский конфликт в его международном измерении — почти в чистом виде "война престижа".

После картинок с бомбардировками ливийских городов авиацией Каддафи Запад просто не мог по-старому вести с ним дела. Это значило бы для Запада в который раз утереться после плевка в лицо от местного царька.

А вести дела надо, хотя бы учитывая соседство и ту же нефть.

Кстати, эта же проблема престижа обусловила и российскую реакцию на ливийские события, которая заключалась в фактической поддержке резолюции Совета Безопасности ООН, которая санкционировала операцию.

После коллапса, как казалось, не менее крепких, чем ливийский, египетского и тунисского режимов, Москва расценила беспорядок в арабском мире как непреодолимую волну, противостоять которой — себе дороже.

Даже Владимир Жириновський через неделю после начала восстания 22 февраля заявил (http://www.rusday.com/news/ 2011-02-22/3691/): "Изменения неминуемы. В арабском мире и на Ближнем Востоке — настоящая революция. Ситуация изменилась, и люди не хотят жить так, как жили 10, 20, 30 лет тому. Задумайтесь о будущем своего государства. Откажитесь от напрасных попыток придушить народную волю", — обратился Жириновський к Каддафи, попутно предложив ему убежище в России.

Очевидно, просто не было учтено, что остановить революционное движение в небольшой 6-ти миллионной разделенной на кланы стране легче, чем, например, в 80-ти миллионном Египте.

2 марта, во время наступления оппозиции вдоль побережья, "проинформированный источник в Кремле" назвал Каддафи "живым политическим трупом, которому не место в цивилизованном мире".

А после того как Каддафи справился с натиском оппозиции, отступать для России было уже поздно без потери лица.

Это как в анекдоте: " — Хирург сказал везти в операционную. — Так здесь же зеленкой. — Сказано в операционную, значит в операционную!».

Очевидно, режим Каддафи подвела крайняя концентрация власти. Вблизи лидера Джамахирии просто не было человека, который мог бы ему адекватно объяснить, что эпатировать мировую публику бедуинской палаткой, — это одно, а "экстравагантность" бомбардировок соотечественников из самолетов и танков, объявлена им "чистка оппозиционеров дом за домом" прямо под боком у Европы — это совсем другое.

Право на большое дурачество имеют лишь большие нации, да и то до времени.

Родовая связь арабизованого берберского населения Ливии значительно более крепка, чем в соседних Египте и Тунисе, обусловил моментальное падение власти Каддафи в восточной половине страны.

Солдаты и офицеры — выходцы из "мятежных" племен, невзирая на риск расстрела и репрессий, оставляли армию, перестали подчиняться своим начальникам и увели за границу или уничтожили собственные корабли и самолеты.

Создалось впечатление, что западные страны до последнего рассчитывали на победу повстанцев, не желая втягиваться в войну. И начали действовать лишь тогда, когда дела у повстанцев пошли плохо, а Каддафи пообещал провести кровавый штурм Бенгази — второго наибольшего города страны с 700 тысяч жителей.

В то же время нельзя исключать, что правительства стран Запада хорошо знали реальное распределение сил и уровень лояльности армии к Каддафи и просто ожидали пока под угрозой вырезки повстанцы в Бенгази станут более благодарными.

Впрочем, теория материального детерминизма всех и вся поставлена в тупик тем фактом, что Ливия — одна из самых богатых стран Африки.

Если людям надо только есть, то чего этим тысячам повстанцев не хватает, что они еще и подставляются под пули, бомбы и снаряды пушек? Не иначе как всемирный заговор.

Хотя в действительности арабские народы перерастают свои традиционные архаичные государственные структуры и становятся достаточно динамическими странами, где мнение общества весит больше, чем вчера.

В огромной за территорией пустынь Ливии (почти в три раза больше Украины) в 1964 году проживало 1,6 миллионов людей, в 1986 — 3,6, а теперь — 6,5 миллионов. Возраст половины населения Ливии — до 15 лет.

По существу, это страна молодежи и подростков. А революции, как известно, дело молодых, иногда даже "гаврошев".

События в Тунисе и Египте некоторые журналисты назвали "революциями Фейсбука", намекая на роль социальных сетей в организации протестов. Хотя арабские телеканалы "Аль-Джазира" и "Аль-Арабия" сыграли в реальной мобилизации протестующих куда большую роль.

Уместнее будет назвать восстание в Ливии "революцией мобилок с видеокамерами".

Полтора месяца трансляций на арабских телеканалах и "ютуб" результатов бомбардировок и обстрелов городов ливийскими правительственными войсками как ничто другое способствовали мобилизации против Каддафи международного сообщества, включительно с Лигой арабских государств.

Да, можно допустить, что если бы Ливия была расположена подальше от Европы — где-то на пару тысяч километров южнее, и у нее не было бы нефти и многомиллиардных резервов за рубежом, вряд ли к событиям там проявили бы такой интерес.

Однако полностью проигнорировать факт массовых убийств, как это в свое время случилось с украинским Голодомором, современный открытый мир уже не может. Даже в Южном Судане, который за три месяца станет независимым.

Когда Альфред Нобель изобрел динамит, он, чтобы искупать грех перед человечеством, учредил Нобелевскую премию.

Может, время предоставить ее тому, кто изобрел мобильные видеокамеры и пустил их в массовое производство?

Александр ПАЛИЙ, политолог, кандидат политических наук, для УП

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх