,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


СМИ в февральской информационной войне против Ливии
0
После паузы взятой ливийскими СМИ в период 17-20 февраля, что объясняется тем, что руководство страны анализировало данные с мест и определялось с линией поведения. Первым, кто ответил Западу на поток упреков и обвинений в «массовых убийствах мирного населения», был сын лидера революции Сейф Аль Ислам. Его появление на ТВ в ночь с 19 на 20-е февраля не стало большим сюрпризом уже хотя бы потому, что многие считают его преемником отца и приверженцем реформ в стране. В своем выступлении, длившемся около 45 минут он обозначил принципиальную линию руководства страны, которой, как показали дальнейшие события, руководство Ливии, в целом, придерживается по сей день.

СМИ в февральской информационной войне против Ливии


Главным в его речи стали упоминания об иностранном вмешательстве и подстрекании к мятежу и о том, что ни при каком условии его отец никуда не уйдет. Кроме того, мятежникам было предложено, по сути, мировое решение в обмен на пакет различных уступок и преобразований. «... Мы вступаем в период Второй Джамахерии,.. мы будем обсуждать, и принимать новые современные законы, будем принимать Конституцию страны...», — заявил С. Аль Ислам, впрочем, не забыв и «про кнут» для тех, кто не одумается.

Несмотря на заметное волнение C. Аль Ислам, выглядел вполне убедительно, и его выступление стало прологом к короткому появлению его отца в эфире канала «Джамахерия» ночью 21 февраля. Держа над головой зонт, что было весьма символично, Каддафи заметил, что находится ни в какой, ни в Венесуэле, а в Триполи и ни куда не собирается уезжать.

Между тем информационная война против Ливии набирала обороты и к третьему дня конфликта определились основные «вруны» на фронте противоборства СМИ.

Первенство по лжи и инсинуациям прочно заняла катарская «Аль-Джазира». Второе место по праву отнесем проамериканскому иракскому каналу «Аль Арабийя». Справедливости ради заметить, его репортажи дышали такой ненавистью к официальному Триполи, а журналисты так бесцеремонно подсказывали в прямом эфире, что и как говорить интервьюируемым, что порой казалось, «Джазира» просто таки вещает от лица Каддафи. Третье место поделили между собой еще одно детище Пентагона — канал «Аль Хурра» и «старое доброе британское» Би Би Си. Остальные СМИ, и региональные и мировые сбились «в кучу», повторяя в основном сводки «Аль Джазиры» и «Аль Арабийи».

К ним, в полной мере, следует отнести и российские СМИ, которые стали говорить что то «от себя» после первых двух недель кризиса, когда стало ясно, что Триполи устоит. Тем более, что некоторые бородатые рожи, мелькающие на экранах с изображением пустыни, до боли напоминали героев репортажей с фронтов чеченских войн и сводок об «антитеррористических» операциях в Дагестане. «Упс!!!..».

Вкратце рассмотрим механизм информационной агрессии против Ливии на примере телевидения. Он состоит из нескольких основных факторов. Первым является — эмоционально-экспрессивный. Выражается в частности, в драматическом художественном и музыкальном оформлении заставок новостей и аналитических программ. Это — красочные коллажи из флагов, лиц, протестующей мимики и жестов, обязательно — присутствия женщин и детей. И все это на фоне драматической или трагической музыки с формированием смысловой заставки — лозунга, типа «Ливия — в огне восстания». Служит подготовке восприятия сознанием зрителя основного информационного материала в нужном контексте.

Второй — фактурно-ситуативный. Состоит в определенной форме подачи зрительного и текстового материала. Выражается в строго определенных ракурсах съемок, выборе панорам, объектов и субъектов репортажей. Создается иллюзия присутствия гораздо большего количества людей, чем есть на самом деле. Обязательны смены статики и динамики картинки — вводятся кадры бегущих фигур, какой то деятельности, перемежающиеся крупными планами страдающих или раненых людей. При этом намеренно искажается реальность — невозможно или крайне трудно привязать место к городу, улице, времени, числу. Используется монтаж и намеренное тиражирование, и перенос репортажей с их отсрочкой от реальных событий на два — три дня. Например, Аз Завия была окончательно освобождена от террористов к 6 марта. Ливийские СМИ уже 7-го числа показали репортаж из центра города. «Джазира» сообщила о «якобы освобожденном городе» 9-го и уже окончательно подтвердила этот факт 10 марта. Также ровно неделю показывали повстанцев у арки с надписью — «Добро пожаловать в Рас Лануф» — как доказательство того, что город в руках повстанцев. А между тем — эта арка стоит у въезда в жилой городок работников нефтекомплекса в Рас Лануфе — а не в сам город.

Третий фактор — дезинформационно-контекстуальный. Может быть сформулирован, как «врите как можно больше и чаще». Тут и объявление о «варварской бомбежке морского порта в Мизде» на третий день кризиса (Мизда — город в глубине пустыни Хамада к юго-западу от Триполи), и многочисленные звонки от «очевидцев» с мест событий.

Я сам слышал взволнованный голос такого очевидца, вещавшего о бомбежке районов Сук Аль Джумаа и Фашлюм в Триполи, как раз проезжая в момент репортажа по этим районам. Тут и всякого рода карты с изображениями кто, какой город или район контролирует, и интервью о том, что «... вот на моих глазах убило целую деревню мирных жителей...», или, «... я видел, как бомбили город, в котором располагается больница...». Поди, пойми, что бомбили: город, больницу?

Во всем вышесказанном преуспели все без исключения мировые СМИ, кроме, разве что китайских, собственно местных, и, может быть латиноамериканских — автор их не смотрел. При этом никто из упомянутых средств информации, ни разу за все время конфликта не показал НИ ОДНОГО УБИТОГО ИЛИ РАНЕНОГО гражданского жителя Ливии. Ни на западе, ни на востоке! Не было показано ни одного уничтоженного гражданского объекта типа больницы, школы или общественного здания. Ни одного объекта гражданской инфраструктуры, кроме горевшего (одного) нефтяного танка в Рас Лануфе, подорванного по данным Триполи отступавшими бандитами. Ни одного кадра удара по гражданским объектам! Ничего из того, о чем так вдохновенно врали «Джазира» и «Аль Арабийя» и того, на основании чего Евросоюз и НАТО делают свои выводы о ситуации в стране.

Как, впрочем, не было сказано, что Мустафа Абд Эль Джалиль, Нури Месмари, Шалькам и другие высокопоставленные чиновники, в одночасье ставшие революционерами, все они незадолго до февральских событий были отстранены от должностей и находились фактически под следствием по обвинениям в коррупции, получении взяток и казнокрадстве.

Что за чудовищная трансформация произошла с каналом «Аль Джазира», прославившемся некогда своим беспристрастным и профессиональным освещением событий в Ираке, не входит в эту статью. Этот факт, равно как и то, что вообще стоит за подоплекой мятежа в Ливии, что происходит сейчас в арабском мире, почему Катар иногда называют «вторым Израилем», кто финансирует арабские СМИ и где обучают их ведущих новостей и журналистов и чьими подданными они являются, кем были их родители и чем они «знамениты», — все это станет предметом подробного освещения на новом глобальном ливийском ТВ канале «Аль Мухит» (Океан) — его вещание на нескольких языках на весь мир станет ответом катарским и прочим врунам. Ливия готовит контрнаступление на информационном фронте, и по некоторым сведениям, компромата на некоторых государственных деятелей и их СМИ будет представлено предостаточно.

Пока же ливийские СМИ достаточно грамотно отражают атаки на сознание собственного народа и порой, даже прорываются наружу, донося правду до слушателей и зрителей планеты. Рассмотрим основные способы информационного противоборства ливийских СМИ с развязанной против страны войной в эфире.

Первый — объективно-фактический. Как ни странно, самым лучшим противоядием от лжи и выдумок, оказалась правда. Журналисты местных СМИ брали интервью у жителей, спрашивая каждого, какое сегодня число, месяц и время? Потом, сопоставляя репортажи «Джазиры» с якобы того же самого места в это самое время, люди видели, что никто никого не бомбит, на улицах не стреляют и ровным счетом нет ничего из того, что показывают на весь мир. Придерживаясь принципа правдивого изложения фактов, подкрепленного таким незатейливым приемом, ливийцам удалось избежать обвинений в фальсификации и подтасовке фактов, что в изобилии присутствует в западных и некоторых арабских СМИ. Это, кстати, позволило не прибегать к глушению вещания почти всех иностранных СМИ, кроме той же «Джазиры», которую заглушили на ее основной частоте, но, позволили впоследствии вещать на резервной, поскольку в Ливии ее уже все равно кроме как «лживой собакой», практически никто по-другому не называет.

Второй фактор — идеологический. То, чего так не хватает в современной России, не забыли и не отменили в Ливии. Пропаганда государственного строя, ценностей ливийского общества, исторических примеров из антиколониального прошлого страны, экономических и социальных достижений — все это было многократно усилено, но, при этом, не заняло более 30% эфирного времени. Удельный вес был смещен в пользу аналитических программ, круглых столов с участием видных политологов, общественных деятелей, богословов, представителей племен и молодежных организаций. К числу нововведений следует отнести начало формирования в мировоззрении ливийского общества понятия «моно ливийской общности народа, единого и живущего в единой стране». Это, пожалуй, первая серьезная попытка властей изменить родоплеменное сознание большинства населения. Кроме того, направленность репортажей о мятежных районах не носила характер враждебности, в пику откровенному вранью «Аль Джазиры», дикторы ливийских СМИ принимали звонки и сами созванивались и с Мисуратой и с Бенгази, в прямом эфире общаясь с реальными очевидцами событий.

Третий фактор — концентрически-сетевой. Выражается в массировании информационных усилий на всех СМИ в определенное время («прайм-тайм»). Все каналы — Джамахерия, Аш Шабабия (Молодежный канал) и Ар Рыйадийя (Спортивный новостной канал) согласовано передают основные информационные блоки, обращения руководства страны, политические, местные и международные новости с последующим разнесением репортажей по стране, с охватом происходящего в различных местах страны, противопоставляя тем самым факты в реальном масштабе времени ложным реляциям из-за рубежа.

Практически полностью закрыв Интернет, власти Ливии добились прекращения потока подстрекательских и ложных информационных сообщений. Издержки этого решения окупились общественным спокойствием и блокированием каналов обмена данными и координации действий экстремистов.

Несколько слов об отношении ливийских СМИ к России. Следует отметить, что основной тон российских передач и репортажей о Ливии в Триполи естественно заметили, но не стали реагировать. Остались без официальных комментариев запальчивые пассажи насчет того, что «Каддафи — политический труп» (тут как говорится, поживем — увидим, во всяком случае, ему очередные выборы не грозят), и Указ № 1970 о реализации мер по выполнению Резолюции ООН. Первое официальное упоминание о России в связи с ситуацией относится к концу февраля и связано с информацией о том, что «... российские спутники следят за обстановкой в стране и данные с них не подтверждают факты бомбежек мятежных территорий...». Вскоре после этого, выступая 2 марта перед журналистами М. Каддафи призвал российские компании (в числе китайских, турецких и бразильских) прийти в Ливию и занять место западных в нефтегазовом секторе страны. Первыми российскими журналистами, приехавшими в Триполи с начала конфликта стала группа канала Russia Today. Она сделали несколько довольно объективных репортажей об остановке в столице страны, и была принята М. Аль Каддафи. Журналисты ВГТРК и 1 канала, почему то появлялись и в Бенгази, и на границе с Тунисом, но никак не в Триполи. Информативность и тон их репортажей я судить не берусь, но они мало чем отличались от их западных коллег. В целом, оценивая информационное поле Россия — Ливия в эти дни, можно сделать вывод о сдержанной и выверенной позиции ливийцев, предпочётших не комментировать заявления и действия российской стороны с одной стороны, и, в целом, прозападную позицию наших СМИ с постепенным выравниванием акцентов по мере вытеснения мятежников на восток страны. Это было заметно и по изменениям во фразеологии, и по выводам журналистов и аналитиков. Влияние на смену акцентов в официальных СМИ оказали и многочисленные заметки в очевидцев событий, в том числе, и эвакуированных из Ливии россиян, опубликованные в Интернете.

С приездом первых иностранных журналистов (Си Эн Эн, Russia Today) в Триполи, информационная блокада Ливии дала еще большую трещину. Объективная и взвешенная позиция руководства ливийских СМИ, позволивших гостям самим все увидеть своими глазами и беспрепятственно общаться с гражданами страны, сделала свое дело — тон аналитических отчетов и новостных сводок ряда зарубежных СМИ к 10 марта существенно изменился. Можно констатировать, что ливийские СМИ дали организованный отпор развязанной против страны компании лжи и дезинформации и выиграли первый этап информационного противоборства. Ставка на правдивое освещение событий и максимально возможную, в сложившейся ситуации, открытость себя оправдала. А для «Аль Джазиры» и некоторых других информационных каналов эта история может закончиться информационным банкротством.

Кирилл ТЕРЕЕНКОВ, г. Триполи, Ливия, 24 марта 2011
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх