,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Кто приговаривает лидеров и народы
0
Почему Соединённые Штаты, Англия и Франция так рьяно ввязались в войну с М. Каддафи? Хотят поскорее поделить ливийский нефтяной пирог?

Кто приговаривает лидеров и народы


Борьба за нефть — не главная причина действий Запада, считает Фёдор Лукьянов, политолог, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике». А какой же тогда «жареный петух» клюнул лидеров западных держав? «Они ошибочно оценили обстановку, решив поначалу, что М. Каддафи будет свергнут так же быстро, как бен Али в Тунисе и Х. Мубарак в Египте. Но не случилось. Возникла угроза, что Каддафи подавит «борцов за свободу» раньше, чем они его свергнут». Поспешив списать со счетов ливийского лидера и объявив о дипломатических контактах с его противниками, Запад загнал себя в ловушку. Ему надо было либо смириться с потерей лица, либо спасать ливийских оппозиционеров и свою репутацию, считает востоковед Георгий Мирский. И Запад выбрал второй вариант.

Почему зачинщиком агрессии выступила Франция, а США вроде бы оказались на втором плане? Злые языки считают это местью Н. Саркози — Каддафи на весь мир заявил, что спонсировал предвыборную кампанию французского президента.

«Вероятно, Саркози решил: самое время доказать, что Франция ещё может влиять на мировую политику, — ведь за последнее время европейские державы такое влияние почти растеряли, — говорит Ф. Лукьянов. — К тому же в 2012 г. во Франции пройдут выборы, рейтинг президента очень низок — надо его как-то поднимать. Сыграл роль и панический страх европейцев перед напором беженцев из Африки. Казалось, что если не навести там порядок, то этот миграционный поток захлестнёт Европу...»

Нанизанные на «ось зла»

Каддафи, конечно, одиозный и жёсткий правитель. Но многие не понимают, в чём именно он провинился за последний месяц? Где проходит граница, за которой защищающее себя от мятежа государство превращается в «кровавый режим»?

Любопытно, что за несколько месяцев до начала арабских революций американский журнал «Foreign Policy» обнародовал «рейтинг худших диктаторов мира». М. Каддафи занял в нём 11-ю строчку, свергнутый позднее президент Египта Х. Мубарак — 15-ю. Нашлось место и таким «любимцам» США, как венесуэльский У. Чавес (17-е место), иранский М. Ахмадинежад (8-е), белорусский А. Лукашенко (22-е). Ну а первые два места заняли Ким Чен Ир (КНДР) и Р. Мугабе (Зимбабве).

Николай Стариков, писатель, историк, автор книг «Кризис. Как это делается», «Шерше ля нефть» и др., утверждает: нарушения прав человека тут ни при чём, клеймо деспотов получают лишь те правители, кто позволяет себе вести независимую от США политику. «Как говорил баснописец Крылов, «ты виноват уж тем, что хочется мне кушать».

Положение доллара и экономики США сегодня настолько печально, что Штаты вынуждены начать глобальную дестабилизацию для ослабления конкурентов — ЕС, Китая и России. Китай и Европа зависят от ближневосточной нефти, а европейскую стабильность к тому же может подорвать огромная миграция из исламских стран. Посему объектом атаки стал именно Ближний Восток и север Африки. В Тунисе всё прошло как по маслу — вдруг объявленный диктатором президент бен Али (которого ещё недавно приводили в пример другим арабским лидерам) быстро покинул страну. В Египте с Мубараком пришлось повозиться, а в Ливии революция почти захлебнулась. Но приговор Каддафи Запад вынес без суда и следствия, даже не пытаясь разобраться — а в чём он виноват? Все доказательства его «бесчеловечности» — свидетельства анонимных очевидцев, записи в «Твиттере» и съёмки постановочного характера. Западные СМИ рассказывали о том, как Каддафи бомбит граждан. Но при этом не показали ни одного (!) авианалёта, ни одного настоящего боя, ни множества трупов мирных жителей. Мы не видели в Триполи бурлящей толпы недовольных, как на пл. Тахрир в Каире. Вместо этого нам показали 10 клоунов с автоматами, якобы представляющих восставший народ Ливии».

Что такое «плохо»?

Мировая политика предельно цинична. Почему-то, когда в Афинах или Париже власти жёстко усмиряли демонстрантов и вандалов, поджигающих машины и «Макдоналдсы», их никто не осуждал. Президента Грузии М. Саакашвили, который 7 ноября 2007 г. разогнал митинг оппозиции с помощью водомётов и слезоточивого газа, в Вашингтоне только слегка пожурили. Когда подобный разгон оппозиции устроил А. Лукашенко в Минске 19 декабря 2010 г., белорусского президента опять назвали «последним диктатором Европы» и наказали новыми санкциями.

«Саакашвили — марионетка США, а Лукашенко отказывается отдавать свою страну под американский протекторат, — объясняет разницу Н. Стариков. — Принцип «это сукин сын, но наш сукин сын» действует исправно. В Латинской Америке было немало реакционных режимов, с которыми боролись повстанцы, но США оказывались на стороне режимов. В Южном, проамериканском Вьетнаме тоже действовали партизаны. По сути — такие же борцы за свободу, как нынешние ливийские. Что делали США? Требовали не применять насилие к простым вьетнамцам? Нет, они ввели туда войска и начали поливать леса напалмом, чтобы вытравить оттуда повстанцев».

На памяти и судьба С. Милошевича. 12 лет назад его режим обвинили в геноциде и этнических чистках, Белград разбомбили самолёты НАТО, после чего югославского лидера судили, уморив в тюрьме. Албанское Косово, которое Запад защищал от сербов, признали независимым. И ничего, что косовские «борцы за свободу» во главе с будущим премьером Х. Тачи оказались контрабандистами, торговцами наркотиками и человеческими органами, — это признал позже Совет Европы.

Ровно 8 лет назад войска США и Великобритании под надуманным предлогом напали на Ирак. Спустя 3 года президента С. Хусейна судили и казнили, а Ирак до сих пор остаётся одним из самых неспокойных мест на планете...

Константин Боровой, политик и главный редактор журнала «Америка Illustrated», призывает не демонизировать «мирового жандарма». Правители типа Милошевича и Каддафи получают по заслугам, уверен он: «Есть международные документы, касающиеся прав человека, — Устав ООН, Хельсинкское соглашение. Когда глава государства или его подчинённые нарушают эти нормы, режим объявляется вне закона. Если власть применяет армию против своего народа — это преступление».

«Вести борьбу за права и свободы надо в рамках закона, — возражает Н. Стариков. — В Ливии мы видели не мирных демонстрантов, а людей с автоматами и зенитками. Это уже не просто акция протеста, это создание незаконных вооружённых формирований. К такой «оппозиции» власть вправе применить силу».

«Граница между тем, что позволено делать режиму, а что нет, очень зыбкая», — признаёт Игорь Бунин, президент Центра политических технологий. Например, в октябре 1993 г. Запад спокойно взирал на танковый расстрел Белого дома в Москве. Тогда это воспринималось как борьба молодой российской демократии с реакционными силами. Никто не собирался судить Б. Ельцина в Гааге и вводить против России международные санкции...

Накануне принятия роковой резолюции в ООН полковник Каддафи попытался вбить клин в ряды ведущих мировых игроков. Объявив о прекращении отношений с Западом, он пообещал вкладывать ливийские капиталы в Россию, Китай и Индию, а заодно отдать им все нефтяные контракты. Не этот ли отчаянный жест предрешил его судьбу?

Олег БАРАБАНОВ, Москва
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх