,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other

Где купить шлейф для hdd ноутбука Fujitsu. Шлейф матрицы ноутбука купить .
zakazpc.ru

Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Почему Ливия не Египет?
-2
Почему Ливия не Египет?

Муаммара Каддафи охраняют 40 телохранительниц-девственниц


У аналогии как средства прогнозирования всегда была скверная репутация. Аналогии часто напрашиваются, но обычно они ведут к ошибкам. Мир не гомогенен и не обязан быть гомогенным. Именно поэтому пытаться спрогнозировать развитие событий в Ливии на основании опыта революций у ее соседей было бы ошибкой.



Революции в арабских странах, несомненно, поселили страх в сердцах сторонников правящих режимов в десятках стран. Если американские консерваторы еще не боятся, то это потому, что они не оценили масштаб массовых уличных протестов у них дома.

Любая банальность, любое клише, начиная от лесного пожара до принципа домино и карточного домика, уже использовались горе-политологами в последние недели, чтобы описать, что произошло в на Ближнем Востоке с тех пор, как 24-летний тунисец Мохаммед БуАзизи получил пощечину от полицейского. Эта пощечина была последней каплей унижения для зеленщика, который уже не мог выносить экономических неурядиц и груза ответственности за матерь и шестерых маленьких братьев и сестер. БуАзиз нашел в себе мужество выразить протест самосожжением. Этот огонь самопожертвования в течение нескольких недель разросся в пожар, который спалил позиции президента Туниса Бен Али Зинедина и выгнал его и его семью из страны. Но это было только начало. Массовые протесты распространились по всему свету.

В течение нескольких дней массовые протесты начались в других столицах - на площади Тахрир в Каире, на Жемчужном развороте в Манаме, на университетской площади в Сане, и так далее - до 20 сопредельных стран видели массовые беспорядки. После Бен Али, настала очередь Хосни Мубарака, а в потом может наступить черед бахрейнского премьер-министра шейха Халифы или Президента Йемена Али Абдаллы Салеха или кого-то иного. Это пугает не только местных охранителей, царедворцев и лизоблюдов, но и западных «инвесторов» которые заносили не тому, кому стоило бы.

Во многих местах массы получили гарантии того, что нынешнее руководство не будет добиваться переизбрания. Другие режимы пытались загасить пожар деньгами. Эмир Кувейта попросту перевел на все банковские счета подданных по 1000 динаров (около 3000 долларов), королем Саудовской Аравии Абдуллой выделено 37 млрд. долларов на повышение заработной платы и стипендии студентам - многие страны Персидского залива увеличили субсидии на топливо, тунисские власти обещали 100000 новых рабочих мест, даже несломленный боец полковник Муаммар Каддафи пополнил мобильники каждого гражданина 100 ливийскими динарами.

Уравнивать Ливию с другими «революциями» было бы ошибкой. Начнем с того, каждая из стран, в которых проходили демонстрации более или менее пережили их мирно. Нередко это происходило из-за того, что значительная часть «реальной» власти была не у главы правительства, а у кого-то еще.

Например, в Иране роль социального балансира играют служители культа, в Иордании, Марокко, Катаре, Омане и Кувейте существуют монархии, которые исповедуют, когда это целесообразно и выгодно, принцип разделения властей. Например, в Бахрейне наследный принц Сальман бен-Хамад аль-Халифа является посредником в установлении мира с протестующими, которые требуют отставки премьер-министра (дяди короля) из другой ветви рода.

В Египте эту роль сыграли не монархия, а военные. Многие теперь говорят, что не забастовки и не массовые протесты на площади Тахрир вынудили Мубарака уйти. Судьбоносный момент наступил за несколько месяцев до того, после того как в результате откровенной фальсификации выборов гражданским аппаратом правящей партии, сын президента Гамаль стал готовиться на роль преемника, и армия чувствовала себя преданой. Выдвижение на главную роль регента руководителя спецслужб Омара Сулеймана – естественного конкурента и соперника военных – сыграло роль спускового крючка (чем вам не арест маршала Берии полковником Москаленко!).

Это помогает понять, почему египетские военные выступили беспрецедентным заявлением о четко обозначенной поддержке "законной борьбы народа" и отказались открыть огонь по протестующим. Это привело к странному сценарию - протестующие по американским лекалам демократы, ориентируясь на борьбу с премьер-министрами и президентами, отдают власть военным или резко усиливают власть монархов.

Ситуация Каддафи в Ливии совершенно иная. Полковник захватил власть в 1969 году, когда c помощью ополчения своего племени и при поддержке других племен свергнул короля Идриса. Кстати, в последующие десятилетия, он никогда не распустил эти паравоенные формирования, которые остается преданными лично ему. Кроме того, он никогда не позволял армии сильно укрепиться, почувствовать профессиональную солидарность, а тратил больше ресурсов на организацию сильной агентурной сети, считая главной потенциальной угрозой восстание внутри страны, а не атаки извне. Армия ведь и переворот может совершить. Остро осознавая, что вооруженные силы могут представлять потенциальную опасность для его выживания, ливийский лидер систематически размывал силы обычной армии в пользу иных военных формирований. Были сформированы Бригады революционной гвардии (злые языки говорят, что в них набирали, главным образом, бойцов из племенных групп Каддафа), Гвардия масс (Джамахирийская гвардия), революционные комитеты обороны, сильная пограничная стража, таможенные полувоенные формирования, пустынная стража, интернациональные батальоны, африканские батальоны, арабские батальоны, не говоря уже о мощной полиции и службах безопасности. В такой большой и редконаселенной стране как Ливия профессиональная армия просто физически не в состоянии защитить страну. Слишком мало бойцов и слишком длинные границы, к тому же не имеющие полноценных линий снабжения в пустынях. Решение задачи, как защищать страну от потенциальных угроз в существующих условиях, ливийцы нашли в вооружении народа, запугивании потенциальных противников большим количеством закупленного оружия и подготовке к партизанской войне. Организация вооруженных сил предусматривала концепцию вооруженного народа. Это вполне рационально и объяснимо в конкретных условиях Ливии.

Сыновья полковника командуют своими бригадами, не особенно зависимыми от министра обороны, а соплеменники Каддафи и выходцы из дружественных племен типа Меграхи занимают ключевые позиции в правительстве и вооруженных силах. Его авторитет настолько силен, что люди, занимающиеся эвакуацией иностранных граждан, утверждают, что именно полковник принимает окончательное решение о посадке того или иного борта в аэропорту.

Кроме того в отличие от Египта и Туниса, Ливия менее восприимчива к давлению со стороны внешнего мира. Разрыв связей с Каддафи, возможность нарушения работы трубопроводов беспокоят Запад гораздо больше, чем самого полковника. По оценкам МВФ, международных резервов Центрального банка Ливии в размере 110 млрд. долларов достаточно, чтобы покрыть импорт в течение трех лет.

Говорят о санкциях и зоне, запретной для полетов, но при этом забывают, что до последних лет Каддафи провел десятилетия в качестве «международного изгоя» и прекрасно себя чувствовал. После того как он был обвинен в заказе двух взрывов самолетов - французского и американского, Ливия попала под жесткие санкции, длившиеся до 2002 года, и успешно их выдержала. Американцы бомбили собственную резиденцию Каддафи, что он никому не позволяет забыть - на прошлой неделе он выступал в этом разрушенном здании, которое не реставрируется, чтобы хранить свидетельства национального характера американцев.
Почему Ливия не Египет?

Каддафи понимает этот символизм, у него в запасе много других, не менее символичных жестов, которые пугают и Запад, и его собственный народ. Возможный подрыв нефтяных терминалов и артиллерийский огонь по населенным пунктам - это гораздо серьезнее, чем сюрреалистические сцены на каирской площади Тахрир, когда члены местных комитетов правящей партии атаковали толпу, безоружными, но зато верхом на верблюдах.

Восстание в Киренаике, возможно, началось, как подражание беспорядкам в Тунисе и Египте, но гораздо важнее, как оно закончится - длительной и кровавой гражданской войной, хаосом межвременья или сохранением пусть и не идеального, но работающего статуса-кво.

Полковник явно не хочет большой крови, но он ее и не боится. Напротив, для руководителей инсургентов сложилась ситуация, когда без крови будет потеряно все, а большая кровь даст политический шанс.

My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх