,


Наш опрос
Как поступить с Трибуном SERGANT888?
Забанить нах...
Лишить права комментировать
Пусть живёт-мне он не мешает


Показать все опросы
Other

Аккаунты с друзьями поштучно. Закажи у нас! Недорого
best-accs.org

Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЕВРЕЕВ В СССР
0
Как и в некоторых других передовых странах мира евреи СССР активно работали в различных областях научной деятельности. Ещё в дореволюционной России некоторые евреи сумели войти в ряды крупных учёных и университетских преподавателей несмотря на огромные трудности, чинимые царским правительством. Для этого они должны были переходить в христианство. Так в Петербургском университете физику преподавал Орест Данилович Хвольсон, сын ориенталиста, тоже профессора университета, известный своим 5-и томным курсом физики, по которому учились несколько поколений российских физиков. Получили звание профессора такие известные учёные как Ф. Левинсон-Лессинг, И. Равич, Е. Тарле, И. Цион, И. Оршанский. В Одесском технологическом институте преподавал крупнейший учёный-радиотехник Леонид Исаакович Мандельштам, вынужденный в молодые годы уехать на учёбу в Страсбургский университет из-за недоступности получения образования в России. В Петербургском технологическом институте начинал свою деятельность патриарх советских учёных физиков Абрам Фёдорович Иоффе. Было и множество других менее известных учёных во многих областях науки. Почётным членом Российской академии был выдающийся биолог и врач, лауреат Нобелевской премии И.И. Мечников, родившийся в семье, принявшей христианство ещё до его рождения. Ряд крупных учёных, известных своим большим вкладом в науку, не был оформлен на должность профессоров. Они, хотя и допускались к чтению лекций, но имели звание приват-доцентов. В их числе физиологи Н. Бакст и Н. Бронштейн, математик Х. Гохман, историк И. Кулишер, офтальмолог М. Мандельштам и др. Ряд учёных, ставших впоследствии известными своими выдающимися работами, - В. Хавкин, Лина Штерн (впоследствии проходившая по делу Еврейского антифашистского комитета) и др. вынуждены были получать образование за границей.

Многие юноши и девушки из черты оседлости, не имея возможности поступить в российские учебные заведения, отправлялись на учёбу за границу. Не только образование, но и общение с передовыми людьми Европы привели к тому, что к началу революционных событий в России левые партии, как в Думе, так и вне её имели значительную прослойку евреев. После гражданской войны еврейская молодёжь потянулась в крупные города. К этому толкали страшные погромы, происходившие на Украине и в Белоруссии во время войны и до неё, веками воспитываемое чувство неприязни местного населения черты оседлости и этому способствовала исторически сложившаяся приспособленность евреев к ремесленным и интеллектуальным профессиям. Постоянно росло еврейское население городов. Рост еврейского населения Ленинграда (Петрограда) характеризуется следующими цифрами: в 1917 г. - ок. 50 тыс., в 1918 г. - ок. 35 тыс. (значительная часть состоятельной группы населения выехала за границу), 1920 г. - 25453, 1923 г. - 52373, 1926 г. - 84503, 1928 г. - ок. 94 тыс., 1929 г.- 102,5 тыс. 1941 г. - ок. 180 тыс. В Москве еврейское население росло ещё более быстрыми темпами. Особенно резко оно выросло в 1917 г., когда были отменены ограничения на право жительства в городе. К концу 1917 г. оно составляло ок. 60 тыс человек. В период гражданской войны население уменьшилось и к 1920 г. составляло 28 тыс, затем оно продолжало расти. В 1923 г. - 86 тыс, в 1926 г. - 131 тыс, в 1933 г. - 226,5 тыс, в 1939 г. - 250,2 тыс. чел. Сходная картина наблюдалась и в других крупных и мелких городах Союза.

Еврей нутром чуял, что среди интеллигенции он будет чувствовать себя более безопасно, чем среди простого народа. Не последнюю роль сыграла также воспитанная веками тяга еврейского народа к интеллектуальной деятельности. В тяжелых условиях разрухи после гражданской войны еврейские юноши и девушки учились на рабфаках, подрабатывая вторую смену. Жили в тяжелых условиях общежитий. Не будет прегрешением против истины сказать, что по трудолюбию и способностям они были далеко не последними. Кроме того, в революции они чувствовали силу, которая высоко подняла их национальное достоинство. Их хлеб отнюдь не был лёгок, как это пытаются представить некоторые авторы. Довольно расхожим мнением, утвердившимся в народе, является мнение, характеризуемое высказыванием типа: "пока мы работали, поднимали хозяйство страны, евреи кинулись в институты зарабатывать себе лёгкий хлеб." В действительности было как раз противоположное. Они много и упорно учились, работали в разных отраслях науки и эта работа принесла свои плоды.

Особенно велико было число студентов евреев в начальный период восстановления народного хозяйства. В этот период националистические тенденции советского руководства ещё не проявлялись, и жаждущие знаний и самоутверждения еврейские юноши и девушки черты оседлости двинулись в учебные заведения Союза. Из таблицы Приложения видно, что в 1928-29 учебном году студенты ВУЗов евреи составляли 14,4%, в то время как общий процент еврейского населения в СССР был менее 2%. В последующие годы этот процент неуклонно снижался, хотя абсолютное число еврейских студентов неуклонно росло. Необходимо отметить, что культурный и образовательный уровень городского населения СССР резко превосходили таковые сельского населения. А евреи в силу ряда причин, о которых сказано выше, проживали в основном в городах. Если сравнить процентный состав городского населения с процентным составом студентов, то видно, что к 1960-61 году в трёх крупнейших республиках: РСФСР, Украинской ССР и Белорусской ССР он не намного превышал процент городского населения. Таким образом, расхожий тезис антисемитов о том, что евреи умеют устраиваться и хитростью пролезают в ВУЗы для получения тёплых мест - совершенно неверен. Евреи шли в образование с ненамного большей интенсивностью, чем другие городские жители Союза. Но, конечно, сказывалась и такая особенность нации, как стремление евреев дать своим детям образование. Тяга к получению высшего образования характерна для промышленно развитых стран и является результатом успеха наук и стремления способной молодёжи занять хорошее положение в обществе. В этих странах, обычно, примерно одна треть молодых людей стремится получить высшее образование. Среди еврейской же молодёжи эта цифра составляет 70 - 80%. Но и получив образование, они не отсиживались на "теплых местах". Они активно участвовали в развитии промышленности Сибири и Крайнего севера, работая в тяжелейших условиях. Во многих случаях это происходило добровольно. Известна высокая активность учёных евреев в открытии и разработке полезных ископаемых на бескрайних просторах Сибири и Дальнего Востока. Одним из крупнейших учёных в этой области был академик А.Е. Ферсман. С его именем связаны также работы по освоению в военное время новых месторождений стратегического сырья для перебазировавшейся на Восток военной промышленности. Геологам евреям принадлежит честь открытия многих месторождений полезных ископаемых. Так на Урале при активном участии геологов Л. С. Шульц и В.А. Ривкиной было разведано месторождение бокситов. Там же геологами И.М. Гинзбургом, Б.И. Коганом, Я.Д.Готманом и Куплетским было открыто месторождение вольфрамовой руды. В разведке и освоении золоторудных месторождений на Колыме активное участие принимал И.Е. Драбкин. Успешные работы по прогнозированию и месторождений никелевых руд провёл И.И. Гинзбург. Месторождения никелевых руд открыли геологи М.И. Рохлин и Ф.К. Рабинович. В Хабаровском крае месторождение полиметаллических руд обнаружил М.И. Ициксон. Имевшие огромное стратегическое значение работы по добыче и переработке урановых руд проводились при активном участии В.И. Глебовой ( урожд. Шмулевич), Г.Е. Каплана, Е.С. Букера. В разработке рекомендаций по интенсификации добычи нефти в районе Эмбы (Казахстан) активно участвовал М.А. Капелюшников. Фосфорные руды в районе хребта Кара-Тау (Средняя Азия) исследовал геолог Б.М. Гиммельфарб. Множество евреев участвовали и в других геологических экспедициях внеся этим огромный вклад в развитие СССР и победу над фашизмом. Аналогичная тенденция роста еврейской активности после революции была и среди научных работников (см. Табл., Приложения.)

Следует сказать, что российская наука при царском режиме значительно отставала по уровню от науки в странах Европы и Америки. Отдельные выдающиеся учёные не определяли её общего уровня. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть перечень имен, которые присвоены различным научным закономерностям и списки людей, награждённых престижными научными премиями. Российские фамилии здесь достаточно редки. Это не недооценка способностей русского народа, а лишь отражение того, что наука в России развивалась с запозданием по сравнению с западной. Тем более впечатляющим выглядит расцвет науки, произошедший за короткое время после революции. Это произошло во многом потому, что одним из лозунгов большевиков был лозунг приоритета образования. Ликвидация безграмотности и доступное образование - это одно из немногих, действительно больших достижений большевистского режима. Правда, и здесь большевики нанесли российской науке огромный вред высылкой за границу ряда крупных учёных и деятелей культуры. Они боялись влияния этих людей на студенческую молодёжь. Не будет преувеличением сказать, что рост экономического могущества, а следовательно, и престижа страны на мировой арене, произошел при активном участии еврейской интеллигенции, возникшей после революции. Автор не согласен с мнением некоторых писателей, считающих, что Россия без революции достигла бы более высокого уровня развития. Можно лишь признать, что цена за это развитие в период деятельности большевиков была непомерно высокой. Однако, автор склонен считать, что существенная часть вины за такую высокую цену лежит не только на большевиках, но и на российском менталитете. Достаточно вспомнить, что и в другую переломную эпоху России - эпоху царствования Петра l, преодоление экономической и культурной отсталости также привело к огромным жертвам. Но, как известно, в истории сослагательного наклонения не существует.

Главные направления развития физической науки в СССР в конце 20-х, начале 30-х годов определялись, в основном, несколькими научными школами: школой академика В.И. Вернадского на базе Радиевого института, школой академика А.Ф. Иоффе на базе Физтеха, школой академиков С.И. Вавилова и Л.И. Мандельштама на базе Физического института Академии наук (ФИАНа) и школой академика П.Л. Капицы на базе Института физических проблем. Кроме этих школ имелись, конечно, ряд научных школ, руководимых крупными учёными на базе ведущих университетов: Московского, Ленинградского, Харьковского и некоторых других.

В области физических наук в первое время лидирующей оказалась ленинградская школа физиков, воспитанников академика А.Ф. Иоффе. В её недрах выросли, наряду с плеядой первоклассных русских учёных такие крупнейшие учёные евреи как: Я.С. Френкель, Г.А. Гринберг, Я.И. Лойцянский, А.И. Лурье, Д.И. Франк-Каменецкий, С.Э. Шпольский, Ю.Б. Харитон, Г.И. Будкер, братья Алихановы и многие другие. Много талантливых учёных физиков с мировыми именами составляли московскую школу физиков среди них лауреат Нобелевской премии академик Л.Д. Ландау, академики Я.Г. Дорфман, Е.М. Лифшиц, И.М. Лифшиц, Л.П. Питаевский, И. К. Кикоин, Г.С. Ландсберг, Л.И. Мандельштам и ряд крупных учёных - Б.М. Вул, И.И. Гуревич, Б.К. Вайнштейн, Л.А. Вайнштейн, И.С. Шапиро С. Э. Хайкин, И.М. Франк, А.И. Китайгородский, С.В. Фалькович, Л.С. Лейбензон, В.И. Векслер, В.Л. Гинзбург, Я.Б. Зельдович, А.Б. Мигдал, И.Я. Померанчук, Б.М. Понтекорво, А.И. Лейпунский, М.А. Марков, А.М. Поляков и др.

Вклад самого А.Ф. Иоффе в советскую физику и, тем самым, в укрепление государства огромен. Благодаря широте и глубине своих знаний, огромной творческой активности он лично оставил выдающийся след в физической науке. Его авторитет, как основателя и главы школы советских физиков, признавался всеми. Кроме руководства Физико-техническим институтом, он был долгое время деканом главного учебного центра советских физиков в 20-40-х годах - Физико-механического факультета при Ленинградском политехническом институте. Его авторитет был непререкаем даже у высшего руководства страны. Это позволяло ему смягчать репрессивную политику большевистских лидеров по отношению к многим выдающимся физикам. В начале 40-х годов он был одним из главных организаторов работ по радиолокации. Большое значение имели его работы в области полупроводниковой техники. Несмотря на его выдающуюся роль в конце 40-х годов, он сам подвергся репрессиям сталинистов-антисемитов. Его отстранили от руководства институтом и от других работ, связанных со стратегическими направлениями в физике. Тогда он создаёт агрофизический институт, ставший базой современных исследований в агрономии.

Большой вклад в развитие химии в СССР также внесли учёные евреи. Среди членов и членов-корреспондентов А.Н. следует назвать таких крупных учёных как: С.И. Вольфкович, М.Е. Вольпин, В.И. Гольданский, М.И. Кабачник, Л.С. Штерн, Б.И. Збарский, А.И. Рабинович, П.А. Ребиндер, Г.В. Сакович, Я.К. Сыркин, И.Н. Фридляндер, А.Н. Фрумкин, Н.М. Эмануэль, А.А. Гринберг, Е.М. Крепс. Многие крупные учёные остались за пределами этого списка. Автор надеется, что исследовательская работа в этом направлении будет продолжаться.

Математическая школа бывшего Союза также насчитывала множество крупных учёных евреев. В предреволюционное время и первые годы после революции плодотворно работал в области математики С.О. Шатуновский, один из создателей математической школы в СССР. Активное участие в развитии математики учёные-евреи стали принимать лишь после 1917 г. Одним из создателей геометрической школы считается В.Ф. Каган. В своих работах он разработал аксиоматику эвклидова пространства, ввёл широкое обобщение пространства Лобачевского и нашел решение ряда проблем тензорной дифференциальной геометрии. Особо следует отметить Лауреата Нобелевской премии академика Л.В. Канторовича, добившегося выдающихся результатов в функциональном анализе, теории дифференциальных и интегральных уравнений и в приближенных методах в применении к экономике, а также таких выдающихся учёных как С.Н. Бернштейн, получивший крупные результаты почти во всех разделах математики, в особенности в теории вероятности, теории стохастических процессов и их применениях; Г.М. Фихтенгольц, выполнивший важнейшие исследования в области функционального и гармонического анализа и теории множеств; А.А. Фридман, впервые теоретически доказавший расширение Вселенной, и заложивший основы динамической метеорологии; С.Г. Михлин, получивший важные результаты в области уравнений математической физики, интегральных уравнений и приближенных методов математики; И.М. Гельфанд, глава крупнейшей научной школы в области нормированных колец, автор фундаментальных результатов во многих разделах математики, член почти всех иностранных научных академий; другой крупный математик с близкой по звучанию фамилией А.И. Гельфонд, нашёл решение 7-й проблемы Гильберта и получил значительные результаты в теории функций комплексного переменного; М.А. Аквис получил фундаментальные результаты в многомерной проективной и конформной геометрии; А.С. Безикович, добившийся значительных результатов в теории комплексного переменного, теории меры, топологии; Ф.А. Березин, выполнил выдающиеся работы в области функционального анализа, теории групп и математической физике; И.Н. Бернштейн, плодотворно работавший в областях алгебраической геометрии, суперматематики, комплексном анализе, ныне преподаёт в Гарвардском университете; В.Г. Кац, ввёл новый класс бесконечномерных алгебр, названных алгебрами Каца-Муди применяющихся в некоторых разделах совремённой математики, преподаёт в МТИ (США); Н.Я. Виленкин, опубликовал важные работы в общей алгебре, топологии, теории функций действительного переменного; Б.З. Вулих, выполнил важные работы в области топологии, геометрии, теории функций; Ф.Р. Гантмахер - успешно работал в области теории матриц, групп Ли, дифференциальных уравнений. Успешно работали совместно выдающиеся математики Л.А. Люстерник и Л.Г. Шнирельман, развившие топологические методы в вариационном исчислении. Л.Г. Шнирельман получил также ряд выдающихся результатов в теории чисел. Целый ряд выдающихся более молодых математиков вследствие возраставших препятствий их деятельности вынужден был покинуть пределы СССР и переселиться в другие страны. Среди них: Б. Дынкин, преподающий сейчас в Корнеллском университете (США); И. Бернштейн, ныне преподающий в Гарварде, имеющий выдающиеся результаты в теории дифференциальных уравнений, гармоническом и функциональном анализе; Д.А. Каждан, также профессор Гарвардского университета, работы которого в области теории групп, теории функций, гармоническом анализе получили мировое признание; Б. Митягин, работающий в университете штата Огайо, известный работами в области применения математики в экономике, линейного программирования и функционального анализа; М. Громов, добившийся ряда важных результатов в геометрии, работающий в настоящее время в Институте высших исследований (Париж).

Названные здесь имена известных математиков представляют лишь часть великолепной плеяды математиков-евреев, работавших и ныне работающих в республиках бывшего СССР или эмигрировавших в другие страны. К их числу можно причислить целый ряд таких широко известных учёных как: Б.В. Шабат, Г.Л. Лунц, Л.Э. Эльсгольц, И.А. Гольдфайн, Д.Р. Меркин, И.С. Градштейн, И.М. Рыжик, А.И. Лурье и много других. Многие из них известны как выдающиеся преподаватели, воспитавшие тысячи как неординарных, так и рядовых специалистов, успешно работающих в различных областях науки и техники. Некоторые являются авторами популярных учебников по различным разделам математики. Автору этих строк хорошо запомнились блестящие лекции профессоров Ленинградского университета С.Г. Михлина и В.П. Хавина. Последнему после окончания им чтения курса Теория функций комплексного переменного была устроена студентами бурная овация.

Весьма значительны достижения учёных евреев и ряде природоведческих дисциплин, к которым автор относит геологию, географию, биологию, океановедение и смежные с ними. Здесь необходимо отметить вклад одного из первых российских экологов Д.Л. Арманда; крупного географа и биолога академика Л.С. Берга; крупного гидробиолога и руководителя океанографических экспедиций чл-корр. АН СССР В.Г. Богорова; автора основополагающих работ по теории биологической структуры океана и эволюции морской фауны академика Л.А. Зенкевича; одного из основоположников иммунологии опухолей академика АМН СССР Л.А. Зильбера; крупного специалиста по вирусным заболеваниям нервной системы человека чл-корр. АН СССР М.Б. Кроля; крупного специалиста по радиологии и физиологии Е.С. Лондона; крупнейшего советского фармаколога академика М.Д. Машковского автора широко известного справочника "Лекарственные средства"; крупного антрополога профессора Я.Я. Рогинского; знаменитого полярного исследователя профессора Р.Л. Самойловича; биофизика академика Г.М. Франка, одного из столпов советской биофизики; одного из крупнейших геологов академика В.Е. Хаина, автора выдающихся трудов по региональной тектонике материков и структуре элементов земной коры; профессора Я.С. Эдельштейна, одного из создателей геоморфологии в СССР и крупного специалиста в области геоморфологии. Это далеко неполный список. Автор считает, что более подробные исследования деятельности учёных евреев при большевистской власти ещё впереди.

Наряду с этим неполным списком учёных евреев, пользующихся мировой известностью, многочисленные выдающиеся учёные работали в учебных и научно-исследовательских институтах, в научных лабораториях крупных предприятий. Автор знает по собственным наблюдениям, что авторитет этих людей в своей области был очень высок. Они явно выделялись среди других сотрудников как эрудицией и деловыми качествами, так, и автору это особенно приятно отметить, во многих случаях моральными качествами.

Большой вклад внесли советские учёные еврейского происхождения в проекты, которые сделали Советский Союз сверхдержавой. Речь идёт о разработке атомного и водородного оружия, авиационной и ракетной техники. За последнее время страсти вокруг этого вопроса разгорелись, причём, горячее участие в этих спорах приняли антисемитские круги России. Это объяснимо и понятно. Очень тяжело было примириться с мыслью, что учёные еврейского происхождения сыграли значительную роль в утверждении страны в качестве сверхдержавы. Приятнее мысль о том, что коммунисты смогли добиться этого не использованием учёных-евреев, а нечестным путём, выкрав у американцев секреты. Таков уж выработанный веками менталитет антисемита: любым способом, даже с ущербом для себя, искать подтверждение своему архетипу жуликоватости еврея. Но и здесь, если вдуматься, антисемиты снова попали в впросак - атомное оружие США тоже было создано при активном участии учёных евреев.

В воспоминаниях академика А.Д. Сахарова говорится о двух группах учёных, параллельно занимавшихся разработкой ядерного оружия. В просторечии они носили название "Израиль" и "Египет". Очевидно, что эти названия характеризовали их преобладающий национальный состав. А.Д. Сахаров входил в группу "Израиль". Как известно, именно эта группа оказалась более удачливой, и учёные, в неё входящие, действительно разработали различные виды ядерного оружия. Можно спорить о том на благо ли оказались эти успехи с точки зрения счастья человечества, но такова жизнь.

Необходимо напомнить, что активное вторжение в науку молодых учёных евреев, возникшее после революции, не вызывало большого энтузиазма среди некоторой части русских учёных, сосредоточенных в крупных университетах страны. Многие крупные российские ученые не сразу восприняли современные идеи физики. В физической науке возникли два основных течения: университетское и академическое. Давал себя знать и неизменно присутствующий архетип антисемитизма, хотя каждый из респектабельных учёных и отвергал мнение об этом, как недостойное. По воле случая, а скорее всего, в результате дискриминации, связанной с допуском на преподавательскую работу, которую, кстати, испытал на себе автор этих строк, среди учёных академического направления оказалось довольно много евреев. Академия Наук была, пожалуй, единственным в то время учреждением, сохранявшим некоторую степень независимости. Возникло соперничество между этими группами. Стремясь как можно быстрее ликвидировать преимущество, которое получили США в результате создания атомной бомбы, Политбюро, как обычно, по указанию Сталина, создало несколько научных групп, параллельно работавших над созданием атомного оружия. Всеми работами руководил И. Курчатов, а помощниками у него были Б. Ванников и Е. Славский. Одной из научных групп была группа под руководством академика Ю.Б. Харитона, еврея по национальности, в которую наряду с известными русскими физиками, входили также многие физики еврейского происхождения, такие как Я.Б. Гинзбург, Я.Б. Зельдович, М. П. Бронштейн, Л.Д. Ландау, И.К. Кикоин, Д.Франк-Каменецкий, В.Л. Гинзбург, Л.В. Альтшуллер, А.Б. Мигдал и другие. Математическое обеспечение работ велось под руководством чл.-корр. АН СССР А.О. Гельфанда. В разработке и проведении теоретических расчётов реакторов активно участвовал академик И.Я. Померанчук. Заводом по производству металлического плутония руководил Ефим Павлович Славский. Параллельно проводились работы в КБ А. Забабахина и в Сухуми с использованием немецких учёных, привезенных из атомных центров Германии. О гигантском размахе работ, свидетельствующих о возможностях тоталитарного государства добиваться отдельных успехов при общем отставании, а также наряду с этим об огромных успехах Советского Союза в воспитании первоклассных учёных, говорит и то, что для получения атомных секретов были широко использованы как энтузиазм, опыт и знания выдающихся учёных, сконцентрированные на решении проблемы, так и агентура КГБ. Сочетание этих факторов и позволило Советскому Союзу в удивительно короткое время ликвидировать монополию США на атомное оружие.

В числе основных агентов, внедрённых КГБ в Манхеттенский проект (такое название носили работы по созданию 1-й атомной бомбы в США), работало несколько евреев. Как сейчас известно, главным агентом, передававшим атомные секреты Советскому Союзу, был немецкий учёный Клаус Фукс. Делал он это исходя из коммунистических и антифашистских убеждений. Первым резидентом советской разведки, связавшимся с Фуксом был её английский резидент Семён Давидович Кремер, ставший во время войны Героем Советского Союза. Впоследствии связником Фукса был родившийся в Одессе Гарри Голд. В результате деятельности этих людей были получены некоторые важные данные о конструкции атомной бомбы. Благодаря материалам, переданным Фуксом вместо принятого принципа получения "критической массы" путём сближения двух полушарий был использован более экономичный американский метод имплозии - представлявший собой серию синхронных взрывов, направленных внутрь бомбы. Это позволило снизить в 4 раза величину критической массы и использовать плутоний вместо первоначально предполагавшегося урана 235. Принципиальную схему уранового котла для получения плутония передал советским учёным бежавший в СССР итальянский физик еврейского происхождения Бруно Понтекорво, ставший впоследствии членом А.Н. СССР. Некоторые конструктивные данные о первой американской атомной бомбе были получены от механика Дэвида Грингласса, брата казнённой Этель Розенберг. По признанию Ю.Б. Харитона, это помогло в столь короткий срок создать свою атомную бомбу. Однако, технически грамотному человеку ясно, что просто скопировать бомбу невозможно. Требуется осуществить целый комплекс сложнейших работ, связанных с получением и испытанием материалов и устройств, для осуществления проекта. А для этих работ требуются обширные теоретические знания и экспериментальные навыки. Ряд азиатских и африканских государств до сего времени не могут создать своих бомб несмотря на огромные усилия. Знаний и опыта у советских физиков уже в то время оказалось достаточно. Кроме того, в силу чрезвычайной секретности получаемых данных они попадали лишь к высшим руководителям работ. О многих деталях непосредственные исполнители не были осведомлены и получали результаты самостоятельно. Данные разведки не могли быть использованы без скрупулёзной проверки. Все получаемые данные проверялись заново. С этой целью под руководством рентгенологов Вениамина Цукермана и Льва Альтшуллера была создана лаборатория и разработана методика исследования процессов взрывов. В ней и были исследованы процессы имплозии ядерных зарядов. Активно работал в ядерном центре профессор Франк-Каменецкий и жена В. Цукермана Зинаида Азарх. Одновременно с исследовательскими работами велись поиски месторождений урана. В оценке их размещения большую роль сыграл академик Ферсман. В разработке химических методов выделения плутония из урана больших успехов добилась профессор Анна Гельман. Работу атомного реактора курировал академик Исаак Алиханов. Непосредственно разработкой конструкции первой советской атомной бомбы и разработкой технологической оснастки для её производства руководил конструктор Владимир Турбинер. Всё это касается лишь атомной бомбы.

Идея возможности разработки водородной бомбы принадлежит эмигранту из Венгрии американскому учёному Эдварду Теллеру. В совершенно сыром виде она была передана Советскому Союзу всё тем же Фуксом. Однако, после этого Фукс уже не работал в американском атомном центре и переехал в Великобританию. С подробностями дальнейших работ над термоядерным оружием он уже не был знаком. Кроме того, в первоначальных расчётах Э. Теллера математиком Уламом была обнаружена принципиальная ошибка. Впоследствии Э. Теллер с помощью Улама исправил эту ошибку, но советские учёные об этом ничего не знали. По свидетельству Э. Теллера: "Фукс уехал от нас раньше, чем были предприняты конкретные и плодотворные шаги в направлении создания водородной бомбы. Поэтому я уверен, - пишет Теллер - что он не мог выдать СССР настоящие тайны термоядерного оружия."

Относительно водородной бомбы известно, что работы советских учёных даже опережали американские. Как пишет академик Ю.Б. Харитон, бессменный научный руководитель этих работ, для понимания разницы достаточно сопоставить материалы, добытые разведкой с материалами советских учёных, чтобы убедиться в их различии. К сожалению, это не доступно широкой общественности из-за необходимости соблюдения закона о нераспространении атомных секретов.

В 1948 г. будущим академиком Виталием Гинзбургом было предложено перспективное термоядерное горючее, которое использовал в первом термоядерном заряде Андрей Сахаров.

Огромным научным и деловым потенциалом обладал академик Я. Зельдович. Вот как описывает его С. Пестов в книге: "Бомба. Тайны и страсти атомной преисподней." 1995 г. "Катализатором новых идей, верховным судьёй в учёных спорах был, конечно, самый живой и подвижный как ртуть, взрывной человек - Зельдович. Он объяснял экспериментаторам теорию, а теоретикам - эксперимент, ставил перед ними задачу, всегда мог разобраться в нестыковках между теорией и опытом. Диапазон его научных знаний вообще был огромен: теория электромагнитных частиц, горение и детонация, химические и ядерные реакции, астрофизика и космология, реактивная техника (участие в создании "катюш") и, наконец атомное и термоядерное оружие. Как сказал потом ему один английский учёный - "Я рад познакомиться с Вами и убедиться, что Вы реально существуете, а не являетесь коллективным псевдонимом, за которым скрывается большая группа активно работающих физиков."

Академик Я.Б. Зельдович писал : "...удивление в США (столь быстрому взрыву советской атомной бомбы - И.К.) было бы меньше, если бы они читали наши работы предвоенных лет." В свете всего сказанного становится ясной причина появившихся недавно в России публикаций о том, что весь советский атомный проект был украден на Западе. После появления мемуаров Судоплатова этот миф был подхвачен националистической печатью, как и в прошлом, чтобы доказать свою навязчивую идею: евреи принесли России только вред, их участие в атомном проекте обесценивается сведениями об использовании агентурных данных, похищенных в США. Следует отметить, что сами американские атомщики опровергли эти утверждения. Они признают выдающиеся теоретические и практические успехи исследований советских физиков в самых передовых в то время направлениях науки. Так академики Ю.Б. Харитон и Я.Б. Зельдович ещё в 1939-41 г.г. создали теорию цепного распада урана. Основателем научной школы по физике ускорения заряженных частиц, являющейся одной из основных методик в исследованиях атома, был академик В.И. Векслер. Он являлся руководителем проектов и непосредственным руководителем строительства первых синхрофазотронов в СССР.

Новое направление в атомной физике - удержание плазмы с помощью магнитных ловушек и исследование частиц высоких энергий на основе взаимодействия встречных пучков предложил академик Г.И. Будкер. Под его руководством построены первые советские ускорители на встречных пучках, эксперименты на которых позволили получить ряд новых данных в области ядерных взаимодействий. Существенный вклад в исследование внутриядерной энергии внёс лауреат Гос. премии доктор физ-мат. наук М.И. Певзнер. Им были впервые в СССР разработаны нейтронные спектрометры, а впоследствии и мощные импульсные источники нейтронов, позволяющие проводить исследования в ряде областей совремённой физики. Активное участие в разработке получившего мировую известность Серпуховского синхрофазотрона принимал лауреат ряда премий радиоинженер Б.И. Поляков. В области структуры кристаллов и создания специальных видов кристаллов для современной полупроводниковой электроники больших успехов добился академик Б.К. Вайнштейн. Значительный вклад в современную физику внёс академик Л.В. Келдыш (не родственник президента АН СССР М.В. Келдыша). Он исследовал туннельные явления в полупроводниках, открыл эффект сдвига полос поглощения в кристаллах под влиянием электрического поля (эффект Франца-Келдыша), и создал математический аппарат для исследования неравновесных состояний квантовых систем. Широко известны во всём мире труды по молекулярной физике члена-корр. АН СССР М.В. Волькенштейна, по разработке нового класса диэлектриков - сегнетоэлектриков и созданию полупроводниковых лазеров академика Б.М. Вула, по созданию теории явлений переноса во внешних полях и микроскопической теории металлов академика Ю.М. Кагана, в области физики столкновений частиц и квантовой теории поля члена-корр. АН СССР В.М. Галицкого, в области новых методов электромагнитного исследования плазмы, а также методов термического сжатия плазмы и её нагрева члена-корр. АН СССР В.Е. Голанта, теоретические разработки по ионным диэлектрикам и теории атомного ядра, квантовой теории поля члена-корр АН СССР В.Н. Грибова, разработки теории ферромагнетизма, антиферромагнетизма и теории ван-дер-ваальсовских сил в конденсированных средах члена-корр. АН СССР И.И. Дзялошинского.

Вообще, в силу специфики бюрократической системы, проведение практических работ в СССР как по исследованию, так и по внедрению результатов были значительно затруднены по сравнению со странами с капиталистической экономикой. Исключение составляли лишь работы признанные руководством страны в качестве важных. Поэтому многие выдающиеся учёные были вынуждены осуществлять свои идеи в теории. Для проведения же теоретических работ учёный не нуждался ни в каких дополнительных фондах, кроме собственного мозга, карандаша и бумаги. На Западе же главный эффект заключался во внедрении результатов в практику. Это приводило к тому, что теоретические исследования в СССР шли наравне с западными, а подчас, даже опережали западные. Среди крупных физиков - теоретиков можно назвать: члена-корр. АН Д.А. Киржница, известного своими значительными теоретическими результатами в области ядерной физики, астрофизики и космологии, доктора физ-мат наук А.С. Компанееца, имеющего выдающиеся работы в области электродинамики и квантовой теории, члена-корр. АН СССР В.Г. Левича, одного из основателей нового направления в науке - физико-химической гидродинамики.

Одним из ведущих учёных в области оптики и спектроскопии был академик Г.С. Ландсберг. Он является (совместно с Л.И. Мандельштамом) автором открытия комбинационного рассеяния света. на кристаллах. В годы войны под его руководством созданы приборы для анализа сталей и сплавов. Значительный вклад в такие области современной науки как квантовая электродинамика и теория твёрдого тела внёс академик А.А. Абрикосов, создавший теорию сверхпроводящих соединений. Он является лауреатом международных и государственных премий. В области физики полупроводников успешно работает академик Ж.И. Алфёров, член ряда известных зарубежных академий.

Необходимо особо отметить, что почти все перечисленные учёные являлись либо основателями, либо руководителями ведущих научных школ в СССР. Почти все они являются авторами замечательных учебников по основам теоретических дисциплин своей области науки, получивших мировое признание.

Большое участие принимали учёные евреи в развитии химических наук и создании соответствующих предприятий. Особенно следует отметить роль академика А.Е. Ферсмана в создании геохимии Советского Союза. Он был руководителем ряда академических научно-исследовательских институтов, одним из инициаторов работ по созданию сырьевой базы страны, в том числе и горнопромышленного центра в Хибинах. Во время войны он руководил работами по заданиям Генштаба армии. Академик С.И. Вольфкович являлся зам. секретаря Отделения химических наук А.Н. СССР. Во время войны он руководил секцией при Уполномоченном Государственного Комитета Обороны по науке. Он был одним из организаторов перевода химических институтов страны для работ на нужды обороны. Другой известный учёный, академик П.А. Ребиндер провёл большую работу по освоению нефтяных месторождений на востоке страны. Его работы явились основополагающими в области физико-химической механики. Выдающимся учёным в области химии гидридов, хлоридов и оксидов металлов был член-корреспондент А.Н. СССР И.А. Казарновский. Во период войны он провёл большую работу по созданию аппаратуры для регенерации кислорода в замкнутых системах жизнеобеспечения.

Вклад евреев специалистов в развитие химической промышленности достаточно весом. На вузовских кафедрах, в исследовательских лабораториях институтов, непосредственно на химических заводах работали десятки тысяч специалистов евреев. Выдающийся вклад в науку внесли такие крупные учёные как академики А. Фрумкин, С.А. Гиллер, М.И. Кабачник, Е.А. Браунштейн, А.А. Гринберг, И.Б. Збарский, Е.М. Крепс, чл-корр А.Н. Р.Х. Фрейдлина, Л.Д. Бергельсон, В.И. Гольданский, доктора хим.наук А.Д. Абкин, Р.Х. Бурштейн, Я.Л. Гольдфарб, И.И. Китайгородский и многие другие.

Деятельность учёных евреев в области создания ракетной техники известна гораздо меньше. Одним из крупнейших учёных в области как теоретической, так и прикладной газовой динамики, оказавший большое влияние на разработку реактивных и воздушно-реактивных двигателей был доктор техн. наук Г.Н. Абрамович. В проектирование космических летательных аппаратов большой вклад внёс член-корр. АН СССР Л.М. Биберман, автор уравнения Бибермана-Холстейна. Он разработал методы расчёта нагрева космических аппаратов при вхождении в атмосферу. Исследования и теоретическую разработку условий взаимодействия сверх- и суперзвуковых потоков с пограничным слоем, используемые при разработке гиперзвуковых летательных аппаратов осуществил член-корр. АН СССР В.Я. Нейланд. Руководство разработкой и внедрением технологии получения соединений кремния и тугоплавких металлов для покрытия поверхностей трения деталей летательных аппаратов осуществлял доктор техн. наук А.Н. Зеликман.

Автор, встречаясь с представителями институтов, занимающихся разработкой ракетного оружия по роду своей работы, лично видел большое количество инженеров евреев на руководящих постах среднего уровня.

Значительное число инженеров и учёных евреев работало в научно-исследовательских центрах, занимающимся проектированием и разработкой военных кораблей. В кругах, связанных с кораблестроением, хорошо известно имя главного разработчика электрооборудования подводных лодок Г.Я. Альтшулера. В области противоминного оборудования кораблей и методики расчётов электрических и тепловых полей высоких результатов достиг докт. техн. наук Ю.Я. Иоссель.

Совершенно новое направление было создано профессором Владимиром Израилевичем Левковым. Его детищем стали скоростные суда на воздушной подушке, характеристики которых до сих пор не превзойдены на Западе. В 1939 г. им было создано ЦКМБ "Алмаз", имевшее в числе сотрудников много инженеров евреев. Автор этих строк лично сотрудничал с этим КБ и неоднократно совершал поездки на кораблях, разработанных в нём как над водой, так и над ледовой поверхностью. К сожалению, в то время он был далёк от того, чтобы писать работы, подобные этой, и, поэтому не вёл никаких записей. Да и существовавшая повсеместно шпиономания делала такие записи небезопасными. Об одном из ведущих разработчиков двигателей космических ракет пишет С. Мандель в "Новом русском слове". Это Семён Косберг создатель реактивного двигателя третьей ступени, выведшей на орбиту целый ряд космических аппаратов. Этот двигатель использовался для ускорения корабля "Восток" с Юрием Гагариным на борту. Далее с её помощью были осуществлены полёты и других известных советских космических аппаратов: "Союз", "Восход", "Протон" и др.

Во время войны моторы с системами впрыска Косберга применялись на истребителях конструкции Лавочкина и бомбардировщиках Туполева. Нарушив завесу секретности, сопровождающую деятельность разработчиков ракет в СССР, в связи со смертью маршала Неделина в прессе промелькнуло сообщение о том, что вместе с ним погиб и известный конструктор ракет Берлин. К сожалению, автору не удалось найти более подробные сведения об этом человеке, однако, раз он был упомянут в сообщении о гибели маршала, следует считать, что он был одним из главных конструкторов ракет.

Большое участие принимали евреи и в освоении Северного морского пути вместе с районами крайнего Севера. Причём, как в порядке вольного найма, так и в составе пресловутого Гулага. Здесь в первую очередь следует упомянуть Рудольфа Лазаревича Самойловича. Он получил образование горного инженера в Германии. В юности принимал участие в деятельности социалистической партии "Поалей Цион" и РСДРП. Участвовал в вооруженных стычках с черносотенцами в Одессе. В 1912 г. участвовал в экспедиции В.А. Русанова на ледоколе "Седов". Он являлся создателем Арктического и Антарктического института в Ленинграде, а затем заведовал кафедрой северных и полярных стран в Московском университете. Принимал активное участие в спасении экспедиции Нобиле. После возвращения из очередной научной экспедиции в Арктику Самойлович был арестован и исчез в сталинских застенках.

Среди геологов, разведывавших полезные ископаемые в арктических районах были в 30-е годы хорошо известны имена М.И. Рабкина, М.И. Рохлина, М.Л. Молдавского, Г.Л. Вазбуцкого и др. учёных евреев. Начальником треста "Арктика уголь" и генеральным консулом СССР на Шпицбергене был М.Э. Плисецкий, отец балерины Майи Плисецкой. Освоение Арктики шло параллельно с глубоким изучением жизни и быта населяющих её народов. В этом большое участие принимал патриарх советской этнографии профессор В.Г. Богораз-Тан (Натан Богораз). Им был написан многотомный труд о народе чукчи.

Непропорционально большое число евреев работало в качестве врачей. Некоторые из них за свои выдающиеся успехи в медицине были приглашены для работы в Кремлёвской больнице, которой пользовалась партийно-правительственная верхушка. Именно против них было сфабриковано в 1953 г. уголовное дело, известное в истории как "дело врачей". Среди них были профессора М.С. Вовси, Б. Коган, Фельдман, Гринштейн, Этингер и др. Здесь упоминаются врачи, ставшие известными в связи с громким делом, сфабрикованным НКВД, но множество врачей евреев, работая в клиниках и больницах СССР, с успехом осуществляло свою благородную деятельность. В связи с антисемитской кампанией положение их стало очень тяжёлым. Больные отказывались от них, дело доходило до публичных оскорблений. Так продолжалось до смерти Сталина. Медицина входит в число традиционных еврейских профессий. К сожалению, автор не имеет в своём распоряжении достаточно данных о деятельности евреев в медицине СССР. Основываясь на личных наблюдениях о работе врачей в поликлиниках и госпиталях Союза, он может только засвидетельствовать, что доля их везде была значительной и они пользовались авторитетом и уважением сотрудников и пациентов. Из крупных специалистов в терапии можно указать следующих: профессор З.М. Волынский заведовал каф. Военно-медицинской академии и был главным терапевтом Военно-морского флота, профессор Е.М. Гельштейн руководил клиникой 2-го Московского мединститута, профессор И.А. Кассирский заведовал кафедрой усовершенствования врачей, профессор Б.Б.Коган заведовал кафедрой госпитальной терапии 1-го Московского мединститута, профессор С.М. Гусман руководил кафедрой Азербайджанского института усовершенствования врачей, в Киевском мединституте клиникой пропедевтики руководил академик АН УССР профессор М.М. Губергриц. Из хирургов были известны: академик АМН СССР М.И. Перельман, ведущий хирург России по трансплантации комплекса сердце-лёгкие, военный хирург, генерал-майор медслужбы В.С. Левит, специалист по оперативному лечению желудка, щитовидной железы, лёгких. В кардиологии успешно работал академик АМН СССР Е.Б. Вотчал. В фармакологии - член-корр. АМН СССР М.Л. Беленький. Не продолжая дальше список выдающихся врачей можно сказать, что в любой отрасли медицины можно было встретить крупных специалистов евреев.

В отраслевых научно-исследовательских институтах учёные и инженеры евреи составляли довольно значительную часть сотрудников. Ещё в довоенные времена и, особенно, в период войны многие крупнейшие военные заводы и КБ возглавлялись учёными и инженерами евреями. Из-за секретности оказалось довольно трудно узнать их фамилии. Тем не менее, некоторые из известных деятелей названы в последнее время в печати. Это Герои Социалистического труда, генералы И.М. Зальцман - организатор разработки и производства танков, оказавшихся непревзойдёнными во второй мировой войне, А.И. Быховский и Л.Р. Гонор - организаторы производства артиллерийских систем, характеристики которых не уступали аналогичным системам других армий, С.А. Лавочкин - создатель известного истребителя, получившего его имя и другие крупные организаторы производства вооружений и военного снаряжения. Среди них: Д.Н. Вишневский (разработка и производство боеприпасов), И.Ю. Баренбойм (организатор строительства переправ и мостов), И.М. Косберг (системы подачи топлива в двигатели), С.Г. Вейцман (организация движения и восстановление железных дорог в прифронтовых территориях), М.И. Гуревич (совместно с Микояном спроектировавший серию известных во всём мире истребителей МиГ). И снова приходится оговориться, что много выдающихся людей не вошло в этот список. Много учёных и инженеров евреев работало в так называемых шарашках, представлявших собой специализированные КБ, созданные НКВД из крупных учёных и инженеров, попавших в ГУЛАГ. Сейчас материалы о деятельности этих людей начинают просачиваться в печать. В этих КБ решались ведущие технические проблемы создания военной техники и организации массового производства боеприпасов. Среди крупнейших учёных-евреев, работавших в шарашках следует упомянуть авиаконструктора Иосифа Григорьевича Немана, академика медицины Льва Александровича Зильбера, одного из крупнейших теплотехников Михаила Юльевича Лурье, разработчика крупнокалиберных артиллерийских систем Александра Григорьевича Дукельского. В Мотовилихе на Урале по созданию массового производства порохов для гвардейских миномётов "Катюша" успешно трудились Начальник ОКБ М.И. Левичек и Главный инженер Д.И. Гальперин. В московской авиационной шарашке работал всемирно известный учёный физик Юрий Борисович Румер, работавший ранее вместе с Ландау и написавший с ним ряд выдающихся трудов по физике. Успешно занимался исследованиями по геофизике, находясь в ссылке в Норильске профессор Лев Соломонович Полак. Таких людей было очень много. Часть из них погибла, не выдержав тяжелых условий жизни и работы в этих, так называемых КБ НКВД. Многие славные имена канули в лету истории.

Вообще роль учёных евреев перед войной и в период войны отражена в литературе явно недостаточно. Главной причиной этого можно считать патологию секретности, охватывавшую почти все отрасли советской промышленности и многие отрасли науки. Другой причиной этого можно считать постоянно присущую боязнь партийных идеологов “ущемить”, как они считали русский народ указанием на даже незначительные успехи других народов Союза. Это обычно выдавалось за проявления “буржуазного национализма”. Третьей причиной можно считать неосведомлённость историков, как представителей “гуманитарных наук” , и их нежелание подчёркивать важную роль представителей точных наук и техники в жизни стран и народов. Это приводит к тому, что, например, о поэте средней руки мы знаем гораздо больше, чем о выдающемся представителе науки.

Для полноты картины выдающегося вклада учёных евреев в советскую науку приведём некоторые данные из книги Л.Л. Мининберга:



Даже этот далеко не полный перечень работ учёных евреев перед и во время Великой отечественной войны указывает на то, какую важную роль они играли в создании оружия Победы. При их активном участии советская промышленность значительно лучше обеспечивала армию необходимым техническим оснащением. Это оказалось, наряду с помощью союзников, решающим для Победы.

После войны партия взяла курс на вытеснение инженеров и учёных евреев с руководящих постов и замену их представителями "коренной национальности". Такая политика начала, вначале осторожно, проводиться ещё до войны.. Война на некоторое время прекратила этот процесс. . После неё он возобновился с большей интенсивностью. Выдвижение инженеров евреев на руководящие посты происходило крайне редко и во многом вынужденно. Автор хорошо знаком с состоянием дел, т.к. имел возможность убеждаться в этом собственными глазами. Если в качестве руководителей учреждений подбирались, как правило, представители коренной национальности, то многие посты заместителей и ведущих специалистов часто занимали евреи. Причём, в некоторых случаях они оказывались на руководящих постах в результате естественного выбывания руководителей. Просто некого было поставить. Чаще всего их ставили на посты временно исполняющих обязанности. Затем, по прошествии определённого срока, если у начальства не оказывалось под рукой подходящей кандидатуры "коренной национальности" (прошу меня извинить за употребление этого термина, придуманного советской бюрократией), то исполняющий обязанности утверждался на должность, т.к. по закону он должен был через месяц либо занять её, либо уйти. Причём, это положение закона тщательно скрывалось, а замещающий должность тоже не был заинтересован ставить вопрос принципиально, т.к. знал, что если он уйдёт, то устроиться на другое место ему будет трудно. Во многих случаях сидели годами на положении временно исполняющих обязанности (ВРИО) руководители подразделений евреи. Объективности ради следует сказать, что по личному впечатлению автора, а он в то время имел довольно широкий круг общения среди работников советской промышленности, инженеры-евреи почти везде играли в ней заметную роль.

Национальная политика руководства страны в еврейском вопросе характеризовалась двойственностью: с одной стороны ставились постоянные препятствия росту молодых кадров специалистов евреев, с другой стороны в важнейших отраслях промышленности и науки некоторые выдающиеся специалисты продолжали занимать ведущее положение и даже поощрялись. Естественно, что в открытой печати сведений об этом найти было невозможно. Такие сведения появлялись один раз в год при опубликовании списков награждённых Ленинской и Сталинской премиями. Хотя, следует отметить, что доля награждённых в послевоенное время постоянно сокращалась. Тем не менее, при незначительной доли еврейского населения в общем населении страны, составлявшей в 1941 г. около 2%, число награждённых Сталинской премией составляло во время войны 21%, затем, в период послевоенного ужесточения национальной политики оно упало до 10% и снова, уже после смерти Сталина, вновь возросло до 12%. Правда, к этому времени доля еврейского населения снизилась до 1%. Основными проводниками политики дискриминации евреев в последние годы существования СССР являлись партийные комитеты предприятий и институтов. Большинство технических специалистов не поддерживала эту политику, а, подчас, даже противилось ей. Они понимали, что выдвижение специалистов евреев на ведущие посты поможет им в выполнении поставленных задач.

Что касается деятельности технических учебных заведений и научно-исследовательских институтов, то здесь специалисты евреи играли весьма заметную роль. Партия была вынуждена часто отступать от политики предпочтения “национальных кадров” отдавая дань приоритету требований науки. Многие основные, наиболее известные учебники были написаны авторами евреями. Можно упомянуть такие всемирно известные книги, как многотомный “Курс теоретической физики“ Л.Д. Ландау и Е.М. Лифшица, “Курс теоретической механики“ Л.Г. Лойцянского и Г.С.Лурье, ряд известных книг А.Ф. Иоффе - “Физика кристаллов”, “Электрические свойства твёрдых тел”, "Физика полупроводников", Я.И. Френкеля “Кинетическая теория жидкостей” и множество важнейших учебников по прикладным инженерным дисциплинам. Среди математиков широкую известность имели такие книги как: “Курс дифференциального и интегрального исчисления” в 3-х томах Г.М. Фихтенгольца, многократно переизданный “Справочник по математике“ И.Н. Бронштейна и К.А. Семендяева, “Теория матриц” Ф.Р. Гантмахера, “Функции комплексного переменного" Б.А. Фукса и Б.В. Шабата, великолепный справочник по интегралам И.С. Градштейна и И.М.Рыжика, “Векторный анализ и теория поля" И.А. Гольдфайна, “Теория вероятностей" Е.С. Вентцель ( написавшей также и ряд интересных произведений художественной прозы) и множество других. Не будет нескромностью утверждение, что учёные и инженеры евреи были одним из важнейших факторов, обусловивших резкий скачёк вперёд науки в СССР.

Среди выпускников учебных институтов также было довольно значительное количество евреев. С начала 50-х годов по указанию партийных органов начала проводиться политика ограничения приёма выпускников евреев в НИИ и КБ, занимающиеся передовой технологией, используемой для военных целей. Автор этих строк был связан личной дружбой и деловыми отношениями с рядом кафедр Политехнического института в Ленинграде. Об этой дискриминации говорилось совершенно открыто. Причём, сами работники кафедр обращались к нам, ведущим инженерам промышленности, с просьбой помочь устроиться на работу тому или иному из успевающих студентов-евреев.

Не могу не привести в пример один из многих случаев, свидетелем которого я был лично. На кафедре Электроизоляционной техники, кабелей и конденсаторов Ленинградского политехнического института готовилось заседание комиссии по распределению оканчивающих специалистов. Мои коллеги, работники кафедры, русские по национальности, обратились с просьбой помочь устроить 4-х способных выпускников евреев, самых успевающих из всего состава курса, т.к. было известно, что на распределении они не получат мест, соответствующих их квалификации и способностям. Беседуя с ними я убедился, что это действительно люди больших способностей. Достаточно сказать, что они уже в то время свободно владели языками программирования высокого уровня так, что помогали решать задачи сотрудникам кафедры. Однажды, когда я участвовал в заседании кафедры, меня попросили остаться присутствовать на распределении. Первыми по списку шли упомянутые выпускники. Список предприятий, давших заявки был известен заранее. Когда их по очереди вызывали в помещение, где заседала комиссия, каждый из них назвал одно из ведущих НИИ отрасли. Участвовавшие в заседаниях представители этих НИИ дали отрицательные ответы. На вопрос - почему? - Последовало беззастенчивое разъяснение, что на эти предприятия ведётся персональный отбор. Другие предложения эти выпускники подписать отказались. Таков один из многих примеров, когда партийные организации шли на сознательный ущерб своему предприятию в целях соблюдения "национальных пропорций."

Другим вопиющим примером, известным мне лично, слепого самоуправства партийных органов в проведении технической политики исследовательского учреждения явился случай с направлением на натурные испытания приборов для сигнализации грозовой опасности для нефтеналивных судов. Приборы были разработаны группой сотрудников под руководством инженера еврея. Поскольку судно уходило в заграничный рейс, требовалось утверждение кандидатур в КГБ. Предложенные начальником подразделения кандидатуры, включавшие непосредственного разработчика прибора, еврея по национальности, были отклонены на уровне отдела кадров института. Надо заметить, что на должности начальников отделов кадров многих отраслевых НИИ назначались люди "органов", по каким либо причинам отчисленные из них. Как правило, это были люди низкого интеллекта и образования, к тому же, с соответствующим моральным комплексом. Так вот, для поездки на испытания по указанию отдела кадров в наше подразделение был зачислен человек, не имеющий никакой квалификации. Он то и поехал на испытания. В качестве результата он привёз большое количество заграничных вещей, которые успешно распродал. Натурных испытаний приборов проведено не было, да об этом потом никто и не спрашивал. Но приборы, конечно, были сделаны и испытаны в лаборатории. Это типичные примеры, дающие представление о технической и национальной политике партии.

Истоки деятельности евреев в области гуманитарных наук в России восходят, по-видимому, к работам Даниила Авраамовича Хвольсона. Он получил образование в Германии, где защитил докторскую диссертацию об истории древних религий народов семитской группы. В России он опубликовал научный труд по той же тематике. В 1855 г., когда на Восточном факультете были открыта кафедра языков народов семитской группы, он возглавил её, перейдя при этом в христианство. Вместе с ним работали известные гебраисты А. Гаркави, Ш. Винер. О его сыне, знаменитом физике О.Д. Хвольсоне, было уже сказано выше. После революции в Ленинградском университете образовалась известная научная школа гебраистики под руководством профессора П. Коковцева. В её составе были А. Борисов, И. Винников, К. Старкова, Ю. Солодухо, И.Г. Франк-Каменецкий. Автору известно, что в области таких гуманитарных специальностей как лингвистика, языкознание, исторические науки, литературоведение также активное участие принимали много учёных евреев. Широко известны были имена таких крупных литературоведов как С. Венгеров, А. Волынский, Ю. Айхенвальд. Однако, он признаёт свою некомпетентность в части конкретного вклада учёных-евреев в эту область и надеется, что об этом напишут другие. Он ограничивается упоминанием тех учёных гуманитарных специальностей, которые были известны широкой публике. В области общественных наук видное место занимали крупные учёные экономисты, историки, философы: Е. Варга (исследования по экономике совремённого народного хозяйства), Д. Розенберг (труды по политической экономии и истории экономических учений), Е. Тарле (труды по истории России и Франции), А. Каждан (исторические труды о жизни Византии и южных славян), И. Минц (история Октябрьской революции и Гражданской войны), Г. Лившиц (труды по истории древнего Востока и Иудеи), А. Деборин (труды по философии и социально-политическим учениям новейшего времени), Л.И. Коваль (публикации о Катастрофе евреев) и другие.

-->


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх