,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Какой морской державой будет Украина?
  • 28 мая 2008 |
  • 02:05 |
  • Sa_ |
  • Просмотров: 18881
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0


На днях указом Президента было введено в действие решение Совета нацбезопасности, посвященное развитию и использованию потенциала нашей страны как морской державы.

Значительное место в нем уделено вопросам будущего украинских Военно-Морских Сил. Одним из пунктов упомянутого решения является вопрос дальнейшего использования недостроенного ракетного крейсера «Украина», что вызвало очередную дискуссию о судьбе этого корабля.


Факты

Напомним, что в 1993 году Украина получила в наследство недостроенный ракетный крейсер проекта 1164, который уже более двадцати лет находится в Николаеве на Черноморском судостроительном заводе им. 61 коммунара. Для завершения строительства нужно было порядка 150 млн. грн. На крейсер дважды формировался экипаж из состава ВМС Украины, и дважды расформировывался. Со временем ему присвоили имя «Украина». Судьба его остается неопределенной, особенно после того, как предыдущее руководство военного ведомства заявило, что крейсер якобы «не вписывается» в военную доктрину государства. По словам теперь уже экс-министра обороны Анатолия Гриценко, если исходить из оценки военной угрозы и задач Вооруженных сил Украины сейчас и на перспективу, то крейсер «Украина» вооруженным силам не нужен. Хотя в любой армии конечной целью всегда было получение максимально мощного вооружения. Неоднократные попытки продать крейсер России или третьей стороне успеха не имели. Кстати, в бюджете на 2004 год правительство страны предусматривало определенные средства на завершение строительства «Украины», готовность которой оценивается более чем 96%.

Тезис о якобы ненужности крейсера для наших ВМС выглядит спорным, так как в составе ВМС многих стран мира есть в наличии корабли подобного класса. Причем не только в составе флотов России или США, но и странах с более «скромными» морскими амбициями. Сами американцы помимо строительства современных крейсеров десятилетиями продолжали сохранять в составе своих ВМС даже линкоры времен Второй мировой войны, что неоднократно вызывало критику в плане их ненужности в век современных технологий. Но адмиралы ВМС США оказались дальновиднее своих оппонентов, так как некоторые из этих кораблей стали участниками операции «Буря в пустыне» 2001 года и ряда других конфликтов современности. В войне против Югославии судьбу боевых действий решили массированные воздушные удары с применением высокоточного оружия, до 66% которой было расположено на морских носителях, кораблях и подводных лодках. Управление силами, которые принимали участие в операции, также осуществлялось из кораблей управления и пунктов управления ВМС США.

В составе Черноморского флота России есть ракетный крейсер «Москва», подобный нашему крейсеру. Большинство военных специалистов отдают себе отчет в том, что в случае гипотетического конфликта с НАТО Турция сделает невозможным выход российских кораблей за пределы Черного моря через Черноморские проливы. Но, тем не менее, необходимость наличия в составе ЧФ корабля такого класса сомнений не вызывает, особенно с учетом того, что для него «хватает работы» и в мирное время, например, относительно недавнее участие в антитеррористической операции НАТО «Активные усилия» в акватории Средиземного моря.

В 2005 году «Зеркало недели» опубликовало информацию о состоянии кораблей украинских ВМС. Оставим за рамками дискуссии на эту тему и попробуем вдуматься в сухие строки опубликованных фрагментов рапорта заместителя командующего ВМС Украины по логистике «Техническое состояние кораблей и судов, входящих в состав ВМС ВС Украины по состоянию на 5.05.2005»:

«27 кораблей ремонтируются или требуют немедленного ремонта. В 2005-м планируется отремонтировать 21 корабль, для этого нужно 9207,8 тыс. грн… При переходе из п. Новоозерное в п. Севастополь аварийно остановлен главный двигатель левого борта БДК «Константин Ольшанский»… Ориентировочная стоимость работ составляет 120,0 тыс. грн… ДК «Сватове»: … внешняя обшивка местами деформирована и искорежена, нуждается в немедленной покраске. Подводная часть корпуса корабля имеет скользящую коррозию. Состояние топливных цистерн имеют скользящую коррозию. Верхняя палуба имеет скользящую коррозию на 20% и нуждается в ремонте... КУ «Донбасс»: Дата последнего планового ремонта — 1986 г. Срок очередного среднего ремонта вышел в 1991 г… Флагман флота «Гетьман Сагайдачный» — сломан коленвал дизель-генератора… ДК на воздушной подушке «Донецк» - у корабля вышел срок эксплуатации. Корабль подается на исключение из боевого состава и перевод в категорию «техническое имущество».

К этому нужно прибавить события осени прошлого года в Севастополе, когда стихия нанесла очередной удар по кораблям ВМС, повредив некоторые из них. И уже в этом году ряд СМИ сообщили о неисправностях фрегата «Гетьман Сагайдачный», возникшие в ходе выполнения им задач в рамках операции «Активные усилия» и приведшие якобы даже к потере хода.

Всего за годы независимости нам удалось достроить и ввести в строй лишь пять новых кораблей: фрегат «Гетьман Сагайдачный», корветы «Луцк» и «Тернополь», корабль управления «Славутич» и десантный корабль на воздушной подушке. Вывод напрашивается один: у нас действительно непростая ситуация с корабельным составом и особых перспектив ее улучшения в обозримом будущем не предвидится.

Немного фантастики

Мнения о том, что для корабля класса «крейсер» у нас нет задач, вызывают желание поспорить не только через технические аспекты, но и с позиций угроз безопасности страны. За недолгую историю независимости Украины тема необходимости обладания тем или иным военно-морским потенциалом в стране актуализировалась неоднократно. Причем разброс мнений политиков, военных, различных экспертов и рядовых граждан достаточно широк: от признания того, что мы являемся морской державой с соответствующими требованиями к ВМС до утверждений об объективном отсутствии в Украине «морских амбиций», что предполагает достаточность небольшого «москитного» флота с ограниченными возможностями.

На наш взгляд, оспаривать необходимость иметь в стране сильные ВМС все же глупо, ибо существуют явные и скрытые угрозы реализации наших национальных интересов, причем как на глобальном, так и на региональном уровне. Когда несколько лет назад проблема острова Тузла обострилась до почти открытого противостояния, в стране во властных структурах начались панические метания в поисках «аргументов» для российской стороны. В недрах Генштаба военачальники в очередной раз достали карты и начали на них рисовать красные и синие стрелы. Увы, тогда для них главной проблемой оказалось большая ограниченность наличествующих средств для силового сдерживания.

Помня о постепенном израсходовании природных богатств, которые добываются на суше, развитые страны мира все большее внимания обращают на доступ к ресурсам Мирового океана. В то время как наши политики уже который год увлечены вопросами доступа к вершинам власти в стране, поэтому естественно, что данная тема ими ранее серьезно не затрагивалась. Но это не означает, что проблемы не существует. Ведь рано или поздно освоение нашей страной морских и океанских богатств станет важной слагаемой процветания Украины. Также нужно понимать, что без наличия сильных ВМС нас к этим богатствам никто просто так не допустит. Речь не идет о морских сражениях прошлых веков, но необходимость участия ВМС Украины в силовом сдерживании и, при необходимости, в силовой поддержке отрицать глупо. История практически не знает сильных и процветающих стран, которые стали таковыми, не обладая ВМС. О необходимости защиты морских коммуникаций и угрозе морского терроризма и пиратства лишний раз говорить не хочется, ибо сомалийские пираты пару лет назад эту проблему для нас уже актуализировали.

Имеет место и ряд региональных проблем. Черное море все больше превращается в место, через которое осуществляется транспортировка энергоносителей и других важных грузов. Соответственно, стоит задача сделать эти процессы безопасными. Не стоит забывать о разногласиях с Румынией по поводу острова Змеиный, а если точнее, по поводу доступа к нефтеносному шельфу. Нестабильность вокруг Грузии, прежде всего в вопросе конфликта с Абхазией за последнее время имеет тенденцию к очередному обострению. Напомним, что ранее во время вооруженных столкновений обеими сторонами уже применялись корабли, катера, и даже просто наспех вооруженные суда, а Россия задействовала корабли Черноморского флота для эвакуации граждан и решения других задач в зоне этого конфликта. Не случайно Россия любой ценой стремиться сохранить за собой позиции, в том числе и военно-морские на регионе. Не отстают от нее и Турция, Румыния и Болгария, а США и другие нечерноморские страны не оставляют надежд на постоянное присутствие своих сил в акватории Черного моря, что на сегодняшний день противоречит международному праву и вызывает просто недоумение.

Почти фантастические (во всяком случае, хочется в это верить) рассуждения автора отчасти подтверждают слова руководителя Службы внешней разведки Украины Николая Маломужа, сказанные им в одном из интервью буквально несколько месяцев назад:

«Служба зовнішньої розвідки України виходить з того, що через п’ять, десять чи п’ятнадцять років … критичної гостроти набудуть боротьба за оволодіння ресурсами та опанування новітніми технологіями.
Серйозної уваги заслуговує зростання небезпеки ескалації «заморожених» і виникнення нових регіональних конфліктів біля кордонів України. Йдеться, насамперед, про довготривале невирішення конфліктів у Придністров’ї, Косово та на Кавказі, чому сприяє залучення до них інших держав…
Можна виділити нові виклики та загрози з боку міжнародних терористичних організацій, в тому числі щодо України, її представництв та громадян за кордоном. Це обумовлено тим, що Україна реалізує активну зовнішню політику, стала повноправним суб’єктом міжнародних відносин, членом міжнародних світових, європейських та регіональних організацій…

Іншою загрозою є намагання екстремістських релігійних центрів за кордоном проникнути в середовище мусульман України. СБУ, відповідно, відчуває цей фактор на території України. Ми відстежуємо спрямування і намагання із-за кордону: як плануються, розробляються маршрути, які особи готуються для приїзду і проведення місіонерської, релігійної або іншої діяльності, як виділяються кошти, якими каналами вони можуть надходити».


Сказано хорошо, к этому хочется лишь добавить, что борьба с угрозами национальной безопасности страны начинается на дальних подступах к ее границам. И для этого нужно иметь «длинную руку» в виде разведки, дипломатических и экономических возможностей влияния и, безусловно, вооруженных сил.

К чему мы тратим время на цитирование слов руководителя внешней разведки, на первый взгляд, имеющих мало общего с кораблями ВМС? Наверное, потому, что не все кризисы нашей вокруг нашей страны могут быть связаны с вопросами приватизации или блокированием трибуны парламента. Ведь кто, например, лет двадцать назад мог представить, как будут развиваться события в теперь уже бывшей Югославии или в Чечне?

Дискуссия среди оппонентов

Представляется, что в рамках дискуссии о будущем ВМС страны можно предложить ряд новых-старых идей, среди которых вопрос достройки и введения в боевой состав крейсера «Украина» является не самым худшим и это мнение прямо или косвенно разделяют многие. Командующий Военно-морскими силами Вооруженных сил Украины вице-адмирал Игорь Тенюх:«ВМС Украины будут менять стратегию применения боевых сил флота. Эта стратегия заключается в подготовке украинского флота к выполнению задач в ближней морской зоне и к действиям в составе коалиционных группировок НАТО за пределами Черного и Азовского морей».

Ударные возможности ВМС Украины в настоящее время достаточно ограничены, так как они имеют в своем составе несколько ракетных катеров и одну небоеготовую подводную лодку. Остальной корабельный состав представлен одним фрегатом, корветами, минно-тральными и десантными кораблями, различными катерами, возможности которых позволяют нести боевую службу, выделять минимальные силы и средства в состав многонациональных группировок ВМС, решать ограниченные задачи по контролю за экономической зоной, осуществлять минные постановки, участвовать в проведении морских десантных операций тактического масштаба и т.п. Завоевание в случае необходимости господства в акватории Черного моря или в его части для Украины является нереальным как сейчас, так и в будущем, поэтому об этой задаче вопрос практически не поднимается.

Декларации о намерениях действовать в составе коалиционных группировок НАТО за пределами Черного и Азовского морей предполагает активное выделение корабельного состава, причем катерами здесь уже не обойдешься. Но только участие в операции «Активные усилия» в Средиземном море требует привлечения (с учетом необходимости ротации) минимум двух, а идеальном варианте трех кораблей классов «фрегат» или «корвет». А вспомним необходимость выделять силы для активации «Блэксифор», возможность присоединения к операции ВМС Турции «Черноморская гармония» и т.п. Ведь катерами для этого тяжело отделаться, нужны также минимум корабли «серьезных» классов. Получается, что только для выполнения задач по международным обязательствам у Украины может не хватить корабельного состава. Фактически, по признанию самих моряков, сегодня флот способен полноценно выполнять лишь одну задачу — демонстрацию флага, т.е. наносить визиты в порты иностранных государств, выполнять дальние одиночные походы. Остальные задачи флот способен выполнять ограниченно.

Но очевидно, что реализация этих планов возможна при условии наличия необходимого потенциала, составляющей которого является соответствующий количественно-качественный корабельный состав украинского флота. Может быть, в этих условиях пригодился бы крейсер «Украина»? Но аргументировать его применимость в составе ВМС Украины тяжело, также как общественность просто не знает необходимых цифр, т.е. стоимости вооружения корабля современными системами морского оружия, ежегодных затрат на эксплуатацию, а также, что самое главное, величины приращения боевого потенциала ВМС Украины в результате нахождения крейсера в его составе. Или, в худшем случае, стоимость его утилизации. И, наконец, никто не брался подсчитать, к каким финансовым потерям приведет очередной шаг в потере имиджа Украины, некогда бывшей кораблестроительной страной, а сейчас не сумевшей найти крейсеру будущее. На аргументы об отсутствии в Украине возможности производить ракетное вооружение для крейсера хочется упомянуть о КБ «Южное», которое готово создать ракетный комплекс с любыми заданными характеристиками, лишь бы было принято государственное решение и обеспечено надлежащее финансирование. А проект крылатой ракеты «Коршун» этого же конструкторского бюро предполагает возможность ее морского базирования.


Справка «Главреда»:

В период с 2001 по 2010 гг. в мире будет продано не менее 179 боевых надводных кораблей основных классов (корветы, фрегаты, танкодесантные корабли, эсминцы, крейсеры и авианесущие корабли) на сумму 26,4 млрд. долл. Из этого количества объем рынка новых кораблей составит не менее 83 единиц при стоимости 22,8 млрд. долл., что составляет 46,3% от общего количества или 86,4% от стоимости общемировых поставок. В прогнозе учитываются также поставки кораблей из состава ВМС стран-экспортеров, модернизированных до уровня практически новых кораблей с продленным сроком эксплуатации и стоимостью не менее 80 млн. долл.

Но на фоне такого впечатляющего объема продаж специалисты вполне справедливо замечают, что украинское кораблестроение уже долгое время находится в грустном состоянии, причем с каждым днем вероятность его возрождения уменьшается. Реализация проекта по созданию многофункционального корвета для ВМС Украины улучшает ситуацию лишь частично, так как в основном затрагивает головной завод-производитель. Без сильных и убедительных аргументов говорить о появлении многочисленных зарубежных заказов, а тем более о кооперации украинской обороной промышленности с европейскими «коллегами» просто смешно. Представляется, что одним из таких «аргументов» может стать действующий, а не утилизированный ракетный крейсер ВМС Украины.

О цене вопроса говорить все же не хочется, для этого есть соответствующие специалисты. Но, во-первых, стоит помнить, что наши кораблестроители, разработчики и производители ракетных комплексов и других необходимых компонентов для кораблей в стране являются практически монополистами, что позволяет им диктовать свои цены, не всегда соответствующие реальным затратам и тем более приемлемые для возможностей страны. А во-вторых, мы знаем многочисленные положительные примеры из истории, когда политическая, идеологическая, военная и прочие составляющие с пользой для дела доминировали над финансово-экономическими аспектами тех или иных проектов.

Понимая, что возможное возвращение к теме будущей службы крейсера «Украина» вызовет перераспределение тех скудных средств, которые предусматриваются на реализацию проекта украинского корвета, ряд специалистов вновь вернулись к резкой аргументации нецелесообразности иметь крейсер «Украина» в составе ВМС страны. Например,генеральный конструктор Украины по военному кораблестроению Евгений Борисов на днях опять заявил, что в Украине «нет применения» ракетному крейсеру «Украина». По его словам, показатель готовности корабля в 96% на сегодняшний день является «виртуальным», поскольку на нем практически не проводились регламентные работы. С ним согласился руководитель парламентского подкомитета по вопросам оборонно-промышленного комплекса и военно-технического сотрудничества Анатолий Кинах.По его словам, на корабле истек «гарантийный срок смонтированных механизмов», а его достройка для использования в качестве крейсера «нереальна». «Продажа его другому государству для достройки с целью использования по прямому назначению тоже недопустима, поскольку это может изменить баланс военно-морских сил в мире», – сказал при этом Кинах. Эти пессимистические позиции разделяет также ряд украинских политиков и/или бизнесменов, особенно те, кто оказался причастен к проекту будущего корвета.

По человечески конструкторов понять можно, ведь деньги уйдут из «кармана» их коллективов. Но ведь есть еще интересы страны. Наконец, крейсер уже на 96% существует в металле и затраты на его «доведение до ума» и эксплуатацию вполне соизмеримы с затратами на создание и строительство будущего корвета, который пока существует в лучшем случае на бумаге и в мыслях конструкторов. И получается, что известная поговорка о «синице в руке» приобретает противоположное звучание, так как в руке уже оказывается «журавль».

Нематериальная сторона вопроса

Отдавая себе отчет, что мнение слова автора вызовут шквал возмущений у людей, чья профессиональная деятельность связана с ВМС (или которые сами относят себя к специалистам в данной сфере), рискну высказать еще одну «крамолу».

Не открою большой тайны, если скажу, что в беседах с автором в своем большинстве моряки на всех уровнях, от младших офицеров и до бывших и действующих представителей руководства ВМС, высказали желание иметь крейсер в строю. Другое дело, что их голоса по определению не могут звучать сильнее голосов политиков, во всяком случае публично. Собственно о военной «необходимости» крейсера мы уже сказали выше, где количество возможных плюсов все же превышает количество отрицательных аспектов. И все понимают, что камнем преткновения являются финансы. Безусловно, мы привыкли в любом проекте оперировать беспристрастными финансово-экономическими расчетами. Но коль, уважаемые господа, не успев построить свой единственный крейсер, мы ему присвоили имя «Украина», то тем самым добавили к этой проблеме уже нематериальную составляющую и определенные моральные обязательства. И его разделка на металлолом или превращение в плавучий музей-ресторан для наших оппонентов станет символической и знаковой темой риторики на тему нашей способности по реализации другого проекта, более масштабного, имеющего название «государство Украина», заявившей, между прочим, о своем стремлении быть великой державой и как минимум региональным лидером.

Ряд специалистов вообще дошли до утверждений о том, что наиболее приемлемыми для акватории закрытого моря были бы катера различного назначения, к тому же Украина может их строить без особых проблем. С этим можно согласиться, но при одном «но». Если признать убогость и ограниченность национальных интересов, отсутствие здоровых амбиций и не претендовать на достойное место для страны в мировом сообществе, то да, флота каботажного плавания достаточно. Хотя для нас очевидно, что наличие современного корабельного состава и других систем вооружений позволит превратить ВМС из структуры, предназначенной для действий в прибрежных водах, в силу, которая интегрирована в систему коллективной безопасности и обороны, способной осуществить защиту национальных интересов морского государства.




glavred.info



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх