,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Арийские корни украинского нацизма
0
«Британцы — лучшая раса, достойная мирового господства»

Еще в «Исследовании истории» Тойнби отмечал тот факт, что «расовые предубеждения, порожденные английским протестантством,.. к несчастью, стали определяющим фактором в становлении расовых отношений во всем западном мире». Так в основу колониальной расовой политики кайзеровской Германии было положено подражание британским колониальным образцам. Карл Петерс, один из первых немецких захватчиков Африки и теоретиков немецкого колониализма, призывал: «Настала пора как можно скорей усвоить английский принцип:...его нужно рассматривать как безусловно умный и практичный, и было бы близорукостью не учиться у них этому». В результате была основана Германская Восточная Африка, а Карл Петерс гордостью заявил: «Я верил, что во мне есть силы, чтобы проводить современную колониальную политику — по английскому образцу, как Сесил Родс...»

Кумир африканских немцев в их имперских устремлениях Сесил Родс (создатель Северной и Южной Родезий, мировой бриллиантовой компании «Де Бирс») в 1895 г. выдвинул доктрину, согласно которой для «расового единства» первостепенную роль играют прибыли с колониальных территорий. Он заявлял: «Я поднял глаза к небу и опустил их к земле. И сказал себе: и то, и другое должно стать британским. И мне открылось,.. что британцы — лучшая раса, достойная мирового господства» (Роберт Хуттенбек, «Британский имперский опыт», Нью-Йорк, 1966 г., с. 102). Сесил Родс обещал британцам, что «закрасит на географической карте красным цветом Британии столько, сколько сможет... по всей земле». И черный орден СС — разве не прообраз «Потерянного легиона» Сесила Родса и «певца империи» Редьярда Киплинга, цель членов которого заключалась в установлении власти империи над всем «нецивилизованным миром»?

Кроме экономической составляющей, в колониальных завоеваниях огромную роль играло также социальное самоутверждение. Те, кто в самой Англии порой стояли на иерархической лестнице немногим выше, чем прислуга, в колониях как «белые сахибы» могли неограниченно повелевать цветными слугами. Сэр Чарлз Дилк, автор книги «Более Великая Британия», так описывал британского новобранца: «Пьяный, не пройдет мимо туземца, не ударив его,.. обращаясь к офицеру, он кричит: «Да, я рядовой... я знаю, но я джентльмен»... Невозможно описать, насколько грубыми стали эти пьяные солдаты и моряки,.. когда приобрели столь непривычную для них власть». В своей апологии британского империализма Чарлз Дилк убеждал англичан: «Постепенное угасание низших рас — не только закон природы, но и благо для человечества... Наша британская кровь... немало потрудилась над распространением людей нашей расы по всему миру». И мысли, к примеру, Эриха Коха, рейхскомиссара «немецкой» Украины («Мы — народ господ, который должен понимать, что самый простой немецкий рабочий в расовом и биологическом отношении в тысячу раз ценней, чем здешнее население»), определенно формировались на интеллектуальной закваске «белых сахибов» из Великобритании.

В британских доминионах, получивших самоуправление, таких как Австралия или Британская Колумбия (Канада), туземцы были лишены права голоса. Да и концлагеря — изобретение изощренного британского ума. В 1900—1901 гг. в Южной Африке в concentration camps англичане интернировали 117 тыс. бурских женщин и детей, чтобы принудить местных партизан к капитуляции. Смертность в английских «бурских лагерях» составляла от 22 до 34%. Этот факт использовала немецкая пропаганда времен войны. А организатор движения бойскаутов Баден-Пауэлл в 1899 г. утверждал, что лучший спорт, который поможет справиться с «дикими зверьми человечества», — «охота на людей» (М. Саркисянц, «Английские корни фашизма», СПб, «Вече», 2003 г.).



Гитлер утверждал, что его политика строилась на основе английских моделей. В 1935 г. он заявил: «Только у меня, подобно англичанам, хватит жестокости, чтобы добиться цели». Он уверял, что образцом для его владычества на восточных пространствах служило правление Англии в ее индийских колониях. А 23 мая 1939 г. он четко определил: «Наша цель — расширение жизненного пространства на востоке». Это пространство на востоке (Советский Союз) и должно было стать «германской Индией».


Только после того как Британия объявила войну Германии, Гитлер под аплодисменты слушателей отметил: «Господь Бог создал мир не для одних англичан». О том, что Гитлер относился к Британии как «отвергнутый поклонник», сообщал и аккредитованный в Берлине посол этой страны. В 1934 г. Гитлер заявил: «Двум германским нациям следовало бы стать друзьями уже под воздействием одного только природного инстинкта». Отмечено, что «Гитлер до самой смерти сохранил расположенность к англичанам — за их силу и находчивость» (Ян Колвин. «Управление Ванситтарта. Историческая справка о происхождении Второй мировой войны на основе документов Ванситтарта».— Лондон, 1965.— С. 346). Даже втянув рейх в войну на два фронта, он оставался «уверенным, что конец войны станет началом длительной дружбы с Англией...»

Согласно представлениям Гитлера именно «расовая чистота» в Британской Северной Америке давала превосходство над смешанной в расовом отношении Латинской Америкой. «Расово чистый германец американского континента» останется хозяином континента до тех пор, пока не «падет жертвой кровосмешения», — писал Гитлер в Mein Kampf, повторив мысли британского премьера Дизраэли, отца английского империализма, который заявлял: упадок любой расы неизбежен, если только она не избегает всякого смешения.




Кто вдохновлял фюрера

Вдохновителем же Адольфа Гитлера стал англичанин Хьюстон Стюарт Чемберлен. Целые отрывки Mein Kampf, не говоря уже о «Мифе двадцатого века» Розенберга, являются переложением «Основ девятнадцатого века» Чемберлена. Именно из этого труда почерпнуты такие идеи, как примат витального над моральным, селекция, иерархия рас, расовая избранность для мирового господства. Именно Чемберлен посвятил Гитлера в «спасители германской расы», он назвал его посланником богов. Это Хьюстона Чемберлена именовал «отцом нашего духа», «пионером» нацизма и «первопроходцем» Йозеф Геббельс. Более того, в 1925 г. газета Volkischer Beobachter, официальный орган нацистской партии, прославила труд Чемберлена «Основы девятнадцатого века» как «Библию Движения».

Чемберлен преклонялся перед Гитлером еще тогда, когда тот был никому не известен (они встречались в сентябре 1923 г., до путча в Мюнхене): «То, что Германия в час величайшей беды порождает для себя некоего Гитлера, доказывает, что она жива; о том же говорят и его (Гитлера) действия». Хьюстон Стюарт Чемберлен уверил будущего «фюрера», что тот представляет собой силу в «космогоническом смысле». Таким образом он, с точки зрения национал-социалистов, стал «провидцем Третьего рейха».

По Чемберлену, арийскую расу можно сотворить. В подтверждение этой мысли он приводил идеи о селекции, высказанные социал-дарвинистами: «Именно раса поднимает человека над самим собой, придает ему необыкновенные, я бы сказал — почти «сверхъестественные» способности... И действительно: чему нас учит любая скаковая лошадь, любой чистопородный фокстерьер, любой кохинхинский петух, тому же учит и история нашего собственного рода человеческого...»

Интересно, что пророк антисемитизма Чемберлен предлагал немцам брать пример с... евреев. Он неоднократно ссылался на авторитет британского империалиста Бенджамина Дизраэли, проповедовавшего чистоту расы: «...Мы должны учиться у Дизраэли, утверждавшего, что сила еврейской нации кроется в ее чистоте, именно чистота расы дает силу и стабильность». И добавлял: «Я ненавижу их всеми силами души, ненавижу и ненавижу». Он считал, что человек творит добро или зло в зависимости от того, какая кровь течет в его жилах (т. е. от происхождения), и потому возомнил, что уничтожение «зла», якобы воплощенного в еврействе, «спасет» человечество. А для этого, разумеется, надо уничтожить всех евреев. Именно Чемберлен дал теологическое обоснование конфронтации между германцами и евреями, представив ее как апокалиптическую последнюю схватку.

В 1924 г. в Великобритании вышла книга Беннета Кристиана Кеннеди, уполномоченного по делам юстиции в провинции Синд Британской Индии и члена верховного суда Бомбея, под псевдонимом Ал. Картхиль «Утраченная власть». Этот труд с его уничижительной расовой характеристикой индийских «туземцев», изобличением демократии, пацифизма и принципа самоопределения был почти сразу же переведен на немецкий язык. Предисловие к немецкому изданию написал учитель Рудольфа Гесса и наставник Адольфа Гитлера — профессор Карл Хаусхофер, восхищавшийся Британской империей. «У немецкого народа отныне будет доступ к одной из самых сильных книг англосаксов о государстве», — писал немецкий геополитик.

Восхитила же немцев в сочинении Картхилла апология государственного террора: «...если штыков достаточно и они так хорошо воткнуты в тело жертвы, что она не будет извиваться, если размещение этих штыков проведено в определенном и искусном плане, то при их помощи можно соорудить нечто вроде лесов, на которых можно водрузить довольно устойчивый консульский трон».

Евгеника — «наука» сугубо английского происхождения — подтверждала право англосаксонской расы на мировое господство. Ее создателем был двоюродный брат Чарльза Дарвина Френсис Гальтон. Он был уверен, что существует не только градация людей в пределах одной расы, но и сами расы отличаются друг от друга по сорту. Большинство негров, утверждал Гальтон, «слабоумные». К низшему сорту он причислял, к примеру, и ирландских кельтов. Он также ратовал за «священную войну» во имя укрепления расы. Френсис Гальтон намеревался сделать евгенику «частью национального сознания, наподобие новой религии». В гитлеровской Германии Гальтона называли «отцом сознательной культивации рас» и начали экспериментально воплощать его идеи в Освенциме, Треблинке и Дахау.

Гитлер обязал войска СС учиться у британских «властителей» тому, как должен себя вести представитель расы господ, чтобы ограниченными силами держать в страхе целый континент. Его любимый английский фильм «Жизнь бенгальского улана» стал обязательным «учебным пособием» для всех членов СС. Одна эсэсовская газета отмечала, что эта картина прославляет англичан как раз за то, за что англичане критикуют сторонников Гитлера.

Но и тех, кто преклонялся перед Гитлером, в предвоенные годы в Великобритании хватало с избытком. Известный английский историк Мануэль Саркисянц в книге «Английские корни фашизма» (запрещенной, кстати, в Великобритании) отмечал, что на акциях Британского союза фашистов Освальда Мосли бывало не меньше народа, чем в тот же период на собраниях Гитлера. В 1934 г. министерство внутренних дел оценивало его численность в 250 — 500 тыс. человек. В том же году газета Daily Mail вовсю агитировала за Мосли, утверждая, что он стремится «осовременить» Британию. Правление в Италии и Германии, утверждали репортеры газеты, несомненно является лучшим в Европе. И Мосли сможет добиться того же в Британии, устранив «инертность и нерешительность» правительства.

«Британский союз фашистов», «Лига верноподданных империи», «Британские колонисты Кении», «Имперская фашистская лига» — все они боролись с распадом империи. Фашисты имели тесную связь с объединениями среднего класса в защиту собственности от «социалистической угрозы» — в частности, с «Британским имперским союзом», «Союзом среднего класса». Английский истеблишмент рассчитывал на то, что фашизм оградит собственников от угрозы со стороны неимущих, заставит отдельного человека из низших слоев признать «общность собратьев по расе», а также найдет новые средства для укрепления старого миропорядка.

Немало почитателей Гитлера было и среди британского истеблишмента. Лорд Лотиан, секретарь Ллойд Джорджа, а впоследствии британский посол в Вашингтоне, во время летней Берлинской олимпиады 1936 г. писал министру иностранных дел Энтони Идену, что Великобритания не может заступаться за восточноевропейские государства, к которым предъявляет претензии Германия. Ведь в противном случае «антинемецкая группа в ближайшие месяцы развяжет войну — прежде чем Германия успеет полностью вооружиться». Среди симпатиков фюрера можно назвать редактора Times Джеффри Доусона, лорда Эстора (The Observer), а также первого лорда адмиралтейства Леопольда Эмери. Большинство этих деятелей имели отношение к «кругу гостей» леди Нэнси Астор в Кливленде, их даже называли «кливлендской кликой». В их круг входил и Невилл Чемберлен, премьер-министр в 1937—1940 гг., а также министр иностранных дел лорд Галифакс.

Идея натравить Германию на СССР витала в Лондоне уже вскоре после прихода Гитлера к власти. Вот как описывает эти настроения известный английский историк Лиддел Гарт: «В английских правительственных кругах выдвигалось немало предложений относительно того, чтобы позволить Германии осуществить экспансию в восточном направлении и таким образом отвести опасность от Запада. Эти круги доброжелательно относились к стремлению Гитлера приобрести жизненное пространство и давали ему понять это» (Лиддел Гарт. Вторая мировая война. — М., 1999).

В ноябре 1937 г. состоялся визит лорда Эдуарда Галифакса в Берлин. Гитлер поставил перед посланником Лондона вопрос о недостатке у Германии жизненного пространства и необходимости возврата ей колоний. Галифакс предложил сделку — Германия должна отказаться от претензий на свои бывшие колонии, а взамен ей обещалась свобода действий в Восточной и Центральной Европе: «...Все остальные вопросы можно характеризовать в том смысле, что они касаются изменений европейского порядка, которые, вероятно, рано или поздно произойдут. К таким вопросам относятся Данциг, Австрия и Чехословакия».

3 марта 1938 г. посол Британии в Берлине Гендерсон посетил Гитлера и в ходе конфиденциальной беседы подтвердил положительное отношение английского правительства к стремлению фюрера добиться территориальных перемен в Европе. Так руками Лондона была открыта зеленая улица к экспансии фашистов на восток.

24 ноября 1938 г. Гитлер подписал приказ о захвате Данцига, находившегося под эгидой Лиги наций, но фактически оккупированного Польшей. «Возврат» города можно было легко объяснить западной общественности. Да и на каком основании после мюнхенского сговора Запад мог бы аргументированно возражать против захвата Данцига, более 80% жителей которого были этническими немцами? При этом специально оговаривалось, что войны с Польшей Германия не планирует.

Однако 15 марта 1939 года нацисты совершают акцию, выходившую за пределы договоренности с Галифаксом, и оккупируют Чехию. В этот же день премьер Чемберлен, выступая в парламенте, говорил, что он сожалеет о случившемся, однако считает, что оккупация Чехии — это еще не повод для пересмотра «политики умиротворения». После этой речи в Великобритании поднялась волна общественного негодования. 17 марта Чемберлен вынужден был заявить о том, что Англия будет сопротивляться дальнейшим попыткам Германии установить мировое господство, а 31 марта от имени Англии и Франции дал гарантии Польше. Гитлер рассвирепел, расторг англо-германское морское соглашение и договор о ненападении с Польшей, а 1 сентября начал свой блицкриг.

Гитлер Incorporated

Отдельная, в последнее время тщательно замалчиваемая тема — помощь в восстановлении поверженной после Версальского мира Германии со стороны Великобритании и США. Недавно увидела свет книга итальянского экономиста Гвидо Джакомо Препараты «Гитлер Inc. Как Британия и США создавали Третий рейх» (М., Поколение, 2007 г.). В ней автор показывает, какие силы привели к власти в Германии Гитлера и помогли ему развязать самую кровопролитную войну в истории человечества.

Эти силы бывший кандидат в президенты США Линдон Ларуш называет Синархистским интернационалом — международным финансово-промышленным картелем, стоявшим за государствами фашистской оси. Журналисты «Комитета политических действий Ларуша» пишут, что за годы Второй мировой войны и после ее окончания разведслужбы США, включая военную разведку, службы госдепартамента и управление стратегических служб (OSS), давали исчерпывающую информацию о Синархистском интернационале: «Синархия — международное движение, зародившееся после подписания Версальского договора. Его финансировали и направляли определенные финансовые группы из высших банковских сфер. Цель синархии — практическое уничтожение во всех странах тех парламентских режимов, которые они считают недостаточно преданными интересам этих финансовых кругов и трудно контролируемыми в силу необходимости привлечения слишком большого количества людей для такого контроля. Синархистское имперское движение предполагает заменить их (парламенты) авторитарными режимами, более послушными и легче поддающимися манипуляциям. Власть будет сконцентрирована в руках управляющих промышленными предприятиями и назначаемых представителей избранных банковских групп в каждой стране».



Еще во время Первой мировой войны президент «Рейхсбанка» Гельмар Шахт пропагандировал среди своих коллег идеи «братства» — мирового финансового сообщества, не подвластного ни империям, ни войнам. В Германии в числе его единомышленников был Герман Шмиц, человек необыкновенно честолюбивый и предприимчивый, один из создателей и первый председатель правления гигантского химического концерна «И. Г. Фарбениндустри» (основан в 1925 г.). При содействии Шахта Шмиц установил важные контакты в США и Великобритании. У них появляются единомышленники, полностью разделяющие идею о международной солидарности финансистов, — Уолтер Тигл из «Стандарт ойл» и Эдзел Форд, сын Генри Форда.

С их помощью Шмиц создает в 1929 г. американский филиал «И. Г. Фарбениндустри» — «Америкэн И. Г./ Кемикл. корп.» (в 1939 г. переименована в «Дженерал анилайн энд филм» — ДАФ), становится ее президентом, а свои полномочия в Европе передает брату Дитриху. Это позволило их фирме настолько прочно укрепиться по обе стороны Атлантики, что она могла пережить войну без ущерба для себя. Среди товаров, производимых «Америкэн И. Г.», были разные химикаты и химпродукты, включая отравляющие газы и ядовитые вещества для газовых камер.

Паутина картельных связей соединила Рур с Уолл-стритом, Сити с Руром, Рур с французским «Комите де Форж». Чуть ли не на следующий день после создания «И. Г. Фарбениндустри», а именно 1 января 1926 г., предприятия концерна заключили соглашение с Дюпонами, в соответствии с которым мировой рынок пороха был поделен между «И. Г. Фарбен», Дюпонами и британским концерном «Импэриел кемикл индастрис». Рокфеллеровская «Стандард ойл оф Нью-Джерси» таким же образом сговорилась в 1927—1929 гг. с «И. Г. Фарбениндустри» о разделе рынков синтетического каучука и бензина. «Дженерал электрик» договорилась с Круппом, «Алкоа» — с «И. Г. Фарбен» и т. д.

К началу 30-х годов в Германии действовало более шестидесяти предприятий — филиалов американских фирм и компаний. Концерн «Дженерал моторс» тесно сотрудничал с «Опелем». Треть капиталов «Всеобщей компании электричества» находилась под контролем «Дженерал электрик». Не менее 2/5 немецкой телефонной и телеграфной промышленности подпало под прямой контроль американского концерна ИТТ, связанного с династией Морганов. «Стандард ойл» держала в руках более 90% капитала германо-американской нефтяной компании, владевшей третью всех наливных пунктов Германии перед Второй мировой войной.

Следует учитывать, что такие сделки заключались в разгар спровоцированного гитлеровской верхушкой кризиса в Центральной Европе (Charles Highham. Trading With The Enemy: An Expose of The Nazi-American Money Plot 1933—1949. New York, 1983// Чарльз Хайем. Торговля с врагом. — М., 1985). Документы, найденные Хайемом, свидетельствуют, что нити партнерства тянулись из контор ведущих монополий США к чинам СС, гестапо, сидевшим в штабах германских фирм и компаний. Симпатизировали нацистам и во многих случаях выполняли функции доверенных лиц монополий, банков, связанных с нацистским бизнесом, Дин Ачесон, братья Даллесы, Джеймс Форрестол и некоторые другие американские политики.

Вряд ли это одобрили бы граждане США и Великобритании, узнай они, что в 1942 г. корпорация «Стандард ойл» торговала с Германией через нейтральную Швейцарию предназначавшимся союзникам горючим. Фашистские танки, которые осенью 1941 года шли на Москву, заправлялись Рокфеллером. «Чейз бэнк» заключал миллионные сделки с врагом в оккупированном Париже с полного ведома правления этого банка в Манхэттене. А во Франции грузовики, предназначенные для немецких оккупационных войск, собирались на тамошних заводах Форда по прямому указанию из Дирборна (штат Мичиган), где находилась дирекция корпорации.

Полковник Состенес Бен, глава многонациональной американской корпорации ИТТ, в разгар войны отправился из Нью-Йорка в Берн, чтобы оказать помощь гитлеровцам в совершенствовании систем связи и управляемых авиабомб, которые варварски разрушали Лондон. Шарикоподшипники, которых так недоставало на американских предприятиях, производивших военную технику, отправляли латиноамериканским заказчикам, связанным с нацистами. Забавно, что руководитель немецкой политической разведки Вальтер Шелленберг входил в совет директоров этой корпорации, контролируемой банком Моргана. Через шесть дней после Перл-Харбора вышел президентский указ, регламентировавший правовые условия, при которых могло быть предоставлено официальное разрешение на торговлю с врагом. ИТТ было дозволено продолжить торговлю со странами «оси» вплоть до 1945 г.

Тесные связи существовали между семейством Рокфеллеров и нацистскими руководителями. В 1936 г. отделение частного банка Генри Шредера в Нью-Йорке объединилось с домом Рокфеллеров, образовав инвестиционный банк «Шредер, Рокфеллер энд компании» — часть гигантского предприятия, которое журнал «Тайм» назвал «экономическим пропагандистом оси Берлин—Рим». Партнерами этого финучреждения стали Эвери Рокфеллер, племянник Джона Д. Рокфеллера, барон Бруно фон Шредер и его кузен Курт фон Шредер, глава «И. Г. Штейн банка».

Интересы вновь созданного предприятия защищали такие хорошо известные адвокаты, как Джон Фостер Даллес и Ален Даллес из юридической фирмы «Салливан энд Кромвель», опекавшей Германию еще с окончания Первой мировой войны. Ален Даллес, будущий глава управления стратегических служб (OSS), на базе которого позже было создано ЦРУ, входил в совет директоров банка Шредера. Парижское отделение банка «Чейз нэшнл» было непосредственно связано с банком Шредера, а филиал компании «Стандард ойл оф Нью-Джерси» во Франции — с пронацистским банком «Вормс».

Автомобильный концерн «Дженерал моторс», принадлежавший семье Дюпонов, не уступал остальным акулам американского бизнеса в сотрудничестве с Германией. Ирене Дюпон, сторонник идей Гитлера, 7 сентября 1926 г., выступая перед членами общества американских химиков, выдвинул теорию создания расы «суперменов». После захвата власти Гитлером в Германии в 1933 г. Дюпон начал субсидировать фашистские группировки в США. Одной из них была Американская лига свободы. В ее центральное и местное руководство входило 225 мультимиллионеров. Всего в организации насчитывалось 125 тыс. членов.

Дюпон и представители других монополий финансировали также «Крестоносцев Кларка» — придаток Американской лиги свободы. В 1933 г. численность последней достигла 1 250 000 человек. В 1936 году Ирене Дюпон использовал средства «Дженерал моторс» для финансирования печально известного «Черного легиона». Эта террористическая организация ставила перед собой цель: препятствовать вступлению рабочих в профсоюзы. «Легионеры» в капюшонах и черных балахонах с изображением черепа и перекрещенных костей устраивали взрывы на профсоюзных собраниях, избивали и даже убивали активистов профдвижения. Они были связаны с ку-клукс-кланом. Все эти структуры в середине 30-х годов вынашивали план «похода на Вашингтон» с целью свержения президента Ф. Д. Рузвельта и установления в США фашистской диктатуры.

Основным рабочим инструментом этого мирового финансового сообщества стал созданный в 1930 г. «Банк международных расчетов» (БМР). Вдохновителем данного механизма был президент «Рейхсбанка», а впоследствии нацистский министр экономики Г. Шахт, имевший могущественные связи на Уолл-стрит. Ему удалось объединить усилия крупнейших мировых финансовых учреждений, в том числе Нью-Йоркского федерального резервного банка. В этой операции Шахту помогал влиятельный немецкий банкир Эмиль Пуль. Устав БМР подписали представители центральных банков Англии, Франции, Бельгии, Италии, Швеции, Германии, трех частных банков США во главе с банкирским домом Морганов, а также частных банков Японии. В устав БМР была включена статья, обеспечивающая банку неприкосновенность: даже если страны-хозяева БМР окажутся в состоянии войны, он не подлежал ни конфискации, ни ликвидации, а его деятельность — контролю.

БМР формально был создан для обеспечения взимания репарационных платежей, наложенных на Германию после Первой мировой войны. Однако менее чем через год это финучреждение стало выполнять прямо противоположные функции, превратившись в канал, по которому американские и британские деньги беспрепятственно перекачивались в резервуары нацистов. К началу Второй мировой войны БМР полностью перешел под контроль Гитлера, хотя правление банка возглавлял американец Томас Маккитрик.

В марте 1938 г., после вступления гитлеровцев в Вену, большая часть похищенного ими австрийского золота перекочевала в сейфы БМР. Та же участь постигла золотые запасы Чешского национального банка — 48 млн. долл., Банка Бельгии — 228 млн. долл. (Чарльз Хайем. Торговля с врагом.— М., 1985).

В мае 1942 г. член парламента от лейбористской партии Англии Дж. Страусс сделал запрос министру финансов по поводу деятельности БМР, а 26 марта 1943 г. конгрессмен Д. Вурхиз представил в палату представителей конгресса США проект резолюции, в которой призвал провести соответствующее расследование. Но все эти запросы клали под сукно. И только Валютно-финансовая конференция в Бреттон-Вудсе 10 июля 1944 г. приняла решение о ликвидации БМР, но, пользуясь поддержкой и заступничеством замгоссекретаря США Дина Ачесона, он уцелел и стал расширять сферу своей деятельности.

Банк участвовал в проведении операций по плану Маршалла, стал вспомогательным органом Международного валютного фонда, а затем и Международного банка реконструкции и развития, осуществлял многосторонние клиринги для Европейского платежного союза. БМР являлся финансовым агентом Европейского объединения угля и стали, Международного Красного Креста, Всемирного почтового союза и др.

На заседаниях Нюрнбергского трибунала установлено, что Э. Пуль, один из членов правления БМР и одновременно «Рейхсбанка», лично контролировал поступления чешского и бельгийского золота в «Рейхсбанк». Золотые оправы для часов, портсигары и зубные коронки, получаемые Пулем из ведомства Гиммлера (из концлагерей), стекались в «Рейхсбанк», а затем переплавлялись в слитки по 20 кг и отправлялись в Швейцарию в БМР, где обменивались на необходимую Германии валюту. Накануне Бреттон-Вудсской конференции Томас Маккитрик признался представителю минфина США Орвису А. Шмидту, что немцы в свое время переправили золото в БМР, и заверил: «После окончания войны вы найдете его тщательно отсортированным и учтенным, а награбленное можно будет легко отделить от остального. Когда встал вопрос об этом золоте, я счел, что лучше принять его на хранение, чем отказаться и тем самым разрешить немцам пользоваться им по своему усмотрению... Жаль, что я не могу показать вам приходные книги и архивы БМР, но я уверен: когда вы увидите их после войны, то по достоинству оцените роль, которую я и БМР сыграли в военное время» (Чарльз Хайем. Торговля с врагом.— М., 1985). Упомянутые банковские книги и архивы так и не были вынесены на суд общественности.

Лишь в 1948 г., уступив давлению со стороны министерства финансов США, БМР согласился передать союзникам ничтожную долю награбленного — 4 млн. долл. А исчезновение золота нацистов в Книге рекордов Гиннесса до сих пор называется самым большим и таинственным исчезновением в истории.




Ах, ODESSA...

Мало у нас найдется людей, не знающих сериал «Семнадцать мгновений весны». Все хорошо помнят кадры, как в марте 1945 г. обергруппенфюрер СС Карл Вольф вступил в переговоры с представителем Управления стратегических служб США Алленом Даллесом о заключении сепаратного мира между США и Германией. Переговоры проходили в Берне и в историю Второй мировой войны вошли как операция Sunrise Crossword. За кадром же осталось многое. Речь шла о спасении нацистской верхушки.

10 августа 1944 г. во французском Страсбурге, тогда еще оккупированном фашистами, состоялась тайная встреча банкиров, представителей промышленной элиты Германии и видных чинов рейха. Было принято решение предпринять шаги по воссозданию подпольной структуры рейха в изгнании. Приоритет отдавался спасению капиталов и наиболее дееспособных представителей нацистской верхушки. План предусматривал эвакуацию тысяч нацистов в безопасные места планеты и получил кодовое название ODESSA.

Сначала была создана нацистская организация «Паук». Один из ее организаторов — оберштурмбаннфюрер Отто Скорцени. Ей способствовали внезапно возникшие многочисленные организации для помощи «жертвам» союзников, коммунистов и евреев. Среди них — «Тайная помощь», «Комитет по религиозной опеке заключенных» и ряд других. Одни занимались эвакуацией нацистов в безопасные места, другие способствовали скорейшему освобождению осужденных фашистов, поддерживали их в тюрьмах, организовывали их побеги из мест заключения.

Эти организации имели разветвленные связи и высоких покровителей. Так, летом 1960 г. общественность узнала о письмах, которыми обменивались основательница «Тайной помощи» принцесса фон Изенбург и жена американского верховного комиссара Джона Макклоя. «Моя дорогая принцесса, — говорилось в одном из них, — прилагаю небольшой взнос для ваших подопечных... Чувствую, что между нами переброшен мостик, облегчающий лучшее понимание интересующих нас проблем» (Ю. Поморин, Р. Юнге, Г. Биманн. Тайные каналы. По следам нацистской мафии.— М., 1985).

С 1947 г. основную роль в переброске нацистов за границу стала играть ODESSA. Через Германию, Австрию и Италию беглецы следовали в итальянский порт Бари, позже — в Геную. В Риме их поджидал епископ Алоис Худал, уроженец австрийского Граца, который в 1937 г. писал, что не имеет «серьезных возражений» против применения «серьезных дискриминационных постановлений, касающихся лиц еврейской национальности». Худал располагал прикрытием со стороны Ватикана, а также руководства Международного Красного Креста. Именно там для его подопечных фабриковались фальшивые паспорта, и они превращались в «лиц, преследуемых по политическим мотивам», что открывало им все пути. Может, не было совпадением и то, что после войны БМР стал сотрудничать с Международным Красным Крестом?

Одухотворенные Гитлером?

После войны Аллен Даллес «вживил» нацистский аппарат в американский истеблишмент. Разведывательные операции НАТО в значительной степени опирались на опыт нацистов, который применялся в структурах Североатлантического альянса (Подробно об этом написано в статье «Гладио» по-прежнему в строю?, «2000», 15.06.07). Самые омерзительные операции в некоторых регионах арабского и исламского мира — в Индонезии, на Ближнем Востоке, в Северной Африке — все это часть наследия организации, созданной во времена Шахта, банкира Гитлера. Она создавалась как составляющая нацистской системы, а теперь это часть НАТО, причем самая опасная. Терроризм, в частности в Европе в 70-е годы, — дело их рук (Линдон Ларуш, альманах «Восток», выпуск № 7/8 (31/32), июль-август 2005).

В книге «Разрушение разума» выдающийся венгерский философ Дьердь Лукач так описал роль США в мире по завершении Второй мировой войны: «В этот послевоенный период Соединенные Штаты завоевали позицию главной силы империалистической реакции в мире, заняв позицию нацистской Германии в прошлом... Господствующий класс этой страны сумел, в особенности во время империалистической эры, сохранить внешние демократические формы столь успешно, что США удалось при помощи демократически легитимных методов установить диктатуру монополистического капитализма так же успешно, как это удалось Гитлеру при помощи средств тирана... И эта так называемая демократия сумела осуществить все, к чему стремился Гитлер» (Georg Lukacs. The Destruction of Reason //Humanities Press, Atlantic Highlands, 1981, стр.765.).

Норвежский политолог и философ Харальд Офстад охарактеризовал США как систему международного фашизма в мире: «Самое простое объяснение происходящих событий в современном мире то, что Гитлер выиграл войну и дирижирует теперь миром из секретного командного центра. Если мы согласимся с этим, то тогда становится объяснимым ход событий на международной арене, который выглядит как бы одухотворенным злым гением Гитлера. Но, с другой стороны, если мы утверждаем, что нацизм был разгромлен в 1945 г., то как же тогда объяснить суть происходящего в мире? Ответ прост: Гитлер все-таки в определенном отношении выиграл войну. Как раз после якобы его очевидного поражения он сумел начать «холодную войну» как продолжение его похода на коммунизм. Геринг знал, что говорил во время Нюрнбергского процесса, когда заявил, что США продолжат борьбу нацистов против коммунизма и что США в действительности тайно были благодарны нацистской Германии за ее усилия в прошлом» (Harald Ofstad. Our Contempt for Weakness: Nazi Norms and Values-and Our Own//Almquist & Wiksell International, Gothenburg, 1989, с. 205)

В последнее время в мире происходит «ползучая» реабилитация фашизма. В прибалтийских странах уже не один год проходят марши СС, в Европе и США любителям нацистской символики удается ее отстоять через суды под предлогом того, что это символы религиозного культа. Интересно, что эта же тенденция сегодня наблюдается и у нас. К примеру, в газете «Зеркало недели» (№ 25 (604) 1 — 7 июля 2006 г.) была напечатана статья Олега Покальчука «Свастика», в которой он реабилитировал свастику, поскольку она «наполнена не только глубоким эзотерическим, мистическим содержанием, она, прежде всего, пробуждает подсознательную память», а также является одним «из самых мощных средств визуального воздействия в мировой культуре». Такими же мощными, глубинными средствами визуального воздействия на людей также являются подкова, сердце, красный и оранжевый цвета (его рекламисты еще называют цветом «оранжевого смещения»). Все эти символы «с глубоким мистическим содержанием» как раз и были очень популярны в Англии и США во время расцвета там идей фашизма в 20—30-е годы. Интересно, что те же символы и цвета мы сегодня видим в качестве символики некоторых украинских политических партий.



Психолог Покальчук призывает не запрещать детям и подросткам рисовать «запретную» символику. Хороший совет. Особенно если вспомнить, что впервые свастика начала насаждаться не НСДАП в Германии, а через организации бойскаутов в Англии и США. Да и знаменитое приветствие — вскидывание руки вперед — родом из США. Еще за 30 лет до НСДАП (в 1892 г.) американец Френсис Беллами предложил этот жест как клятву верности флагу США, и только после 1945 г. его заменило движение, которое оранжевые называют «бросить лапу на сердце».

После окончания войны европейцы сделали выводы и научились избегать конфликтов, находить консенсус. К населению же «восточных территорий» относятся по-прежнему с плохо скрытым превосходством, замаскированным демократическим лоском. Они — страны с устоявшейся демократией, мы — территории, где, по их убеждению, президенты отдают команды убивать журналистов, где направо и налево торгуют детскими органами, где можно в своих интересах потребовать изменить Конституцию. Кстати, а ведь Веймарская Республика была демократическим государством.

Мирослава БЕРДНИК



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх