,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


О кризисах перепроизводства и как он нас не касается
0
В заброшенной житнице растут одни сорняки
Карл Мортишед, The Times -первоисточник.
Источник.

Они могли бы накормить мир или, как минимум, значительную его часть. В Восточной Европе и на территории бывшего СССР остаются необработанными миллионы гектаров ценных сельскохозяйственных земель, но таможенные пошлины и протекционизм не позволяют этим странам увеличить производство продовольствия.

После краха коммунистического режима около 23 млн гектаров первоклассных пахотных угодий – по общей площади они почти равны Великобритании – заняты сорняками. Поскольку за год мировые цены на пшеницу поднялись на 118%, следовало бы ожидать, что производители бросятся распахивать черноземы России и Украины. Однако в этой области существуют проблемы. Россия и Украина возвели экспортные барьеры для того, чтобы обеспечить внутреннее снабжение продовольствием и сдержать инфляцию.

На этой неделе в Лондоне Европейский банк реконструкции и развития объединил силы с Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН, а также рядом агропромышленных компаний, чтобы призвать к уменьшению протекционизма и активному инвестированию.

Скопидомство – новая язва сельской жизни. В условиях резкого роста цен на продовольствие по всему миру – как подсчитала ООН, менее чем за год цены в глобальном масштабе подскочили на 40% – правительства, когда-то переживавшие из-за необходимости субсидировать своих фермеров и защищать их от дешевого импорта, теперь создают запасы продовольствия. Таможенные барьеры, как и прежде, высоки, но теперь они ориентированы в противоположную сторону. Вместо того чтобы не допускать дешевое продовольствие на свои рынки, мы теперь пытаемся не выпускать его за границу.

В экономическом смысле это полная чушь, но в политическом такое поведение резонно, когда власть правительства шатка; именно поэтому Дохийский раунд переговоров о торговле, ныне проходящий в Женеве, до сих пор топчется на месте. Попытки, начавшиеся в Дохе в 2001 году, были призваны обуздать барьеры в международной торговле на благо беднейшим странам, а потому в центре внимания находилось сельское хозяйство. Большинство бедняков мира ведут натуральное хозяйство. Идея состояла в том, чтобы сократить пошлины на импортную сельскохозяйственную продукцию и субсидии, выплачиваемые фермерам в США, ЕС и других богатых странах – например, Японии, Швейцарии и Южной Корее. Определенный прогресс достигнут, особенно в Брюсселе, где ЕС вызывается урезать свои сельскохозяйственные пошлины вдвое.

Но ситуация в мире изменилась: элеваторы, доверху набитые непроданным зерном, и горы сливочного масла, которых так стеснялись еврократы, исчезли. Там, где было изобилие, а сельское хозяйство не окупалось, теперь наблюдается дефицит, а сельское хозяйство стало доходным. Расстановка политических сил стала иной.

Это дает шанс ввести свободную торговлю продовольствием на постоянной основе и без особого ущерба. Неужели не следует воспользоваться моментом? Если отложить в сторону мелочные дрязги из-за квот и особых условий для слабых и дряхлых, существует общая договоренность о пакете мер для фермеров, заключенная в Женеве. Но на ее пути стоит старый принцип "услуга за услугу". Америка и Европа хотят, чтобы развивающиеся торговые гиганты – Аргентина, Бразилия, Китай, Индия и Южная Африка – открыли доступ на свои промышленные рынки, но те сопротивляются.

Никто не согласится урезать пошлины, поскольку никакой необходимости в срочных переменах люди не видят. Зачем идти на жертвы, когда все наживаются? Пока в Америке и Европе богатеют фермеры, выращивающие зерно, процветают промышленники Восточной Азии. Даже экономика самых неразвитых стран наконец-то разгоняется: в 2006 году, по данным ООН, темпы ее роста составили 7%.

Но этот процесс не во всем позитивен: бремя дорогостоящего продовольствия уже сказалось на положении стран Африки, которые импортируют зерно. Зимой в нескольких западноафриканских государствах происходили голодные бунты; следует ожидать, что очагов страданий прибавится, когда спрос на рис превысит предложение. Требуется производить больше продовольствия. Но выход не в том, чтобы держаться за запасы, а в том, чтобы инвестировать в фермы – то есть открывать, а не закрывать двери перед иностранцами.

Взять, например, тяжелое положение животноводов ЕС, которые понесли большой ущерб из-за резкого подорожания зерна. Корма подорожали вдвое, и потому значительная доля европейской индустрии свиноводства и птицеводства переживает кризис. Логика подсказывает, что следует открыть наши порты для ввоза зерна. Пошлины фактически отменены, но остается еще одна проблема: мы, европейцы, имеем категоричное мнение о том, чем следует питаться свиньям и курам.

Мировые производители зерна переключаются на выращивание генно-модифицированных сои и кукурузы; ежегодно высеваются новые сорта, чтобы попытаться повысить урожайность. Однако Европейская комиссия проводит политику неспешности в том, что касается одобрения импорта генно-модифицированного зерна – не по соображениям охраны здоровья и безопасности, но потому, что против выращивания генно-модифицированных культур выступает некое политическое лобби. В результате европейцы кормят скот и птицу теми зерновыми культурами, которых на рынке все меньше. Директорат ЕС по сельскому хозяйству протестует против такого курса, предостерегая о потенциальном ценовом взрыве, но комиссар по вопросам здравоохранения упорствует в своей позиции.

Барьеры на пути торговли, обусловленные политическими соображениями, – настоящее бедствие для планеты. Рынок просит все больше зерна, но Украина, когда-то слывшая житницей Европы, упускает шанс воспользоваться своими преимуществами. Для того чтобы перевести эту бывшую республику СССР в режим экспорта, требуются колоссальные капиталовложения в инфраструктуру и сельскохозяйственную технику, но есть одна загвоздка.

На Украине нельзя покупать сельскохозяйственные земли. Закон, принятый в 2001 году, запрещает передавать их кому бы то ни было, будь то иностранец или гражданин Украины. Странная и ошибочная попытка защитить аграрное наследие страны подрывает ее потенциал как производителя продовольствия.

{Ну распродайте нам свои земли, ну распродайте же! Ну мы же такие ниибаццо развитые! Вот только жрать, сцуко, скоро станет нечего, а пошлины по рыночной цене мы платить не хотим...}

Почему же крестьянский труд и земля вдохновляют на такую блажь? Карл Маркс презирал аграрный сектор – как известно, в "Манифесте Коммунистической партии" он заклеймил "идиотизм деревенской жизни". Политический идиотизм аграрной политики, кем или чем он бы ни вдохновлялся, опирается на интересы политиков-горожан, заглядывающих в будущее не дальше, чем до следующего урожая. Этот рецепт в ближайшие годы обречет многих на голодание.

Голодная революция не за горами
Кэтрин Конкорен, первоисточник.
Источник.

Неважно, рис ли в Эквадоре, творог в Германии или круассаны во Франции: во всем мире цены на продовольствие не прекращают стремительно расти. Самый серьезный удар приходится по беднейшим слоям населения – гуманитарные организации настоятельно требуют глобального решения глобальной проблемы

Экстремальные капризы погоды, высокие цены на нефть и стремительно растущий спрос в Китае и Индии являются важнейшими причинами для рекордных скачков цен на продовольствие. Страдают прежде всего развивающиеся страны, однако это негативно сказывается и на малообеспеченных слоях населения в промышленно развитых странах.

30-летний Ойген Термилон, наемный рабочий из Гаити, больше не может прокормить свою жену и четверых детей. Цена на лапшу увеличилась почти в два раза. Две порции кукурузной похлебки были до недавнего времени их единственной пищей за целый день.

То, что такие люди, как Термилон, не могут позволить себе больше еды, на своем опыте теперь почувствовала и Фадиола Дюран Эстим. 31-летняя женщина продает продукты, но покупателей нет. А поскольку она больше ничего не зарабатывает, ее дочь Фива не может больше ходить в детский сад: оплата примерно 13 евро в месяц стала для нее слишком высокой. "У потребителей нет выбора, они должны ограничить свое потребление, – говорит экономист Абдольриза Аббашиан, работающий в Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (FAO). – Это очень жестокий сценарий, но так все выглядит на самом деле".

Хлеб в Египте стал на 35% дороже

В перспективе цены на продукты питания стабилизируются. Но в ближайшие 10 лет FAO рассчитывает на продолжительную тенденцию роста. Более высокие цены на нефть ведут к удорожанию практически всего – от удобрений и транспортировки до продуктов, прошедших переработку.

Сюда же относится и растущий спрос на мясо и молочные продукты в таких быстрорастущих экономиках, как Китай и Индия.

{Ага, представляете - китайцы столько времени чуть не задаром вкалывали, а теперь, мерзавцы такие, тоже жрать хотят так, как работали! Кто бы мог подумать!}

Эта тенденция касается практически всех основных продуктов питания в большинстве стран мира. В Египте цена на хлеб подскочила на 35%, растительное масло подорожало примерно на четверть.

От планов, предусматривающих отказ от субсидирования продуктов и замены его на выплаты наличными нуждающимся, власти страны отказались после интенсивных протестов. "Не за горами голодная революция", – считает Мохаммед эль Аскалани, который входит в одну из протестующих против высоких цен на продовольствие групп, выступающих от имени граждан страны.

В Китае растущие цены являются одновременно и проклятием и благословением. Потребление мяса на душу населения с 1980 года увеличилось на 150%. Свинина подорожала в прошлом году на 58%, но несмотря на это покупатели каждое утро выстраиваются в очереди в магазине Джоу Цзяня в Шанхае. Еще полгода назад этот 26-летний молодой человек торговал автомобильными запчастями. С того момента, как он начал продавать мясо, он стал зарабатывать в три раза больше.

Продукты стимулируют инфляцию

Основная проблема отсутствия равновесия между спросом и предложением, по словам Джинга Ульриха из американского банка JP Morgan, заключается "в большом спросе и ограниченном предложении". Премьер-министр Китая Вэнь Цзябао объявил борьбу с инфляцией экономико-политическим приоритетом. Потребительские цены выросли в январе на 7,1% – такой уровень инфляции был зарегистрирован последний раз 11 лет назад. Цены устремились вверх из-за продуктов, которые подорожали на 18,2%.

Высокие цены на нефть не только повлекли за собой рост цен на производство продуктов питания, они привели и к тому, что многие страны делают теперь ставки на биотопливо. Это, в свою очередь, означает, что цена на кукурузу, сахар или сою будет продолжать расти, причем ближайшие несколько лет, прогнозируют эксперты FAO.

Японцы ощущают на себе эту тенденцию в первую очередь при покупке майонеза или мисо, состоящего преимущественно из соевой пасты. И то и другое являются важными продуктами в японской кухне. В течение двух месяцев майонез подорожал на 10%, говорит повар Даиши Иноуе. "Если цены будут продолжать расти, мы будем вынуждены поднять и наши цены".

В Италии, где в год в среднем на душу населения приходится по 30 кг макаронных изделий в год, потребительские общества призвали в сентябре к символическому бойкоту пасты в знак протеста против роста цен. В последующие два месяца потребление пасты действительно сократилось на 5%, сообщает представитель крупнейшего фермерского объединения Роландо Манфредини.

Нервные рынки

Если в последние десятилетия благодаря субсидиям в странах-экспортерах зерна существовали большие запасы, то (sic!) теперь эти резервы из-за либерализации мировой торговли сокращаются. Из-за этого сельскохозяйственная продукция стала более чувствительна к рыночным тенденциям. Плохая погода или скудный урожай немедленно сказываются на ценах.

Засуха в Австралии или наводнение в Аргентине повлекли за собой увеличение цен на сливочное масло во Франции в период с 2006 по 2007 года на 37%. Это почувствовали гурманы – заказываемые ими улитки готовятся в масле. Подорожали и круассаны, а также пользующиеся особой любовью булочки с шоколадом.

"Нам нужен серьезный ответ на региональном или международном уровне", – требует Брайан Холвейл из экологической организации Worldwatch Institute. В конце концов мировая торговля продуктами питания на фоне актуальной тенденции отражается на всех странах. "Это глобальный кризис", – отмечает Холвейл.

Голодные бунты угрожают мировой стабильности
Первоисточник - Der Spiegel
Источник.

Рост цен на продукты питания, вызванный удорожанием топлива и инфляцией, грозит привести к глобальному продовольственному кризису, предупреждают эксперты. Больнее всего он ударит по странам третьего мира – взлет цен уже привел к обострению обстановки в ряде регионов, напоминает пресса, а Всемирный банк прогнозирует новые волнения. Правительства развитых государств активно стремятся обеспечить свою продовольственную безопасность, однако цены на продукты питания снижаться не будут. В результате, предупреждают эксперты, нестабильность может перекинуться и на развитые страны. В этих условиях богатым необходимо взять на себя ответственность за случившееся и принять меры по борьбе с голодом, сходятся во мнении обозреватели.

Главная причина роста цен – инфляция, пишет немецкая Handelsblatt. Причины роста цен варьируются в зависимости от региона, однако основные из них родом с мирового рынка: высокие тарифы на энергию потянули за собой вверх остальные цены. "Чем беднее страна, тем серьезнее рост цен на продовольствие, тем более это сказывается на кошельках граждан – и тем серьезнее оказываются политические последствия", – цитирует газета эксперта из Deutsche Bank.

В первую очередь продовольственный кризис грозит развивающимся странам, соглашается The New York Times. В прошлом году счета развивающихся стран за импорт продовольствия выросли на четверть. Рост цен уже спровоцировал волнения от Гаити до Египта. Многие страны ввели контроль цен на продукты питания или налоги на экспорт сельскохозяйственных товаров. На прошлой неделе президент Всемирного банка Роберт Зеллик предупредил, что в 33 государствах рост цен на продовольствие может привести к социальной нестабильности. При этом в ближайшее время цены вряд ли понизятся, предупреждает газета.

Богатые страны усиливают негативные тенденции, поддерживая производство биотоплива, подчеркивает NYT. Выгода для экологии от его использования незначительна, а вот последствия для сельского хозяйства могут оказаться весьма серьезными. Кроме того, промышленные государства не отличаются щедростью: в прошлом году они уменьшили помощь развивающимся странам. Редакционная статья завершается призывом к развитым странам взять на себя ответственность за происходящее и оказать помощь регионам, которым грозит голод.

Помощь бедным – в интересах богатых стран, напоминает Нэнси Роман, директор Всемирной продовольственной программы ООН, в интервью Süddeutsche Zeitung. Голод – лишь одна из причин волнений в ряде развивающихся стран, однако растущие цены на продовольствие – это та капля, которая переполняет чашу терпения. "Голодный человек – это яростный человек", – указывает Роман. При этом в краткосрочной и среднесрочной перспективе цены на продовольственные товары будут только расти, и голодать придется все большему числу людей, прогнозирует она. И если раньше в развивающихся странах причиной дефицита продовольствия часто становились засуха и неурожай, то теперь еды достаточно, однако она слишком дорога.

{Естесственно, если помощь - только в долг! Как же иначе - они же неудачники, работали плохо. Чтобы покупали еду, которой - ну надо же! - оказывется, все-таки достаточно. Пусть отрабатывают. Иначе с какого перепугу надо помогать? Ах, и так в долгах, как в шелках? Ну пусть тогда подыхают.}

Нестабильность, вызываемая голодом, несет опасность и для развитых стран, а потому пришло время менять мировую торговую политику, утверждает собеседница газеты. Запад, по словам Нэнси Роман, должен оказать срочную помощь третьему миру. Под опекой Всемирной продовольственной программы ООН находятся 73 млн голодающих, а из-за роста цен, чтобы помочь им, не хватает 500 млн долларов – этот дефицит необходимо покрыть. Кроме того, следует заботиться о росте производительности в сельском хозяйстве, указывает глава программы.

Тем временем правительства стран-импортеров сельскохозяйственной продукции в основном озабочены собственной продовольственной безопасностью, сообщает The Financial Times. Они все активнее заключают двусторонние и бартерные сделки с экспортерами продовольствия. Крупные производители сельхозпродукции – Украина, Россия, Аргентина, Вьетнам – ввели ограничения на внешнюю торговлю, однако их оказалось возможно обойти за счет подписания правительствами двусторонних контрактов, поясняет издание. {Кто бы сомневался, кто на этом в конечном итоге заработает...}

По мнению экспертов, возвращение к двусторонним контрактам свидетельствует о значительных изменениях на рынке. В 1990-е годы подобных сделок практически не было – многие страны тогда отказались от стремления обеспечивать себя собственными ресурсами и стали опираться на международный продовольственный рынок. {Ну, и как опора? Шатаеццо? Ай-яй-яй...}

Ситуация изменилась в связи с ростом цен на продовольствие. С лета прошлого года они выросли в среднем на 45%, приводит FT данные Организации ООН по продовольствию и сельскому хозяйству. Цены на пшеницу, рис, кукурузу и растительное масло в нынешнем году достигли рекордных уровней.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх