,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Проект новой Конституции - оопс?
0
Источник.

Статья приведена не полностью, ибо много лишних букаф. Жирный шрифт авторский.

* * *
Сверяя каноничный вариант Конституции и версию пяти авторов, всякий сразу обратит внимание на некоторые странности. Скажем, из первой статьи первого раздела исчезли два слова. И каких слова! Согласно действующему Основному Закону, Украина «является суверенным и независимым, демократичным, социальным и правовым государством». В проекте первые два определения отсутствуют. Надеюсь, что безопасности и целостности страны сие никоим образом не угрожает, но все равно обидно.

Дальше – больше. В третьей статье КУ главной обязанностью государства называлось утверждение прав и свобод человека. В третьей статье проекта слово «свобод» отсутствует. Возможно, в подобном изъятии заключен некий потаенный смысл, но нам он неведом. Другой важнейшей обязанностью называлось сохранение «генофонда Украинского народа». От этой миссии государство также решили освободить. На каком, простите, основании? Одно из двух — либо с генофондом уже все хорошо, либо на него вовсе махнули рукой. Защита суверенитета и территориальной целостности называлась «делом всего Украин­ского народа». Теперь не называется. Смиренно интересуюсь, отчего?

Но и это не все. Пробная версия 21-й статьи предусматривает: «Украина на основании международных договоров может передавать часть своих суверенных прав европейским межгосударственным объединениям». Это как? «Это — под НАТО, — догадается просвещенный читатель. — Вон и в преамбулу записали, что украинский народ осознает себя частью европейского сообщества. Мы ж в НАТО вступаем!». Уверены? А если не вступим? И кто сказал, что под европейским межгосударственным объединением обязательно понимается НАТО? И где в этой норме говорится, что «передача суверенных прав» осуществляется после присоединения к какому-либо межгосударственному объединению? Там речь идет только о международных договорах. О каких договорах? О каких суверенных правах? И о какой части этих прав? Суверенитет — слишком деликатная штука, чтобы о нем говорить в столь общих фразах. Или я не прав. Господа юристы, опровергните меня.

Не менее странно выглядит модернизированная формулировка 102 статьи (в проекте ей соответствует 104). Действующая редакция наделяет президента статусом «гаранта суверенитета, территориальной целостности, соблюдения Конституции, прав и свобод человека и гражданина». В новой редакции данной нормы нет ни слова ни о правах, ни о свободах, ни о человеке, ни о гражданине. И хотя гарантом Конституции президент остается, на душе как-то тревожно. Сами посудите, сколько глава государства говорил о том, что в Основном Законе масса лишнего, просто-таки кричащего о том, чтобы этого убрали. А получается, что лишними оказались обязанность государства блюсти свободы и обязанность президента эти свободы гарантировать. Удивительно, ей-богу!

Особенно, если мы еще раз вчитаемся в текст президентского указа о создании Национального конституционного совета. Исторический документ начинается словами «С целью укрепления конституционных гарантий защиты прав и свобод человека и гражданина…» Далее по тексту. Что-то не клеится. С целью укрепления гарантий свобод пишется проект, в котором упоминание об этих гарантиях просто исчезает. Воистину политическое правоведение — непостижимое ремесло.

Перейдем от свобод к правам. Насколько помню, действующая Конституция не приветствует ограничения уже существующих прав. Насколько понимаю, данный запрет должен касаться и новой редакции Основного Закона. Вчитаемся. Восьмая статья КУ гарантирует гражданам возможность обращения в суд для защиты своих прав. Восьмая статья проекта, разработанного «группой Шаповала», гарантирует защиту прав, но не содержит упоминания о суде. Можно ли это считать ограничением прав? Не уверены? Я, кстати, тоже. Но сразу несколько юристов назвали это именно так.

Станем читать дальше. Действующая Конституция гарантирует военнослужащим и членам их семей необходимую социальную защиту. «Проект пяти» — нет. Ущемление прав? В этот раз рискну ответить утвердительно. Не отмененный Основной Закон обеспечивает право гражданина на возмещение морального и материального вреда, причиненного сбором информации о нем. Версия, находящаяся в нашем распоряжении, — нет.

Государственный устав предполагал возможность отказа от действительной воинской службы и замену срочной на альтернативную в том случае, если призывник по религиозным соображениям не может брать в руки оружие. Не нашел я этого в черновике будущего Основного Закона. Мы строим профессиональное войско? Замечательно. Но ведь мы его еще не построили. А отдельную категорию граждан уже лишаем действующего права.

Как существующая Конституция, так и ее потенциальная сменщица гарантируют равенство прав мужчин и женщин. Однако действующий документ расшифровывает это понятие, под­робно описывая, в каких именно сферах прекрасный пол не может быть дискриминирован по отношению к сильному. В рабочей версии проекта подобная регламентация не предусмотрена — грамотный юрист легко обоснует это как сужение существующих прав. Но ведь и квалификация авторов проекта сомнения не вызывает.

Временами возникало подозрение в подлинности документа, попавшего в распоряжение нашего еженедельника. Однако добросовестность источника очевидна. Впечатления политиков, имевших возможность ознакомиться с текстом шаповаловского проекта, совпадали с нашими. Наконец, имелось краткое описание этого документа Игорем Юхновским, и, сверяя сказанное им с прочитанным нами, мы обнаруживали полную идентичность положений.

Тем удивительнее было обнаруживать существенные смысловые отличия документов. Причем в самых неожиданных местах. К примеру, до сих пор земля, ее недра, природные и прочие ресурсы назывались «объектами прав собственности Украинского народа». Теперь их предлагают именовать «объектами права государственной и коммунальной собственности». Почувствуйте разницу.

Все для человека! И мы знаем этого человека

Но главные различия — впереди. Необъяснимой корректировке подвергалась норма о характере использования Вооруженных сил. До сих пор запрещалось применять армию для «устранения органов власти или препятствования их деятельности». В пресловутом проекте запрет снят. Впрочем, так ли эта правка необъяснима? Возможно, ключ — в недавних событиях? Вспомним страстное желание некоего должностного лица использовать людей в форме в качестве неубиенного аргумента в политическом споре. Вспомним категорический отказ другого должностного лица это делать, аргументированный ссылкой на соответствующую норму Конституции. Может, потому норму и прибрали?

Другая странность из той же сферы. До сих пор Рада обладала (и пока, слава Богу, еще обладает) исключительным правом «определять функции Службы безопасности Украины». Что является разумной формой контроля за спецслужбами. В злополучном проекте я подобного права не отыскал.

С правами у народных избранников вообще не сложилось. Впрочем, простите, они отныне будут не народными, а просто депутатами. И будет их (если проект станет плотью Конституции) ровно на сотню меньше. Зато корпус обещает помолодеть – возрастной ценз снижен с 21 года до 18 лет. Снижен и срок полномочий законотворческого собрания – каденция будет составлять не пять лет, а четыре года, как и прежде, до политреформы.

Несколько странно выглядят сроки проведения очередных выборов. Обусловлено, что они проводятся не позднее чем за 60 дней до завершения срока полномочий ВР. К чему такая мутная формулировка, не знаю.

Но знаю, что при таком подходе кампания, скорее всего, и будет проходить два месяца, что существенно снижает для непарламентских партий вероятность попадания в Раду.

Смущает и еще одна норма. Определено, что полномочия депутата устанавливаются Конс­титуцией и законами. Боюсь ошибиться, но, по-моему, из некоторых актов Конституционного суда следует, что исчерпывающие полномочия президента и парламентариев должны устанавливаться Конституцией. Сужать (либо расширять их) при помощи законов, насколько помню, возбраняется.

Кстати, тот же КС в свое время запретил досрочно прекращать полномочия главы государства и высшего законодательного органа при помощи всеукраинского референдума. Однако именно это отчего-то предлагают разработчики.

Вообще, воспользовавшись всенародным волеизъявлением, они собираются разрешать значительное число государственных проблем. Инициатива, вне всякого сомнения, похвальная. Однако принесла бы наверняка больше пользы, будучи направленной на подготовку двух крайне важных законов — о референдуме и о нормативно-правовых, без принятия которых ни узнать волю народа, ни реализовать ее толком не получится.

Но это подвижников не смутило. Их предложение отличает размах — при наличии полутора миллионов неравнодушных граждан можно изменить Конституцию или отменить закон (либо его часть). Сто тысяч инициативных могут озадачить Раду проектом закона. Если предложение пройдет, представляете, как будет кусать локти Леонид Данилович? Ему такое и не снилось. А главное — какая прозрачная процедура!

Удивляет и то, что обновленная редакция раздела фактически ограничивает круг вопросов, дозволенных для вынесения на референдум. Меж тем логика действующей Конституции предполагает как раз обратное. Она содержит перечень лишь запретных тем.

Референдум может досрочно положить конец полномочиям Верховной Рады, что ведет за собой ее роспуск. Наконец-то это столь желанное для всякого президента слово появится в тексте политической Библии. И тогда никто не станет спорить, должны или нет депутаты отправляться восвояси после соответствующего указа главы государства.

Тем более что такой указ он вправе издать в любой момент. В «профильной», 95 статье проекта не содержится ни одного основания для скоропостижной кончины Рады. Существует только невнятная ссылка на абстрактные консультации с премьером, спикером и лидерами фракций.

Хотя я не совсем прав. Глава государства может распустить ВР просто так, а может и по поводу. Досрочные выборы предусмотрены в том случае, если Рада, голосуя за премьера, не утвердит программу нового правительства. Добавим также, что будущему Кабинету и его будущему главе дается аж 15 дней на разработку своей программы.

Права президента расширены прямо пропорционально сужению прав депутатского корпуса. Теперь парламент не назначает главу КМ и состав Кабинета, а лишь «одобряет решение относительно кандидатуры премьер-министра». На должность премьер и министры (вице-премьеров предлагается ликвидировать как класс) назначаются указом президента. Он же назначает генпрокурора и главу СБУ (с согласия Рады) и снимает их (без согласия оной). Единолично назначает всех судей (у Рады такого права более нет). «Эксклюзивно» вносит кандидатуры всего состава Конституционного суда.

Депутатам предлагают обрезать право обращаться с запросами в органы государственной власти и к президенту. Главу государства освобождают от обязанности выступать перед Радой с посланиями. ВР будет лишена возможности выражать недоверие главе ГПУ. (За ней, кстати, в завуалированной форме сохранили общий надзор.)

Лишение депутатского мандата за нарушения будет осуществляться на основании партийного решения без права обжалования и защиты (по крайней мере, в проекте таких гарантий нет). Неприкосновенность авторами проекта сохранена, но масштабы ее существенно урезаны. Однако, как утверждают наши источники, Виктор Андреевич настаивает на том, чтобы она у депутатов была ликвидирована.

Впрочем, кое в чем парламентариям послабление вышло. Отныне им разрешено совмещать депутатскую деятельность с работой в правительстве. Случись такое при внедрении парламентской модели, можно было оценивать это как европеизацию. А так, по мне, — азиатчина чистой воды.

Фраза о том, что Кабмин «ответственен перед Верховной Радой, подконтролен Верховной Раде и президенту» — не более чем иезуитство. Поскольку (если исходить из характера взаимоотношений) Кабмин «ответственен перед президентом и ему же подконтролен». И забудьте о слове «контрасигнация». Не существует более такой проблемы, ибо не будет подобного понятия в новой Конституции.

Последний гвоздь в доску самостоятельности КМ забила жесткая норма о праве президента председательствовать на заседаниях Кабинета, если они посвящены вопросам внешней политики, обороны либо национальной безопасности. Будет желание, под такую вывеску можно подвести практически любое собрание членов правительства.

Надо ли говорить, что неприкосновенность главы государства сохранена в прежнем объеме. Процедура отрешения его от власти осталась столь же сложной, а государственную измену предложено не считать поводом для начала процедуры импичмента.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх