,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Приключения русских в России. Реальные и мнимые
  • 3 декабря 2007 |
  • 00:12 |
  • WizzarDD |
  • Просмотров: 12255
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
События в Кондопоге, «Русский марш», оживленные дискуссии о нелегальной иммиграции — прошлый год был богат событиями, заставившими наблюдателей говорить о росте националистических настроений в России (пессимисты) или о появлении какого-то «Поколения «Нац», которое всерьез озабочено будущим страны и вот-вот предъявит обществу и политическому классу новую идеологию — настоящий, немаргинальный национализм (оптимисты).

Как будет выглядеть эта идеология и каким должно быть это поколение, никто толком не знает, но что-то такое витает в воздухе. «Все как прежде, и фасады и названия, ни событий чрезвычайных, ни свержений, но во всем подозреваю назревание и возможность неожиданных движений».

Что ж, давайте разберемся с тем, что витает в нашем воздухе.

Россия не для русских

Положение русских в современной России весьма двусмысленно. С одной стороны, русские составляют около 80 процентов населения страны, на русском языке говорит вся Россия, русские за редкими исключениями населяют всю страну равномерно. Почти мононациональное государство, мечта любого европейского правого.

С другой — лозунг «Россия для русских!» сегодня справедливо воспринимается как погромный призыв, а определения «титульная нация» в России не существует, вместо нее в Конституции и официальной риторике фигурирует странная конструкция «многонациональный российский народ», слово «россияне» употребляется на порядок чаще, чем слово «русские».

Но это риторика, на практике все еще драматичнее. Общеизвестна, например, динамика сокращения русского населения на Северном Кавказе — причем не только в национальных республиках, но и в традиционно русских Ставропольском и Краснодарском краях. По данным последней (2002) переписи населения, всего на Северном Кавказе проживает 53% процента русских (7 млн 663 тыс. человек), без учета Ставрополья и Кубани — 15%. Меньше всего русских проживает в Ингушетии (1,2%), Чечне (3,7%) и Дагестане (4,7%). По сравнению с предыдущей переписью (1989) в республиках Северного Кавказа русское население в долевом отношении сократилось в 1,7 раза (с 26% до 15%), а в абсолютном — в 1,4 раза (с 1 млн 359 тыс. человек до 995 тыс. человек). С учетом Краснодарского и Ставропольского краев долевое сокращение составило 7 процентов (с 60% до 53%). Наиболее заметно сокращение русского населения в Чечне и Ингушетии — в 6,4 раза (с 294 тыс. до 46 тыс. человек). При этом, учитывая в целом возросшую численность населения этих двух республик, доля русских сократилась почти в 8 раз (с 23% до 3%).

Сегодня это главная площадка, на которой национал-радикалы пытаются вырабатывать собственную идеологию). На сайте «Формат-18» (это интернет-телевидение «Национал-социалистического общества» — НСО) на прошлой неделе был размещен видеоролик с обращением функционеров НСО, называющих себя Малюткой и Тесаком. Вот как Малютка оценивает деятельность ДПНИ: «Белов — номенклатурщик. Ведь как он отмечал свой день рождения. Икорка, водочка, бутерброды. Так же и в восьмидесятые отмечали свои дни рождения все номенклатурщики, работники Советского Союза. Все тогда пили одеколон, а они пили качественную водочку. И вот главная его задача — снова пить качественную водку. А цель его одна — войти в Думу. Других целей у него нет». И далее: «Сама в ДПНИ структура примерно следующая. Есть центральный совет, люди, которых никто не знает, это собутыльники лично Белова. ДПНИ не имеет офиса, такой вот интересный факт. Крупнейшая организация, нацистская, единственная, которая не имеет офиса. У Белова хватает денег на каждодневные попойки, сидит в кафе, там покушать стоит 200 долларов. Чтобы кушать каждый день, у Белова денег хватает; чтобы иметь офис, у Белова денег не хватает. КПД ДПНИ как организации равен нулю. Если бы не было у них два десятка интернет-бойцов, которые ведут живые журналы и пиарят ДПНИ, то этого движения не было бы».

Если отбросить излишнее беспокойство Малютки по поводу стоимости водки, которую то ли пьет, то ли не пьет Белов, это обращение наглядно демонстрирует отношение к ДПНИ и Александру Белову в радикальной среде, имеющей гораздо больше прав претендовать на роль основной националистической силы, чем телегеничный Белов. Отношение к нему у радикалов, мягко говоря, скептическое. Помимо не устраивающей радикалов «умеренности» ДПНИ этот скепсис мотивирован еще и тем, что активную поддержку ДПНИ оказывают структуры политтехнолога Станислава Белковского. «Кто такой Белковский — знаете? Это не просто политтехнолог, это человек Березовского», — говорит Малютка.

«Дружить с Белковским или нет» — этот вопрос обсуждается на интернет-форумах ДПНИ и других национал-радикалов, пожалуй, чаще, чем любой другой. Сторонники ДПНИ возражают на все упреки одинаково: «У нас критерий один — полезно для русских какое-то дело или вредно. Примет Кремль что-то полезное для русских — можем поддержать (к примеру, решение запретить торговлю иностранцам на рынках). Не Кремль, а дело. Все». Радикалы в ответ посмеиваются: мол, знаем-знаем. Прекращает дискуссию представитель ДПНИ, напоминающий: «Несовместимым с членством в ДПНИ является разглашение внутренней информации Движения (внутренней информацией являются данные, имеющие отношение к деятельности Движения и не опубликованные в официальных источниках)».

Мистер Блеф


О фигуре Станислава Белковского, неожиданно ставшей ключевой для «национально-освободительного движения», можно говорить долго. Белковский — известный шутник и мистификатор. На сайте КПРФ до сих пор размещена его выдуманная биография, согласно которой он родился в Венеции в семье итальянского коммуниста, потом работал на немецкую разведку, а потом сдался российским властям. В действительности все куда прозаичнее — обыкновенный московский тусовщик, который, когда было модно заниматься бизнесом, занимался бизнесом, когда стало модно заниматься политикой — занялся политикой. Сам Белковский говорит, что уже в 1999 году он был одним из ведущих российских политтехнологов и даже лично писал тексты к знаменитым программам Сергея Доренко, в которых тот громил Лужкова и Примакова. Сам Доренко, впрочем, этого не подтверждает, поэтому настоящим стартом его политтехнологической карьеры стоит считать доклад «Государство и олигархия», опубликованный летом 2003 года. В этом документе Белковский обвинял Михаила Ходорковского в подготовке государственного переворота (о Ходорковском тогда ходило много слухов; их отголоски появляются и по сей день — например, автор этих строк недавно попался на одну из таких удочек, написав в «Известиях» 27 ноября прошлого года, что нынешнее ДПНИ создавалось структурами «ЮКОСа». Впоследствии эта информация не подтвердилась), и очень скоро, когда стартовало «дело «ЮКОСа», за Станиславом Белковским закрепилась репутация неофициального рупора кремлевских «силовиков». Так ли это было, точно неизвестно, но с тех пор публицистика Белковского приобрела вполне серьезный вес, а когда появились первые статьи за подписью тогда уже арестованного Михаила Ходорковского, многие сразу решили, что за бывшего олигарха эти тексты пишет именно Белковский. Сам Белковский этого старался не отрицать.

Говоря о Белковском, очень трудно отделять реальные факты от мистификации. Любимое слово Белковского — «блеф» (поисковая система Google по запросу «Белковский, блеф» выдает около восьмисот ссылок. Постоянно говоря о чьем-нибудь блефе, Белковский никогда не уставал блефовать сам — и вполне успешно; в руководстве созданной прошлым летом «несистемной» коалиции «Другая Россия» он занял место главного ее идеолога. Очевидно, именно поэтому у «Другой России» никакой идеологии нет и вряд ли будет.

При этом сам Белковский — весьма неплохой публицист. Его статьи легко могут конкурировать с произведениями ведущих писателей-сатириков, а коллеги по цеху не без зависти отмечают его коммерческий талант.

Наверное, если бы ДПНИ было газетой, еженедельный фельетон Белковского ее бы по-настоящему украсил. Но ДПНИ не газета. ДПНИ выходит на улицу, и вслед за ним туда выходят «настоящие» националисты, что заканчивается запоздалым приездом «скорой помощи» и судами над «русскими людьми». В результате мы имеем все то, что имеем, — иностранных студентов в моргах, а в последнее время и взрывы на рынках. В результате мы имеем суды присяжных, которые по старой русской традиции оправдывают убийц, компрометируя этим саму идею «присяжных» и — что гораздо хуже — идею правосудия. В результате мы имеем кампанию по борьбе с «русским фашизмом», продолжающуюся не первый год, — единственный ответ, на который сегодня способно государство.

Дело техники

Превращение «русского вопроса» в ключевую проблему современной политики — обыкновенная политтехнология, сугубо прикладное явление, инструмент. Понятно, что никому в России это не надо. Понятно, что попытки противопоставить «Россию для русских» нынешней «эрэфии» заведомо нечестны — альтернативой «эрэфии» может стать в лучшем случае союз нескольких не самых богатых среднерусских областей, согласившихся строить «национальное государство». Государство, может быть, и получится, только это будет конец России.

И ДПНИ не настолько идиотично, чтобы ему нельзя было это объяснить.

Безусловно, борцы с нелегальной миграцией хотят участвовать в политическом процессе. Может ли им в этом помочь Белковский? Вряд ли. Пока сотрудничество, судя по всему, исчерпывается поддержкой, которую ДПНИ оказывают интернет-издания Белковского, что только смешит «настоящих» националистов. Почему же тогда ДПНИ так рассчитывает на Белковского? В голову может прийти только один ответ: национал-радикалам нужен спонсор. На эту роль Белковский действительно может подойти, вот только популярную два-три года назад в политологической тусовке поговорку «Стас никогда не тратит свои» никто не отменял. Чьи деньги могут быть потрачены на поддержку ДПНИ, предположить нетрудно, — круг потенциальных спонсоров самого Белковского ограничен.

Мифы национализма


Риторика националистов в большинстве случаев разбивается о факты. В анекдот превратилась история «московской Кондопоги» — так пресс-служба ДПНИ назвала драку между посетителями чебуречной на Маросейке в Москве. После того, как по редакциям был разослан пресс-релиз о побоище, учиненном в чебуречной кавказцами, а один из лидеров ДПНИ депутат Госдумы Николай Курьянович направил генпрокурору Юрию Чайке письмо с требованием взять это дело под особый контроль, выяснилось, что вместо побоища была банальная драка, спровоцированная антикавказскими выкриками одной из посетительниц, оказавшейся активисткой ДПНИ. Но это — из разряда курьезов, хотя более основательные претензии национал-радикалов к нынешней ситуации в стране при ближайшем рассмотрении оказываются такой же «псевдокондопогой». Например, тиражируемый идеологами ДПНИ (и тем же Белковским) миф об отсутствии в российском обществе социальной мобильности вызывает недоумение даже у критически настроенных западных наблюдателей. Российские топ-менеджеры гораздо моложе своих европейских коллег. «Энергичность, современное образование, честолюбие — все эти качества делают российскую молодежь весьма конкурентоспособной, — пишет в журнале Courrier International преподаватель Сорбонны Нора Бюкс. — Уровень безработицы среди молодежи относительно небольшой. В 2006 году 5,4 миллиона молодых безработных составляли четверть от общего количества безработных в России. В больших городах, особенно в столице, это соотношение еще меньше. Как правило, безработица среди молодежи в крупных городах вызвана поисками высокой зарплаты или какой-то определенной работы. Некоторые сектора почти полностью монополизованы молодыми людьми: например, журналистика (это относится как к печатной прессе, так и к электронным СМИ, а также к радио и телевидению). Большей части работников СМИ нет и тридцати».

Мифом оказался и тезис о рабочих местах, которые отбирают у русских людей иммигранты. После вступления в силу новых правил торговли на рынках, фиксирующих временную сорокапроцентную квоту для иностранных торговцев (1 апреля их доля вообще должна быть сведена к нулю), оказалось, что коренные жители российских городов не стремятся занять освободившиеся после изгнания азербайджанцев и узбеков места. Глава департамента потребительского рынка правительства Москвы Владимир Малышков уже назвал эту меру, изначально призванную защитить коренное население, непродуманной — очевидно, к началу апреля такое мнение станет гораздо более распространенным.

Что касается темнокожих студентов, то вообще непонятно, кому они мешают, принося в образование хоть какую-то прибыль, в абсолютном большинстве уезжая к себе домой после обучения.

Наконец, хитом стало последнее мифотворчество об антирусских судах, сажающих русских офицеров, воевавших в Чечне или покушавшихся на Чубайса. Мало того что тезис, мягко говоря, спорный, так лидеры националистов на всякий случай включили в когорту гонимых и себя: Квачков — герой, Поткина преследуют за Кондопогу.

Идеологам национализма остается только посочувствовать — им придется придумывать новые мифы.


Впрочем, реальные проблемы русских в России от этого никуда не денутся. Вот только решать их должно само общество, а не самозванцы, присваивающие себе право говорить от его имени.

Олег Кашин, обозреватель журнала «Эксперт»

Источник: Известия



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх