,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Для любителей РОССИИ!
  • 29 октября 2007 |
  • 15:10 |
  • mvin |
  • Просмотров: 12884
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
В чем источник фашизма и коммунизма, нищеты, коррупции и войн в мире? Почему при определенных условиях в обществе становятся популярными и даже выходят на уровень государственной политики идеи «все отобрать и поделить»? Почему именно в периоды социальных кризисов мы видим главенство низменных человеческих инстинктов? Почему не-демократические системы и партии традиционно делают ставку и обращаются именно к маргиналам а, скажем, не к интеллигенции? Ответы на эти и другие вопросы вы сможете найти ниже в статье, которую можно отнести к жанру альтернативной социологии.

Хотя многим аргументы автора покажутся неоднозначными и даже провокационными, поднятая тема становится особо актуальной накануне думских и президентских выборов в России.


Mаргинология: альтернативная социология

Вадим Деружинский

Эта работа – попытка альтернативной точки зрения в социологии, политэкономии и истории, которые в своих теориях упускают важнейший социально-экономический класс общества – класс маргиналов. Политэкономия основана на учении о классах (эксплуататоров и эксплуатируемых – забыв, правда, об огромной роли еще одного класса - бюрократии), однако она не в состоянии объяснить большую часть процессов и событий, происходящих в мире. Политэкономия не может объяснить феномен фашизма – ибо он никак не связан с самой темой эксплуатации. Не может объяснить и еще один уродливый феномен – ленинско-сталинский тип государства, который не имеет ничего общего с «социализмом» Маркса: ибо Маркс предусматривал, что при социализме Гражданское Общество будет обладать еще большими свободами и народовластием, чем при капитализме, а Ленин-Сталин создали совсем другую формацию, при которой Гражданского Общества НЕТ ВООБЩЕ. Очевидно, что политэкономия должна вводить для объяснения процессов еще один класс – класс маргиналов. Который и приходит к власти при фашизме и «социализме» СССР, который является победившим классом в ряде стран СНГ и который является главным электоратом российских партий КПРФ и ЛДПР. Например, на съезде КПРФ в конце июня 2006 года Зюганов открыто заявил в программном выступлении, что «главная задача КПРФ – отобрать у ЛДПР их электорат маргиналов». Источником почти всех социальных катаклизмов, мировых войн, коррупции и обнищания масс – является класс маргиналов, отличительная черта которых от всех других классов – в отрицании Гражданского Общества (из-за своей гражданской несостоятельности), в поиске «твердой руки», в природной тяге к авторитаризму и тоталитаризму, фашизму и коммунизму. Именно класс маргиналов является основой для идеологии империализма и поджигателем всех войн в мире. Если мы в этом ракурсе взглянем на мировую историю ХХ века, то очень многое, казавшееся ранее запутанным, сразу становится понятным…

КТО ТАКОЙ МАРГИНАЛ?

"Философский энциклопедический словарь" ("Советская энциклопедия", М., 1983): «Маргинальность (позднелат. marginalis - находящийся на краю, от лат. margo - край, граница), социологич. понятие, обозначающее промежуточность, "пограничность" положения человека между к.-л. социальными группами, что накладывает определ. отпечаток на его психику». Мегаэнциклопедия Кирилл и Мефодий. Экономический словарь: «МАРГИНАЛЫ - обозначение личностей, социальных слоев или групп, находящихся на "окраинах", на "обочинах" или попросту за рамками характерных для данного общества основных структурных подразделений или господствующих социально-культурных норм и традиций». Питерская газета "Час пик": «Заметки на полях маргинальной эссеистики»: «В конце 1920-х годов американский социолог Роберт Парк, занимавшийся проблемой миграций и культурной адаптации мигрантов, ввел в научный оборот термин "маргиналы", то есть "обитатели окраин" (margo - край, граница). Маргинал по Парку - новый тип варвара, не пришедший откуда-то извне, но порожденный самой индустриальной цивилизацией». Cайт Госдумы РФ, официальная страница ЛДПР: «В современной России же напротив подавляющее большинство населения по причине распада прежних социальных структур оказалось маргинализированным». Украинский научный журнал "Политическая мысль", статья Виктора Кульчицкого «Бедность в Украине»: «Основное отличие современного украинского общества от западного состоит в том, что в нашей стране маргиналы составляют большинство, а не меньшинство населения». Я бы дал такое определение: маргиналы – это слои населения, не способные выполнять обязанности Гражданина, а потому асоциальные и деструктивные для Общества и Государства.

ИСТОРИЯ МАРГИНАЛОВ

Первыми маргиналами были рабы, получившие свободу, но не умеющие и не желающие жить свободно, о чем с удивлением писали античные авторы. Прямой аналог можно найти сегодня у отсидевших много лет в тюрьме пожилых людях: они, будучи выпущенными на волю, снова возвращаются в тюрьму, потому что «жить на воле не могут». Возникают маргиналы вот каким путем. Общество и Государство имеют между собой отношения, которые постоянно совершенствуются в сторону укрепления Гражданского Общества (создания новых технологий Гражданского Общества). Когда форма этих отношений устаревает – то происходит их принципиальная ломка (например, феодальные отношения сменяются капиталистическими). И Общество должно эти новые отношения усваивать - осваивать новые технологии: скажем, те или иные гражданские права и функции самоуправления, контроля над исполнительной властью и т.п. Однако общество каждого класса (буржуазии, крестьянства, рабочих, бюрократии) не однородно: оно состоит из передовой, активной части – и из отсталой, малообразованной части. Активные слои классов – успешно реализуют свои новые отношения и осуществляют в их рамках свои гражданские обязанности (например, капиталисты вводят профсоюзы, а рабочие активно защищают свои права в этих профсоюзах). А вот пассивные слои общества (то есть маргинальные) – не готовы к этому и ВЫПАДАЮТ из общей системы общественно-государственных отношений. Поскольку они равно не выполняют функций данной системы, то понемногу объединяются в этом ОТЧУЖДЕНИИ вместе: маргинальные крестьяне, рабочие, капиталисты, бюрократы и пр., в том числе остатки классов, ушедших с исторической сцены и не нашедших себе места в новой системе (помещики, дворяне и пр.). Причем, подавляющее большинство маргиналов – это темные и необразованные люди, ибо неспособность к выполнению гражданских и системных функций – чаще только от забитости. Это сообщество маргиналов является балластом Государства, так как «не работает» в системе новых общественно-экономических отношений, а старые отношения уже отжили свое. В итоге маргиналы все более сплачиваются в единое целое и определяют свою единую цель как ПРОТЕСТ против нынешней системы и как ОТКАЗ от выполнения вообще каких-либо функций Гражданина, ОТКАЗ вообще от Гражданского Общества – как обязательного противовеса Государству в любой общественно-экономической формации. Так маргиналы создают свои маргинальные идеологии (коммунизма, фашизма, анархизма), где никакого Гражданского Общества нет, а все его функции на себя берет исполнительная власть с маргинальным вождем во главе ее. Протест маргиналов против жизни в условиях непонятного им Гражданского Общества и против выполнения ими непонятных им обязанностей Гражданина по управлению своим Государством – и есть основа для появления фашизма, коммунизма, религиозного фундаментализма (талибы) и прочих форм государств без Гражданского Общества.

ВОПРОС СОБСТВЕННОСТИ

Отсутствие в стране Гражданского Общества означает автоматически, что народ отчужден от собственности на средства производства; такая экономическая модель цинично называется в маргинальных странах типом «социального государства». Нетрудно увидеть, что при «социализме» Гитлера и Ленина народ вовсе не является собственником средств производства – этим собственником является класс бюрократии, а сама такая формация называется Государственным Капитализмом (при которой существует в стране только два класса: класс бюрократии и класс управляемых ею маргиналов). Как писал Маркс, это самая чудовищная и уродливая форма эксплуатации трудящихся, ибо Государство выступает в ней монополистом-работодателем, в руках которого сосредоточены все ветви власти. По данным журнала «Огонек», в 1980-х годах американский рабочий получал в 2,5 раза большую ДОЛЮ от создаваемого им продукта, чем рабочий в СССР – хотя СССР себя объявлял государством «без эксплуатации рабочих». Рабочему, по большому счету, неважно, КТО его эксплуатирует (капиталист или чиновник), а важна только МЕРА этой эксплуатации: мера эксплуатации в СССР была в 2,5 раза выше, чем в США. При этом в США существовали и бесплатное образование, и бесплатная медицина и прочие социальные гарантии и достижения, которые в СССР являлись только фикцией, а были реальны лишь для правящих слоев. Учение Ленина и Гитлера о «социализме» являлось заведомо демагогией во всех его отправных пунктах. Одиозно нелеп и тезис Сталина об «усилении классовой борьбы» в СССР в 1930-х гг. при полном отсутствии класса эксплуататоров в лице капиталистов и помещиков. Ненаучно называть рабочих СССР и соцстран «пролетариями», ибо пролетарий – это тот, кто эксплуатируется, и в СССР таковых, согласно самим концепциям коммунистов, быть не могло. Наконец, сам Ленин пришел к власти с лозунгами «Фабрики – рабочим», «Землю – крестьянам», что означало превращение рабочих в акционеров и передачу земель помещиков крестьянам. Вместо этого рабочие стали отчужденными от собственности рабами Госкапитализма, а у крестьян отобрали даже ту землю, которая веками принадлежала их семьям, и превратили их из крестьян (земельных собственников) в сельских рабочих (ликвидируя при этом сам класс крестьянства). Настоящий социализм ДОЛЖЕН выглядеть так: все труженики являются акционерами своих предприятий, определяют его политику и получают дивиденды, избирают руководство. То есть, функция собственника-капиталиста становится распределенной между тружениками, каждый из которых становится микрокапиталистом и соучредителем собственности. Такой социализм и был построен в Скандинавии христианскими партиями, результат – самые высокие в мире зарплаты и пенсии населения. У нас же вместо этого эти функции у народа забирает себе исполнительная власть, делая тружеников уже своими батраками, наемными рабочими. Это не социализм и не «социальное государство», а формация фашизма-коммунизма, где их база – маргинальные слои населения – не только не может выполнять обязанности Гражданина по управлению страной, но равно не способна и выполнять функции собственника на средства производства. Вполне понятно, что для первого варианта развития (истинного социализма, скандинавского) нужно мощное Гражданское Общество, а для второго – оно как раз совершенно нежелательно для собственника на средства производства – то есть для исполнительной власти, являющейся «по совместительству» и работодателем при Госкапитализме. Поэтому Гражданское Общество и право населения на средства производства – неразрывны: одно без другого не существует, а с отвержением одного неизбежно отрицается и другое. И когда Гитлер в начале 1930-х вводил у себя Госкапитализм («народный социализм»), лишая народ собственности на средства производства, то был просто обязан ликвидировать теперь ненужные независимые профсоюзы, оппозиционные партии и СМИ, вообще инакомыслие и все Гражданское Общество, ибо оно отныне никак не было увязано с реализацией вопросов собственности населения на средства производства. А без этого становилось только ненужным органом. Весьма показателен в этом и обратный процесс – когда в 1991 году мы стали возвращаться от псевдосоциализма к капитализму. Страны «социализма» показали при этом три разных подхода к вопросу. Вот они.
1. Страны с быстро развивающимся Гражданским Обществом (Чехия, Словакия, Польша, ГДР, Венгрия, страны Балтии) посчитали честным подходом раздать полностью населению социалистическую собственность на средства производства, включая собственность крестьян на землю, отобранную для коллективных хозяйств. Ибо сам смысл ликвидации «социализма» и заключается в том, что записанная в конституциях общенародная собственность на средства производства ЛИКВИДИРУЕТСЯ, она должна быть поделена народом, ибо до этого при «социализме» она была «копилкой», куда был вложен труд всех людей. В итоге для этой приватизации в этих странах честно посчитали всю социалистическую собственность и честно ее разделили между жителями стран. Например, доля на каждого чеха или венгра составляла от 400 до 600 долларов, что являлось астрономической суммой при средних зарплатах в 15 долларов в то время. Семья в Праге или в Будапеште могла, сложив именные чеки всех членов семьи (а они были равными для всех граждан, включая младенцев), полностью выкупить у Государства магазин, кинотеатр или стать весомым соучредителем в предприятии. Продажа чеков была запрещена. В результате сегодня в этих странах средние зарплаты населения в 3-5 раз выше, чем в странах СНГ (и этот разрыв только растет), но эта статистика не касается параллельных доходов населения как соучредителя и акционера приватизированных некогда «народных» предприятий. Например, в Венгрии доходы бюджетников как акционеров по результатам проведенной приватизации дают прибавку к зарплате в среднем на 25%, а сама часть этой прибыли с приватизированной собственности в среднем выше прожиточного минимума – то есть, можно «прожить» по итогам приватизации, даже нигде не работая. Сей факт не в пользу стран СНГ, где по итогам приватизации никто ничего не получает (кроме ставших в одночасье миллиардерами директоров заводов и вожаков комсомола), а средние пенсии или ниже прожиточного уровня, или едва ему соответствуют (при старании властей как можно более снизить его в статистических данных – минимум на треть, а то и наполовину).
2. В России, Украине, Казахстане и др. новых странах показали иной подход к разделу с народом общенародной собственности на средства производства СССР. Например, в России вычислили, что на долю каждого россиянина приходится ваучер ценой в бутылку водки – именно по такой цене население эти ваучеры и продавало. Оказалось, что весь вклад российского человека и его предков, строивших 70 лет РСФСР, включая Магнитку, БАМ, ракету Гагарина и водородную бомбу, - это бутылка водки. Общенародная собственность действительно стала капиталистической, но она вовсе не была распределена поровну между всеми гражданами страны, как в странах соцлагеря, а была распределена только между «классом» директоров предприятий, госчиновников, работников компартии и вожаков Комсомола. Причина – слабость Гражданского Общества в России, которое могло бы контролировать этот процесс. В итоге в одночасье чиновники стали долларовыми миллионерами, а то и миллиардерами, как Черномырдин, получив огромную долю акций Газпрома. В то время директора, прибравшие народную собственность к рукам, объясняли это так (мне, в том числе, лично): а зачем народу собственность? Что он с ней будет делать? Он ее погубит. Игнорируя тот факт, что это все-таки собственность народа. Пока народ был маргинальным, воры вовсе не хотели его воспитывать как собственника и Гражданина, а радовались этой маргинальности и сколачивали огромные состояния, пользуясь моментом. Хочу добавить, что сама приватизация как возвращение общенародной собственности народу – была запланирована еще Горбачевым в его проекте создания в 1991 году из СССР Содружества Суверенных Государств с общим переходом на капитализм (при подписании Ново-Огаревского Союзного Договора, что сорвал Путч ГКЧП). Я смог найти в прессе только упоминания о том, что Горбачев планировал свою приватизацию с ваучерами в этом проекте, но помешал развал Союза. Каким был проект Горбачева по приватизации – точных сведений у меня нет, но факт в том, что раздел общенародной собственности (приватизация) был запланирован Президентом СССР на 1991 год еще до развала СССР.
3. Ряд стран СНГ показали вообще свой «третий путь» в этом вопросе. Их лидеры искренне недоумевали, зачем вообще нужна эта «приватизация», хотя они без колебаний вычеркнули статью в конституциях республик о существовании общенародной социалистической собственности народа на средства производства. Как же так? Представьте ситуацию в колхозе: там директор колхоза объявляет, что отныне «социализм» упраздняется, а коллективная собственность селян на землю заменяется собственностью на эту землю дирекцией колхоза – вместо того, чтобы ее раздать людям. В колхозе хоть формально люди были как бы собственниками той земли, ибо при вхождении в колхоз ее свою, родимую, в общий котел отдали. А теперь они вообще этой собственности – даже формально, законодательно – лишились. Так создается Государственный Капитализм – общественно-экономическая формация маргинального населения. Для «приличия» были проведены в ряде стран СНГ как бы карикатуры на приватизацию, где население вовсе не стало акционером своих народных предприятий, ибо «Мы принципиально не отдаем в приватизацию прибыльные предприятия, а только убыточные». Однако народ в равной мере строил все предприятия, но почему же для раздачи народу его общенародной собственности на средства производства – выделяются только одни убыточные, а прибыльные бюрократия оставляет себе? Причем идет массовая распродажа Государством предприятий иностранцам, и миллиарды долларов не оседают в карман населения, их судьба населению неизвестна. Существенная часть этих прибылей тратится на пропаганду исполнительной власти. Эта политика максимально реализовалась в Туркменистане, где никаких игр с народом по раздаче ему социалистической собственности вообще не было – она вся стала собственностью Госкапитализма. В итоге там были введены бесплатный газ и электричество для всего населения, что якобы создает Туркмению «самым социальным государством в мире», хотя на 8 долларов средней зарплаты в стране не купить ни компьютер, ни стиральную машину. Есть только два состояния людей: или они маргиналы – или они часть Гражданского Общества, Граждане своей страны, обязанные руководить своей исполнительной властью. Другого варианта нет. Разная судьба стран СССР и соцлагеря показывает, что исполнительная власть везде старается воспользоваться неразвитостью Гражданского Общества ради своих алчных целей, затормозить эволюцию «рабов Системы», какими мы были в СССР, в соучредителей Государства. И это совершенно четко отражается в доходах населения: где нет Гражданского Общества и массы маргинальны – мизерны и их зарплаты. Где есть Граждане – средние зарплаты неизбежно станут общеевропейскими. В этом плане маргинальные правительства, тормозящие развитие Гражданского Общества, являются абсолютно антинародными, ибо своей демагогией, прикрывающей алчную жажду к власти, не дают народу жить с достойными зарплатами и пенсиями. Все страны «золотого миллиарда» со средними зарплатами в 4-5 тысяч долларов и социальными пенсиями в 1,5-2 тысячи долларов тем и отличаются от прочих стран, что имеют высокотехнологичное Гражданское Общество. Без которого достигнуть этого уровня благосостояния народа просто никогда НЕВОЗМОЖНО. Это закон, аксиома. И массовые попытки стран «переходной формации» говорить о каком-то своем «особом понимании демократии» - это спекуляции исполнительной власти, природно не желающей создания у себя Гражданского Общества. Что автоматически означает нежелание этих правительств дать своему народу европейские зарплаты и пенсии. Низкие зарплаты и пенсии в маргинальных странах их режимы объясняют тем, что, дескать, зато они создали «социальную обеспеченность населения». Но, во-первых, социальная обеспеченность и заключается только и единственно в высоком уровне зарплат и пенсий – а остальное – только демагогия властей. Во-вторых, социальной обеспеченностью в маргинальных странах обладает только класс бюрократии. Именно он получает от Государства на налоги тружеников бесплатные многокомнатные квартиры, имеет первоклассную медицинскую помощь в лечкомиссии, бесплатно каждый год отдыхает на лучших морских курортах. Все остальные слои населения лишены этого: чтобы запломбировать зуб или сделать операцию, люди вне класса бюрократии обязаны при заявленной «бесплатной медицине» платить огромные деньги. Например, зарплаты учителя хватает, чтобы запломбировать два зуба, – в то время как зарплата бюрократа в разы выше, а стоматология для бюрократа бесплатна. В целом, ряд маргинальных стран СНГ сохраняет, как в СССР, систему льгот и привилегий для «номенклатуры» (с чем активно и гласно боролись в период Перестройки). Причина понятна: правящие режимы используют народные блага как кормушку для бюрократии – чтобы она верно служила. Более всего режимы щедры к органам пропаганды: краснобаи, расхваливающие налогоплательщикам с экранов ТВ исполнительную власть, получают многокомнатные квартиры, огромные зарплаты и массу прочего. Ибо ключ власти маргинальных режимов лежит в отчуждении населения от Гражданского Общества, и краснобаи пропаганды должны убеждать народ, что ему Гражданское Общество не нужно.

МАРГИНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА

Сама специфика того факта, что маргинальные политики при построении «социализма» отбирают у тружеников их право быть акционерами-собственниками своих предприятий, создает специфику маргинальной экономики Государственного Капитализма. Лишение этого права может быть полным (как в СССР, КНР и ряде фашистских стран) или неполным (как в ЮССР, Германии Гитлера или в ряде стран СНГ). Но даже при его неполноте Государство оставляет свободу только мелким хозяйствам, а в крупных предприятиях, которые частично могут быть акционированы населением, вводится «золотая акция» исполнительной власти, а весь директорский корпус назначается властью. Это делается сознательно для устранения возможного влияния «мнимых акционеров» от населения на экономическую политику – и адекватно липовому Верховному Совету в СССР, карикатуре на парламент, который никакого влияния на политику СССР не оказывал. Так же, как отсутствие политической борьбы в стране создает политический застой и мертвенное состояние, так и отсутствие борьбы собственников уже само по себе упраздняет всякий внутренний рынок, означая экономическую кому. Это две стороны одной медали, ибо политические силы в стране формируются в своей большей части как раз разными интересами собственников (что и реализуется в Гражданском Обществе), и маргинальные политики, стремящиеся к максимальной власти, просто обязаны для подавления политических сил убрать со сцены саму их причину – собственность населения на средства производства. Именно с этого, напомню, начинал Гитлер. Для заполнения возникающей экономической комы, все более возникающей при вакууме Гражданского Общества и участия собственников в экономическом управлении, Государству приходится брать на себя функции Рынка, подменяя его собой. Введение 5-летних планов в СССР, затем в фашистских государствах, затем в соцстранах Восточной Европы и теперь в ряде стран СНГ – это вынужденный шаг, ибо полное экономическое планирование при Госкапитализме является вовсе не «достижением социализма», как его называл Ленин, а просто неизбежной мерой замены Рынка. Без такого планирования при отсутствии Рынка наступает ХАОС. Однако как можно распланировать рыночные отношения на 5 лет вперед? Да к тому же в мире, где цены на энергоносители меняются почти ежедневно? Ясно, что это планирование – только убогий суррогат псевдорыночных отношений, неизбежная подмена Рынка при его отсутствии. Главный стимул Рынка – более высокие доходы тружеников. Госкапитализм не может предложить такой стимул и само такое соревнование предприятий, ибо вся госсобственность у него уравнена и отчуждена от народа как «собственника». В итоге страны фашизма и коммунизма создают еще один суррогат Рынку – «социалистическое соревнование труда», где грамоты должны подменить реальные доходы населения (которые народ получает при реальном социализме в Скандинавии, где свободный Рынок сохраняют в полной мере, как и его основу – Гражданское Общество). Интересно, что сегодня в маргинальных странах СНГ, воссоздающих Госкапитализм, проблема отсутствия у предприятий тяги к рыночной борьбе заставила вернуться к фашистской и коммунистической концепции «соревнования труда». С учетом того, что страны СНГ вычеркнули из своих Конституций социалистическую собственность народа и являются де-юре и де-факто капиталистическими странами, НЕ ЗАИКАЮЩИМИСЯ о каком-то «социализме», подобно Ленину и Гитлеру, то формально это нововведение надо называть «капиталистическим соревнованием труда», где предприятиям-победителям исполнительная власть вручает грамоты и телевизоры. Ясно, что сия практика дика для стран капитализма и скандинавского социализма, где стимулом и наградой победителям рыночных отношений является сама их прибыль, а не грамота. Но у нас это давно стало реальностью. Конечно, при капитализме СНГ победившие в таком «соревновании каптруда» получают и больше прибыли, чем при СССР или Германии Гитлера, где были четкие ставки оплаты. Но здесь показательна сама тенденция Госкапитализма ряда стран СНГ возвращаться к феномену «соревнования труда» при слабости работы других рыночных стимулов, а главным стимулом является у трудящихся все-таки ощущение себя СОБСТВЕННИКАМИ предприятия, и это в данном случае утеряно. В итоге конкурентоспособность и эффективность предприятий этих стран СНГ быстро падает из-за прохладного отношения персонала к перспективам их каких-то достижений. Причем сами предприятия постепенно нацеливаются на этот их статус госпредприятий, цели которых отнюдь не в завоевании мирового рынка, а в прочном положении зависимости от министерств – что в значительной мере меняет воззрения на то, что вообще считать «производственными достижениями». Министерства Госкапитализма в принципе не могут воссоздать искусственно замену (виртуальность) тех рыночных отношений, которые реально существуют в других странах и с которыми должны конкурировать товары своих производителей. Чему главной виной является как раз плановое хозяйство и постоянная государственная поддержка всяких модернизаций предприятий – не на основании оценки их прибыльности, а «по решению сверху». Это делает предприятия рыночно несостоятельными. В итоге экономика стран Госкапитализма в рамках мирового рынка становится неэффективной, замыкается в себе, быстро создает свои внутренние цены, совершенно оторванные от внешних. Абсолютно неэффективной была экономика и коммунизма, и экономика фашизма. Еще до начала Второй мировой войны – до 1939 года – Германия Гитлера стала испытывать огромные трудности в снабжении населения товарами и продуктами. Во время Веймарской Республики удалось наладить послевоенную экономику страны, но при режиме Гитлера снова впервые за много лет появились очереди – за всем. Исчез кофе – вместо него Гитлер создал «германский кофе» из смеси размолотых обжаренных желудей и зерна, в которую для аромата добавлялась мизерная щепотка настоящего кофе. Дефицит возник в обуви, в угле (немцы стали переживать холодные зимы), в табаке и многих товарах и продуктах, производство которых было сорвано «социалистическими» экспериментами нацистов над экономикой. Самое главное – стало провально не хватать хлеба и мяса (как и в СССР). Тысячи столовых, кафе и ресторанов закрывались с формулировкой «Закрыто по причине нехватки продовольствия». В итоге Госкапитализм фашистов решил, что один миллион тонн зерна в год, уходивший на варку пива, можно было с куда большей отдачей пустить на откорм свиней, что должно было хоть как-то залатать дыры в сельском хозяйстве страны. Появилось «гитлеровское» пиво – такое жидкое и бесцветное, что берлинские шутники сравнивали его с мочой коня, страдавшего от диабета. Немцы вспоминают: «Конечно, многим немцам не хватало второй или третьей кружки пива, хотя сделав первый глоток и почувствовав водянистый, ненатуральный вкус этого напитка, некоторые начинали склоняться к мнению, что правительство поступило верно [отдав ресурсы из пивоваренной области]» (Роберт Э. Герцштейн, «Война, которую выиграл Гитлер», Смоленск, Русич, 1996, стр. 469). Просуществовав все несколько лет, Госкапитализм Гитлера столкнулся с огромными трудностями, неизбежно возникающими при уничтожении Гражданского Общества и узурпации функции собственника средства производства исполнительной властью. Поэтому иллюзией Гитлера стала нелепая идея накормить народ Германии хлебом Украины – которая недавно сама пережила уже не голод, а мор от Госкапитализма. Эта идея во многом двигала Гитлером в его внезапном плане нападения на СССР в 1941 году, ибо советники фюрера предсказывали близкий бунт в Германии из-за голода, усугубившегося уже состоянием Германии в войне, на что Гитлер ответил: «Я накормлю немцев украинским хлебом!». На самом деле там хлеба не было, а в 1941-42 гг. на оккупированной немцами Украине начался новый мор. Еще с большими трудностями, катастрофического порядка, столкнулся СССР: многочисленные моры, в ходе которых массово коммунисты и советские люди ели людей (и живых, и трупы) – чего вообще никогда на Руси не было, в самые тяжелые времена. Никогда человек СССР за эти 70 лет не ел досыта, хотя в 1913 году царская Россия производила 2/3 мирового производства зерновых культур, масла и яиц, кормя ими полмира. Все кануло в Лету и дошло до абсурда: при Брежневе СССР закупал пшеницу в Канаде и США, платя за это золотом (!!!), ибо не умел это выращивать у себя так, как в 1913 году, когда у России это же зерно сии страны покупали. Экономическая несостоятельность Госкапитализма доказана историей таких опытов: все страны, принимавшие эту модель экономики, скатывались к обвальному обнищанию народа. Важно понимание того, что эта модель экономики неизбежно возникает при приходе к власти маргинальных сил, отрицающих Гражданское Общества как единственный двигатель Государства, как его Сердце в любой нормальной стране. В завершение этой главки снова хочу обратить внимание на модную сегодня манипуляцию понятиями кое-где в СНГ, где экономическая формация Госкапитализма выдается за образец «социального государства» (как при «социализме» Госкапитализма Гитлера и Ленина) – и одновременно за «наше местное понимание демократии». На самом деле Госкапитализм В ПРИНЦИПЕ не предусматривает никакой демократии, ибо это - формация, только и единственно возникающая при полном отрицании маргиналами Гражданского Общества и экономически основанная на отчуждении народа от средств производства. Нелепо называть «особой демократией, основанной на национальных традициях» банальную борьбу исполнительной власти со своим Гражданским Обществом или его зачатками в СНГ, ибо это противостояние есть во всех развитых странах, но там нигде исполнительная власть себя не выдает за «местные традиции народа обожествлять свою исполнительную власть». У нас же неразвитость Гражданского Общества подается как «национальная черта». Но точно так она «национальная черта» и у туземных племен Африки.
Является ли нашей «национальной чертой» жить без Гражданского Общества? Конечно, нет, так как в царской России был свой парламент – Дума с множеством партий, и до уровня политических свобод даже до царской России 1913 года мы – страны СНГ – пока не дотягиваем ни в чем, включая саму Россию (тяжело преодолевать наследие СССР). Относительно Беларуси и Украины напомню, что все наши крупные города состояли в Магдебургском праве – то есть полном городском самоуправлении, где вся власть избиралась – и что было уничтожено в 1795 году Екатериной II при захвате этих территорий, где российская царица ввела (ее термин) вместо самоуправления народа «вертикаль власти». Если копнуть раньше – то Древняя Русь имела Вече, где избирала себе князя в Полоцке, Пскове, Новгороде. То есть, Гражданское Общество – исконно было нам присуще, мы с ним жили. И выдавать отрицание в СССР Гражданского Общества за «национальную черту» нашего народа – нелепо, это расходится со всей нашей историей. Где наши предки как раз жили свободно и рыночно, имели всю свою историю местное самоуправление и имели в рамках страны (Киевской Руси, средневекового ВКЛ, Речи Посполитой, царской России на рубеже ХХ века) Гражданское Общество. Наша многовековая история полностью аналогична истории греков, поляков и финнов, ничем от нас в этой истории Европы не отличавшихся и ощущающих себя европейцами. Так с какой же стати у нас может быть какое-то «свое национальное понимание демократии»? Нет к этому никаких «национальных» предпосылок – мы такие же европейцы. Это – только демагогия исполнительной власти, не желающей возвращать народам экс-СССР Гражданское Общество, отобранное 70 лет назад самой этой исполнительной властью. Отсюда она и ищет что-то «национальное» в советский период, отрицая нашу досоветскую историю. Но этого «национального» найти в период СССР как раз совершенно невозможно.

СОЗДАНИЕ МАРГИНАЛЬНЫХ СТРАН

Особенность в том, что в стране никогда не победят маргиналы, если ее развитие в сфере технологий Гражданского Общества идет естественно. В нем тогда не образуется много маргиналов. Однако в том-то и дело, что технологии Гражданского Общества напрямую связаны с промышленными технологиями: перенимая в качестве западной модернизации промышленные технологии (дабы экономически не отстать), страна одновременно обязана перенимать и технологии Гражданского Общества, при которых эти промышленные технологии на Западе и работают наиболее успешно. И вот тут создается для такой страны ускорение процессов развития Гражданского Общества, и если его темпы окажутся слишком высоки для населения, то число маргиналов начинает быстро расти. В итоге они становятся ведущей политической силой и ломают вообще само Гражданское Общество, отдавая его функции целиком исполнительной власти. Так рождаются фашистские, коммунистические и фундаменталистские страны. И как менее радикально-маргинальная форма - авторитарные полицейские страны типа Чили Пиночета и пр., где маргинальная идеология четко не выражена, но Гражданское Общество отвергнуто, а режим держится на классе маргиналов. Кстати, по этой причине сама концепция США «экспорта демократии» насильно в неразвитые страны – кажется крайне ошибочной, так как плодит только маргинальные страны, где быстро разочаровавшиеся в Гражданском Обществе широкие слои населения неизбежно приведут к власти фашистов, коммунистов или фундаменталистов. На самом деле «экспорт демократии» может заключаться только в планомерном и долгом развитии у отсталых стран традиций Гражданского Общества – во всех слоях их населения.

ИСТИННАЯ ДЕМОКРАТИЯ

США действительно создали у себя внутри реальную демократию, но она отнюдь не лучшая, да и самая молодая – в США еще недавно царили работорговля и апартеид, давно запрещенные в Европе. Демократия США – огромной страны, неизбежно всегда болеющей скатыванием к империализму (а империализм означает застой и экономическое отставание), - это единственное средство противостоять экономически гибкой Европе, которая нечто ОБЩЕЕ как РЫНОК, но сегментирована на небольшие разноликие страны и поэтому исторически является и родиной демократии, и двигателем прогресса, создателем новых технологий в условиях демократической конкуренции.
США создали «подобие» Европы: придали штатам права полугосударств и черты псевдоисторической, как в Европе, самоидентификации (даже за счет существования в каждом штате своих местных дурацких законов, типа запрета чихать или заходить лошади в библиотеку) – чтобы функционально воссоздать ту европейскую машину, которая и задает прогресс Европы. Если бы США собрали все штаты под «вертикаль власти», как в России, то Америка сразу бы потеряла в экономической гонке с Европой и стала бы ее придатком. Поэтому США были обязаны создавать у себя нечто, являющееся как бы аналогом исторически сегментированной, но общей Европы: «котла» для процессов Рынка и – что главное – для созревания новых технологий Гражданского Общества, для созревания новых общественно-экономических отношений. Эти искусственные шаги (успешные) заставили США думать, что они являются специалистами в деле демократии. Однако в вопросе «экспорта демократии» в отстающие по развитию Гражданского Общества страны – США показывают неверный подход. Эдакий «наскоро», ибо сам этот «экспорт демократии» часто продиктован интересами прибылей корпораций Америки. Единственный успешный случай демократизации – это кампания по дефашизации Германии после войны, на которую США и западные союзники истратили, по нынешним ценам в оценках историков США, около 200 миллиардов долларов, заставляя бывших членов НСДАП превращаться в человеколюбов. Но это – исключение из правил, вызванное огромным СТРАХОМ США перед немецким нацизмом. Такого больше нигде не повторялось. США полагают, например, в Ираке и Афганистане, что введение свободных выборов и институтов демократии должно вести к самой демократии. Но создание для нее условий вовсе не означает, что бывшие рабы станут этой свободой пользоваться. Яркий этому пример – получившие свободу народы СНГ, которые почти везде в свои президенты ныне КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН избрали бывших членов Политбюро ЦК КПСС и прочих партийных лидеров типа Алиева, Ниязова, Назарбаева и т.д. Причем если бы вот так США решили провести в Третьем Рейхе выборы президента в 1939 году, то там 99% голосов у СВОБОДНОГО народа – при введении свободных выборов и институтов демократии – получил бы Адольф Гитлер. И он по этому поводу открыто издевался в 1939 году, когда опросы английских социологов показали, что 99% немцев при свободных выборах готовы избрать президентом Гитлера: «Какая еще нужна демократия этим дерьмократам, если у нас и так самая лучшая демократия в мире?!» - вопрошал Гитлер. На примере Гитлера мы видим, что демократия вовсе не в свободных выборах (это вообще для демократии третьестепенно) и не в создании структур Гражданского Общества (что важно, но не главное), а в том, чтобы население на выборах и в этих структурах не было маргинальным, а выполняло свои обязанности Гражданина по управлению страной и контролю над исполнительной властью. В Германии 1939 года это было невозможно из-за многолетнего отсутствия самого Гражданского Общества и из-за многолетнего эффекта воздействия на умы немцев Министерства пропаганды Геббельса (RPL), которое заставило 60% немцев, противников гитлеризма в 1933 году, на их же деньги, потраченные из налогов органами пропаганды, стать сторонниками режима в 1939 году. Что вызывает прямую аналогию с обществом околофашистского Ирака Хусейна, находящимся в том же состоянии. Но на промывку его мозгов сегодня США не могут потратить астрономические суммы, отданные на дефашизацию немцев с 1945 года, что делает оккупацию Ирака только карикатурой на «экспорт демократии», издевательством хирурга, не способного излечить больного, а только его режущего: настоящая «ускоренная» демократизация Ирака, по аналогии с поверженным Рейхом, должна стоить США не менее 100 миллиардов долларов. Судя по реплике Буша на «Восьмерке» в Питере Путину о ценности создаваемой в Ираке «демократии» как «примера для России», США придают этому эксперименту большое значение и выделяют огромные деньги, но ясно – гораздо меньшие, чем в Европе при дефашизации фашистских стран. Причем Ирак – это не фашистские Италия, Германия, Греция, Венгрия – а исламское государство. Тут опыта у США нет, как сохраняется и околоколониальный душок отношения к стране. Что даст этот эксперимент США, который не поддержала Европа, - трудно сказать.
Для «экспорта демократии» надо начинать с первоосновы всего – с самых низов общества, слыхом не слыхавших про то, что у них есть какие-то ОБЯЗАННОСТИ УПРАВЛЯТЬ СВОЕЙ СТРАНОЙ и своей исполнительной властью. Их надо учить быть Гражданином страны, Совладельцем своей страны, выполнять свои обязанности Гражданина по управлению своей страной, и их надо, наконец, просто запугать – что они будут наказаны, если не будут выполнять своих обязанностей Гражданина, предпочитая оставаться маргиналами, отрешенными от всего. В противном случае вся эта маргинальная масса, как только ей дадут и свободные выборы, и самые замечательные демократические структуры Гражданского Общества, - изберет себе тут же маргинального лидера, ПОПУЛИСТА. Который только потому придет к власти, что станет этим маргинальным массам обещать, что возьмет на себя все их функции самоуправления, то есть функции Гражданского Общества. Тяга к «твердой руке» у маргиналов побеждает – и они избирают при самых демократических выборах – себе диктатора. Ибо в том и задача маргиналов, чтобы найти кого-то, на кого можно переложить непонятные и пугающие их обязанности Гражданина по управлению своей страной. Маргинальному сознанию способствует не только гражданское невежество масс, но также СТРАХ, который сохраняется в народе, пережившем тоталитаризм (этот страх, например – в России, выражается не только в низах, но и в самых верхах, когда ради сохранения должностей высшие чиновники прячут свою гражданскую позицию и вообще свое мнение, эта практика затем «растекается» по всему бюрократическому аппарату, а затем «перетекает» на государственные предприятия, где рабочие боятся высказывать свое гражданское мнение из-за страха потерять работу). Не менее способствуют маргинальности местные национальные традиции народов Востока обожествлять свою исполнительную власть и считать себя ее рабами. Еще один фактор – экономические и социальные трудности, когда массы, будучи граждански невежественными, отвергают «дерьмократию» ради маргинального авторитаризма, хотя проблемы с буксованием демократических реформ происходили именно из-за маргинальности самих этих масс. Возвращаясь к нам: главная же проблема маргинальности в СНГ (о чем подробнее ниже) состоит в том, что наши народы, находясь в СССР, вообще разучились быть Гражданами и привыкли к тому, что за них все решает кто-то сверху. Эта иждивенческая позиция вполне устраивает политиков, ибо у них в данной ситуации возникает неизбежно соблазн использовать ситуацию для как можно более долгого сохранения своей личной власти. Но попытки законсервировать эти вольготные условия – крайне деструктивны. Ибо когда в период перехода от «социализма» к капитализму нужно в рамках реформ создавать обязательный для капитализма атрибут – Гражданское Общество, без которого капитализм не «работает», исполнительная власть «замораживает» переходный период, тормозит любыми путями становление Гражданского Общества. Это превращение переходного состояния в нечто «постоянное» ведет в первую очередь к чудовищному отставанию от соседей. Ведет к тому, что в странах бывшего «социализма», закончивших к 2020 году формирование Гражданского Общества и все связанные с этим реформы, включая расширение товарной массы рынка, - средние зарплаты достигнут среднего по Европе уровня (около 3-3,5 тысяч долларов). А вот наши страны СНГ, тормозящие процесс перехода к капитализму ради сиюминутных и узко личных интересов властей, будут иметь к 2020 году мизерные средние зарплаты не выше 800 долларов – при тех же европейских ценах на товары и продукты. Причина – консервация маргинального мышления населения, торможение или препятствование становлению Гражданского Общества. Напомню, что в начале 90-х средние зарплаты в Беларуси, России и Украине (согласно данным ООН) по покупательской способности значительно превосходили аналогичные в Польше, Югославии, Болгарии – и в разы – Румынии и Албании. Однако сейчас, когда во всех этих странах введены общеевропейские цены на товары и продукты, странами с самой низкой в Европе зарплатой (согласно данным ЕС) являются Россия, Украина, затем на предпоследнем месте в Европе – Беларусь, на последнем – Молдова. Это самые антисоциальные государства Европы, ибо социальность государства определяется уровнем средней зарплаты, от которого исчисляются пенсии и стипендии. Мы ясно видим, что попытки консервации маргинального советского мышления оборачиваются мизерным уровнем зарплат, которые сегодня гораздо ниже, чем в еще вчера нищих Румынии и Албании. Наши зарплаты вдвое ниже зарплат в странах бывшей Югославии, переживших 10 лет войн и разрухи. Причем, этот разрыв только растет, ибо средние зарплаты Беларуси и России на 2010 год планируются (недостижимо!) в размере около 500 долларов – что ниже средних зарплат СЕГОДНЯ у всех наших соседей, которые к 2010 году планируют уровень средних зарплат не ниже 1200 долларов в «отстающих» странах и 1500-2000 долларов в Венгрии, Чехии, Польше, Словении, Эстонии и др. Но кроме мизерной зарплаты и неизбежного социального недовольства этим фактом – есть еще одна серьезная угроза. Если государство СНГ после развала СССР выбирает капитализм (а его выбрали все 15 республик экс-СССР), то нежелание становления Гражданского Общества прямо ведет к уродливой форме капитализма без Гражданского Общества – это фашистская формация Государственного капитализма. Отказ при капитализме от Гражданского Общества сам собой ведет к становлению Государства, полностью идентичного фашистским Государствам Гитлера, Муссолини, Франко. Заменой Гражданского Общества являются неизбежно и обязательно: Госкапитализм как экономическая основа, запрет независимых профсоюзов и превращение их в государственный, недопущение ростков Гражданского Общества в лице политических партий и независимых СМИ, преследование инакомыслящих, поиск «врагов» внутри страны и за ее границами, и пр. Для этой конструкции, неизбежно возникаемой в такой ситуации, не хватает только самой фашистской партии, которая бы использовала маргинальные иллюзии населения – в нашем случае это маргинальная идеология империализма СССР или для России идеология русского империализма. Что делает реальной перспективу прихода в странах СНГ режима фашистов к 2015 году и новую войну с Европой, хотя это все-таки маловероятно по многим причинам. Но об опасности «игр» с Госкапитализмом и отвержением Гражданского Общества забывать не стоит.

ФАШИЗМ – ПРОДУКТ МАРГИНАЛОВ

Есть общий ЗАКОН истории, повторившийся в ХХ веке в десятках стран мира – и который повторится еще не раз (обязательно повторится в Ираке и Афганистане, а трагедией мира станет его возможное повторение в Китае в ближайшие десятилетия). Суть вот в чем. Если внешние политические факторы (война, развал империи или иное) заставляют страну принять модель социально-общественных отношений, к которым население не готово, то после непродолжительного периода Республики следует воцарение ДИКТАТУРЫ. Первая мировая война привела к развалу ведущих империй Европы: Германской, Австро-Венгерской, Итальянской. Недолгие годы республики быстро сменились приходом к власти фашистов в Италии, Венгрии, Германии, Испании, Португалии и т.д. Румыния, Болгария и Австрия примкнули к фашистским странам. Возьмем как пример Германию. Веймарская Республика отвергла основы Германской империи, перенимая республиканские отношения и модели работы Гражданского Общества Франции и США, с которыми нужно было экономически конкурировать. Но послевоенная разруха вместе с неимоверными контрибуциями Антанты – не давали возможности видеть успехи Республики. Плюс новые, не имперские отношения были в диковинку многим слоям населения Германии. Люди стали все более разочаровываться в эффективности Республики и в самой необходимости Гражданского Общества, примыкать к маргинальным фашистам и коммунистам Германии. В итоге на демократических выборах в Германии приходит к власти Гитлер, который ясно заявлял, что идет на выборы с целью в них победить и навсегда их отменить (подобно Жириновскому и Зюганову в РФ, а в Германии это открыто вещал вместе с Гитлером лидер немецких коммунистов Тельман). Что Гитлер и делает, захватывая власть и спекулируя на низменных чувствах маргинальной толпы (он был гениальным оратором-популистом, на его демагогии учатся и нынешние популисты, правда, не афишируя это). Он понимает, что пока имеет поддержку только у 33% немцев – части немецких маргиналов. Но ему надо весь народ Германии превратить в маргиналов. Для этого он в 1933 году создает RPL – Министерство пропаганды во главе с Геббельсом, цель которого – маргинализация населения: отчуждение масс от идей Гражданского Общества и самоуправления, от выполнения обязанностей Гражданина по управлению исполнительной властью («За вас все решает фюрер»). Отныне исполнительная власть во главе с Гитлером на деньги самих налогоплательщиков (которые за Гитлера не голосовали!) начинает «прочищать мозги» немцам – внедряя им идеологию маргиналов и культивируя у немцев неприятие самой идеи Гражданского Общества как «гадости Запада», изобретения «плутократов, евреев и педерастов». Так Гитлер превращает ту часть немецкого населения, которая вполне дозрела до функций Гражданина и их выполняла в Веймарской Республике, - в маргиналов, сводя их до уровня сознания низов общества. Кстати, это закон: политик-популист избирается именно маргинальными низами общества, и его главным и первым врагом при обретении власти становится активная и образованная часть населения, которая – в отличие от низов – выполняет обязанности Гражданина по управлению страной и вовсе не собирается складывать с себя эти функции. Именно против нее обращает при приходе к власти свою главную борьбу политик-популист, поэтому всякий популист – это и есть ФАШИСТ. А популизм – это синоним фашизма, ибо самым известным в истории популистом был Адольф Гитлер: ему для управления страной была нужна поддержка населения (которая была совершенно необязательна в коммунистических режимах, где все держалось только на одном насилии и страхе, ибо коммунисты приходили к власти вовсе не демократическими путем, как все фашисты, а путем революций, где мнение народа никого не интересовало). Одновременно Гитлер запрещает все оппозиционные партии и оппозиционные СМИ, создает маргинальные СМИ на финансировании бюджета, разгоняет все общественные объединения, превращая ряд их в маргинальные подконтрольные, садит в концлагеря всех инакомыслящих, разгоняет независимые профсоюзы, создавая вместо них государственный – что нелепо при введении Гитлером формации фашизма – Государственного капитализма, где работодателем-монополистом является само Государство. Гитлер при этом возвестил, что «Наши профсоюзы – самые лучшие во всем мире, ибо нигде в мире не имеют такой государственной поддержки», сводя этим на нет сам смысл существования профсоюзов как органов защиты прав рабочих от работодателя: зачем они нужны, если самим работодателем финансируются и контролируются? Это и другое на процессе в Нюрнберге (с подписью СССР) было перечислено и обвинено как преступления перед Человечеством (в СССР материалы обвинения в Нюрнберге так и не изданы и не были переведены, ибо сам режим СССР мало отличался от фашистского – такой же маргинальный). Фактически в Нюрнберге Человечество обвинило фашизм как создание маргинального государства. А Гитлера, Муссолини и пр. – как популистов, пришедших к власти на спекуляциях с сознанием маргиналов.

МАРГИНАЛЬНЫЙ СССР

В России Республика просуществовала вообще всего несколько месяцев: в феврале 1917-го была провозглашена Российская Демократическая Республика (которую в СССР лживо и маразматично называли «Временным правительством»), а в октябре власть захватывают маргинальные партии большевиков, эсеров и анархистов. Спешка была вызвана желанием не допустить проведения Учредительного собрания народов России, на котором должны были быть установлены не временные, а уже постоянные демократические органы правления Россией. Большевики использовали марксизм только как ширму для проведения маргинальной политики: Маркс считал, что при социализме народ должен обладать еще большей свободой и еще более свободным Гражданским Обществом, чем при капитализме, - а большевики создали страну вообще без Гражданского Общества и каких-либо свобод. СССР, конечно, не имел к марксизму НИКАКОГО отношения. Так, вопреки всем теориям марксизма, Монголия строит «социализм» прямо из феодализма, минуя капитализм. Ибо ни при ленинском «социализме», ни при феодализме Гражданское Общество равно не требуется, а потому в формацию ленинского «социализма» могут смело шагать, минуя эпохи, все племена дикарей Африки и Азии, и даже человекообразные обезьяны, так как от масс не требуется наличие Гражданского сознания и технологий Гражданского Общества, четко соответствующих уровню развития промышленных технологий. Этого марксизм не допускает (отвергали Плеханов и множество других марксистов), и построенное Монголией (как и другими отсталыми странами) государство – это карикатурное маргинальное государство, а вовсе не социалистическое. Ленин фактически и практически в истории стал основоположником фашизма, ибо ввел концепцию «диктатуры» маргинальных низов, которая затем дала путь к власти фашистам (стала основой их идеологии, отпочковавшейся от ленинизма), себя точно так лживо называвших «социалистическими партиями». Ленин теоретически «обосновал» необходимость маргинальной диктатуры, отрицающей саму необходимость Гражданского Общества. Победа маргинальной революции в СССР обернулась крахом для России: передовые, активные слои населения были уничтожены маргиналами или выгнаны в эмиграцию. Идеология маргиналов СССР (как и фашистов Германии) – постоянный поиск внутренних и внешних врагов для все большей концентрации власти Хунтой. С первых дней РСФСР-СССР стала имперским хищником, поджигателем войн, так как империализм является основой маргинального мировоззрения, а соседние нормальные страны с Гражданским Обществом – «дурным примером» для народа. В 1919-20 гг. РСФСР нападает на соседние демократические страны (Белорусская Народная Республика, Украинская Народная Республика, Грузия, страны Балтии) и оккупирует их, разгоняя там Гражданское Общество и насаждая марионеточные маргинальные режимы. Оккупация Польши войсками Троцкого не удалась. Затем следует захват стран Средней Азии, потом – нападение на Польшу с оккупацией и маргинализацией Западных Беларуси и Украины, затем – нападение на Финляндию… По итогам Второй мировой войны СССР садит в десяток европейских стран марионеточные маргинальные режимы, силой подавляя там любые ростки Гражданского Общества. Советский человек не являлся Гражданином: он не мог избирать себе исполнительную власть, не мог влиять на политику Государства, не имел права заниматься политической деятельностью и иметь свою собственную политическую точку зрения. Любое недовольство исполнительной властью жестоко наказывалось. Фактически советский человек был РАБОМ исполнительной власти своей страны. Затеянная Горбачевым перестройка привела к росткам Гражданского Общества – и СССР неизбежно распался как маргинальное государство, сменяясь странами свободными, с политическими партиями и населением, впервые за 70 лет почувствовавшим себя Гражданами.

МАРГИНАЛЬНОЕ СНГ

Однако взлет демократических свобод быстро сменился укреплением позиций маргиналов. В 1993-95 гг. в России маргиналы едва не вернули себе власть, что означало бы новую гражданскую войну. Задачей новой власти России стало контролировать наиболее темные и опасные маргинальные слои общества. С этой задачей прекрасно справляется ЛДПР Жириновского, который умелой демагогией и шоу позволяет маргиналам «вывести пар из котла». Пока Жириновский остается «идеологическим кумиром» самых забитых маргинальных слоев России – маргинальная революция невозможна. Партии КПРФ и «Родина» активно пытаются переманить электорат ЛДПР, чтобы направить маргинальные слои для борьбы с демократией ради прихода к власти националистов («красно-коричневых»). Пока эти попытки имеют ограниченный успех. Тем не менее, в будущем России угрожает приход к власти фашистов – при определенном стечении обстоятельств. Сегодня в РФ около половины населения остаются маргиналами, число членов фашистских и шовинистических партий и группировок составляет несколько миллионов. В том числе в России более 600 тысяч скинхедов (это 2/3 всех скинхедов мира – при полном отсутствии скинхедов в других странах СНГ), и, по мнению аналитиков российской газеты «Совершенно секретно», к 2010 году число скинхедов в РФ удвоится, к 2014 – утроится. Они становятся реальной и опаснейшей политической силой, способной на любое преступление, вплоть до свержения конституционного строя и установление фашистских порядков. В других странах СНГ ситуация примерно та же: около половины населения пока не является Гражданами – не понимает необходимости в Гражданском Обществе и продолжает, как в СССР, мыслить маргинальными категориями раба власти. Так называемая «оранжевая революция» на Украине носила явно выраженный антимаргинальный характер, а ее противниками стали именно маргинальные слои – ностальгирующие по СССР пожилые люди и ветераны войны, противники национальной украинской самоидентификации и сторонники российского империализма. Но победа передовой части общества Украины – это временный успех, так как демократические силы, как правило, легко разобщаются из-за их активной гражданской позиции, а маргинальные силы из-за своей серости как раз легко объединяются. В ряде стран СНГ маргиналы победили.

ПОЛИТИКА РОССИИ В СНГ

Сегодня тенденции таковы, что Россия всячески поощряет маргинальность стран-соседей по СНГ и всячески препятствует в них росткам Гражданского Общества. Это именно политика двойных стандартов, так как у себя в России Путин как раз развивает Гражданское Общество (пусть и в чем-то противоречиво). Он, тем не менее, перевел парламент на принцип формирования только из политических партий (чего нет, например, в Беларуси, где партии вообще не допущены в парламент), он создал Общественную Палату, провозгласил курс на укрепление Гражданского Общества в России. Одновременно Москва всячески поддерживает маргинальные режимы стран СНГ и как черта боится «цветных революций», которые на деле являются признаком созревания гражданского сознания в странах СНГ. Почему же так? Ответ кроится в империалистических планах Москвы контроля над соседями. В первую очередь – это борьба за рынки и ресурсы стран СНГ. Например, Лужков на выборах в Украине приезжал в Донецк агитировать за Януковича только потому, что его жена Батурина, долларовая миллионерша, владеет рядом заводов в Донецке, которые были полукриминально куплены у премьера Януковича – а новые власти в Украине угрожали бы переделом собственности. Сама полукриминальная суть российского крупного капитала определяет и шаткость его позиций в СНГ: отсюда и неизбежное влезание российских олигархов в выборы в странах СНГ. Однако эта политика России является абсолютно ошибочной. Еще в середине 1990-х аналитики Ельцина указывали в своих докладах, что Россия может только до тех пор оставаться для стран СНГ лидером, пока будет являться для них проводником западной модернизации (в том числе и в первую очередь технологий Гражданского Общества). То есть Россия должна быть лидером и объединителем стран СНГ в движении интеграции с Западом. Без этого активные слои населения стран СНГ (и вслед за ними национальные элиты стран СНГ) неизбежно отвернутся от России и будут искать иные каналы для западной модернизации. Мнения аналитиков Ельцина оказались пророческими: как только Россия взяла курс на построение новой Российской Империи, то стала активно лезть во внутренние дела соседей, а те стали от России разбегаться в разные стороны. Вместо того чтобы быть лидером для стран СНГ в процессе интеграции с Западом, Россия наоборот насаждает враждебность к Западу, снова культивирует у них страх перед НАТО, карает за желание соседей сближаться с ЕС. Хотя на самом деле именно Россия должна была бы возглавить страны СНГ в программе их постепенного вхождения в ЕС и НАТО. Но, увы, это вхождение в ЕС и НАТО сегодня не нужно имперской России, видящей себя «полюсом силы» и «полюсом капитала» - и видящей страны СНГ «своей колониальной вотчиной». Отсюда и цинизм: СМИ России раздувают кампанию против учений НАТО в Крыму, но с апломбом вещают про учения НАТО в Москве, проходившие через пару недель, да еще в секретных объектах ПВО Москвы и с участием НАТОвских генералов – и с участие министра обороны России! Более одиозного примера двойных стандартов трудно найти.
Показательно, что все российские националисты довольны политикой Путина, создающей культ ксенофобии и шовинизма. Россия стала вести с 2000 года политику империализма и отказалась от роли «проводника» стран СНГ в ЕС и НАТО. Это огромная стратегическая ошибка, которая ведет к потере для России стран СНГ. А самое главное – это огромная внутренняя ошибка России, так как воссоздание Российской Империи – это опасная иллюзия, а единственный правильный выбор для сегодняшней России может заключаться только в полной интеграции с Западом – с постановкой долгосрочной задачи России вхождения в НАТО и ЕС. Замечу также, в России сегодня бытуют абсолютно карикатурные представления о своих соседях, в первую очередь о Беларуси и Украине. Про Украину там дружно считают, что «оранжевая революция» была проплачена Западом, а про Беларусь – что «Лукашенко ради личной власти не дает белорусам «воссоединиться» с Россией». Удивительный ментальный идиотизм: российский шовинизм не позволяет россиянам даже помыслить о том, что белорусы и украинцы вообще-то могут мыслить и о будущем своих государств, а вовсе не все поголовно озабочены отказом от них и вступлением в состав России – как это россиянам видится. «Сепаратизм» Украины объясняется в сознании россиян «деньгами США», а «сепаратизм» Беларуси – стремлением к личной власти президента Беларуси. А где же сами народы Беларуси и Украины?

МАРГИНАЛЬНОСТЬ И НАЦИОНАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ

Одной из сторон становления Гражданского Общества является обязательно становление национального самосознания (без которого невозможно осознание себя Гражданином). В этом плане маргинальные режимы стран СНГ всячески препятствуют возрождению национального сознания, карикатурно его называя или «происками оранжевых», или «национализмом» (когда именно националистов России именуют почему-то «патриотами»). Без национального сознания вообще невозможна любая государственность, поэтому нелепы попытки маргиналов создавать государственность Беларуси и Украины вне белорусского и украинского национального содержания, игнорируя эти национальные языки, культуры, тысячелетнюю историю этносов. Маргинальные режимы, сдерживая развитие Гражданского Общества, обязательно прежде всего обязаны сдерживать его основу – национальное самосознание. И тут, казалось бы, возникает вопрос: ведь аналогичные маргинальные режимы стран фашизма вроде бы наоборот – акцентировались на национальном сознании. Вроде бы – противоречие. На самом деле никакого противоречия тут нет. Во-первых, патриотами фашистской Германии являлись вовсе не нацисты, а Сопротивление. Одно это понимание сразу выводит всех нынешних националистов стран СНГ вне рамок патриотов Родины. Во-вторых, националистический угар – это и есть одно из тех низменных маргинальных «чувств» забитой толпы, на котором спекулирует маргинальная власть, взывающая к животным инстинктам толпы. Есть глубочайшая и принципиальная разница между национальной самоидентификацией народа – и национализмом. В первом случае народ просто себя ощущает уникальным этносом, достойным своей государственности. Во втором случае речь идет о маргиналах, которые свою энергию вместо обустройства своей Родины в рамках Гражданского Общества – направляют на завоевание и покорение соседей. Что как грыжа в человеческом организме: выпирает туда, где ей природно не место. Фашизм никогда никак не был связан с национальной самоидентификацией народа, а был только поиском внешних врагов. Равно в СССР был его суррогат – «классовые враги», что мало чем отличалось от «расовых врагов», ибо «классовое происхождение» в СССР понималось именно как национальное: дети и внуки «враждебных классов» не имели права учиться в вузах и голосовать, и т.д. Маргинальное Государство неизбежно ищет себе врагов для отвлечения внимания народа от функции Гражданина по управлению своей исполнительной властью. В любом маргинальном государстве власть направляет сознание маргинала вне участия в судьбе страны – в лоно международной политики. Так на политинформациях Германии в 1939 все немцы были увлечены Гданьском. Так и в СССР всегда умы нашего маргинального населения забивали проблемами весьма далеких стран – всяких Марокко, Анголы, Гондураса. О последнем сатирик Арканов сложил песню: «Гондурас, Гондурас – в сердце каждого из нас. Гондурас, Парагвай – кого хочешь выбирай». Это – портрет типичного одиозного маргинала: он крайне озабочен событиями в Гондурасе, но является полным нолем как Гражданин в своей стране, абсолютно отчужден от участия в ее политике и ее судьбе, отчужден от управления своей исполнительной властью, которая – ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ по определению, то есть именно его волю должна исполнять, а не свою бюрократическую навязывать. Кроме Гондураса, есть и второй инструмент атрофии Гражданского Сознания: спорт. Гитлер заявлял: «Пусть мои немцы лучше занимаются спортом, чем лезут в политику». В итоге Гитлер и Муссолини построили за десяток лет больше стадионов в Германии и Италии, чем их было всего построено за всю предыдущую историю. Причем Гитлер явил себя вообще эпохальным другом спорта, добившись проведения нацистских Олимпийских игр в Берлине. Спорт и поиск национальных врагов – это, как видим, не имеет ничего общего с национальной самоидентификацией народов как их части Гражданского Сознания. Оно у популистов-фашистов было утрировано до низменных чувств маргинальной толпы, до убогих карикатурных маргинальных представлений, сводящих человека к «спортивному животном



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх