,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Концепция военной беспомощности
  • 26 июня 2007 |
  • 05:06 |
  • Xe-Xe |
  • Просмотров: 28791
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
Современная доктрина США

В настоящее время Соединенные Штаты приняли и активно следуют доктрине абсолютного военного доминирования над потенциальными противниками, исключающей не только паритет, но и возможность его достижения в будущем.


В 2002 г. США вышли из договора об ограничении систем противоракетной обороны, принятого в 1972 г. для ограничения гонки вооружений. Анализ истории развития военной доктрины этой страны показывает, что единственным аргументом, который принимался во внимание при ее составлении, была сила. В настоящее время вряд ли следует ожидать, что Соединенные Штаты будут использовать иные аргументы.

Современная доктрина России

Официальный документ «Военная доктрина Российской Федерации» утвержден указом президента от 21 апреля 2000 г. № 706 и содержит следующие положения:

Россия «сохраняет статус ядерной державы для сдерживания (предотвращения) агрессии против нее и (или) ее союзников».

В комментариях министерства обороны указывается, что «сдерживание будет основываться на способности в ответных действиях нанести ущерб, размеры которого поставили бы под сомнение достижение целей возможной агрессии».

Начиная с 2006 г. прослеживаются сложные тенденции, в том числе и созданные в последнее время действиями США по наращиванию своего присутствия в Европе, что потребует от России пересмотреть ряд положений военной доктрины.

Военная доктрина Украины

Официальный документ «Воєнна доктрина України» утвержден указом президента от 15 июня 2004 г. № 648/2004 с изменениями, внесенными указом от 15 июля 2004 г. № 800/2004. Дальнейшее усовершенствование связано с ныне действующим главой государства: указ. № 702/2005 «Вопросы Военной доктрины Украины» от 21 апреля 2005 г.

Знакомство с этим документом оставляет неприятный осадок. Некое подобие доктрины России, лишенное конкретики. Слов мудреных полно, а ответов на поставленные вопросы они дают мало. Детальное сопоставление данных стратегий — это, как говорят, тема отдельной диссертации. Приведу пример. Если в военной доктрине России основную внутреннюю угрозу составляет «попытка насильственного свержения конституционного строя», то в украинском документе такая угроза вообще отсутствует (а при нынешней ситуации в стране соответствующая строка была бы нелишней), зато угрозу представляет «незадовільний рівень соціального захисту військовослужбовців, громадян, звільнених з військової служби, та членів їх сімей». О чем еще можно говорить?

Складывается впечатление, что доктрину «писали» путем перевода на «державну мову» российского документа, опустив некоторые моменты и добавив ненужную философию. Это привело к тому, что невозможно понять, кто от кого должен защищаться и каким способом. Если в российской доктрине основным средством сдерживания агрессора является «поддержание на достаточном уровне российского военного потенциала, прежде всего потенциала ядерного сдерживания», то в украинской из-за отсутствия оного: «у загрозливий період та у разі початку війни (збройного конфлікту)» нам остается надеяться на «використання можливостей Ради Безпеки ООН, ОБСЄ, НАТО, ЄС, інших структур колективної безпеки, які несуть відповідальність за підтримання міжнародного миру і безпеки, згідно з Меморандумом про гарантії безпеки у зв'язку з приєднанням України до Договору про нерозповсюдження ядерної зброї, застосування кризового консультативного механізму відповідно до положень Хартії про особливе партнерство між Україною та Організацією Північноатлантичного договору».

Почему такой разительный контраст, наверное, несложно догадаться.

Что же делать, как нам жить?

Анализ существующих военных доктрин и технических средств как наступательного, так и оборонительного характера позволяет сделать ряд неутешительных для нас выводов.

Количество и качество наступательных ядерных вооружений России и США достаточно для гарантированного уничтожения как своих противников, так и всего человечества.

Системы ПРО не обеспечивают сейчас и не смогут обеспечить в будущем гарантированной защиты от ракетного удара. Развитие «брони» по отношению к «снаряду» всегда запаздывало, т. е. средства защиты не поспевали за средствами нападения. Однако сейчас в связи с разрушительным характером средств нападения отсутствие гарантированной защиты от них означает гибель не отдельных элементов, а системы в целом.

Размещая на своей территории средства ПРО какой-либо стороны, Украина попадает в перечень целей противника. Поскольку конфликт между противоборствующими сторонами начинается с упреждающего удара, сначала по объектам ПРО, а затем по местам дислокации МБР, то она окажется в категории целей № 1. Кроме того, в соответствии с современными военными доктринами США и России в случае возникновения конфликта осуществляться будет уничтожение не только объектов ПРО, но и «поражение войск (сил), объектов тыла, экономики, коммуникаций на всей территории каждой из противоборствующих сторон, в том числе и их союзников».

Размещать чьи-либо элементы противоракетной обороны (США или России) Украине невыгодно. Но если выбирать из двух зол меньшее, то предпочтение следует отдать России.

Это связано со следующими обстоятельствами:

1. Система ПРО России реально существует и обеспечивает перехваты межконтинентальных баллистических ракет (МБР), а система ПРО США — это пока прожекты.

2. Вынося элементы противоракетной обороны за пределы своей территории, Соединенные Штаты пытаются оттянуть часть ядерных сил РФ на нейтрализацию этих объектов и тем самым ослабить силу удара по собственной стране и облегчить работу системы ПРО. Естественно, потери союзников при этом являются потерями более низкой категории. Украина расположена рядом с Россией, а это означает, что РФ будет защищать ее всеми имеющимися средствами, поскольку тем самым она будет оберегать и себя, в отличие от США, которым судьба Украины безразлична.

3. На территории Украины располагается ряд компонентов системы ПРО России: станции предупреждения о ракетном нападении (СПРН) в Мукачево и Севастополе. Возможно восстановление станции возле Чернобыля. Для сил ядерного сдерживания (СЯС) РФ Украина может поставлять боевые железнодорожные ракетные комплексы (БЖРК), вооруженные ракетами «Скальпель», крылатые ракеты воздушного базирования, системы управления ракетами морского и наземного базирования и много чего еще. Серьезным подспорьем для консолидированной системы ПВО будут пассивные радары типа «Кольчуга», неуязвимые для ракет типа «Шрайк».

США не заинтересованы в украинском ракетостроении. Их заигрывание объясняется желанием не дать возможность блокироваться с Россией, для которой представляют несомненный интерес разработки соседей. Они ранее уже использовались в ракетных войсках стратегического назначения (РВСН) РФ и могут быть задействованы и в будущем.

Тенденция развязывания гонки вооружений, порожденная новой американской доктриной тотального превосходства, может стать чрезвычайно опасной для мирового сообщества. Несложно предугадать, что после разрыва договора о ПРО, денонсирования договоров по ракетам малой и средней дальности РМСД следующим шагом может стать игнорирование договора о неразмещении ядерного оружия в космосе. Разместив ядерные боеголовки в космосе на низкоорбитальных спутниках, можно кардинально изменить ситуацию в свою пользу.

Первый шаг в этом направлении США сделали. В настоящее время интенсивно идет разработка космических платформ для размещения лазерного оружия, которое может использоваться как компонент системы ПРО, но на поверку оно окажется, скорее всего, блефом. А вот создаваемые как его носители космические платформы с системами стабилизации, ориентирования могут с успехом применяться для размещения на их борту ядерных боеголовок индивидуального наведения. А это серьезно. США уже де-факто нарушают договор о неразмещении оружия в космосе, поскольку он запрещает размещение в космосе любого оружия — как наступательного, так и оборонительного. Находясь на высоте 200—400 км (траектории низкоорбитальных спутников), ракетные комплексы с ядерными боеголовками будут обладать малым подлетным временем к объекту поражения (30—60 сек), что усложняет возможность борьбы с ними. Однако у России уже готов адекватный ответ и на это. Поступающие сейчас на вооружение комплексы ПВО нового поколения «Триумф» с помощью добавления ракете дополнительной разгонной ступени трансформируются из комплексов ПВО в комплексы мобильного базирования ПРО. При этом скорость противоракеты возрастает с 4,5 до 9 км/с. Подобных систем вооружения в США в ближайшее десятилетие не предвидится.

Каждому здравомыслящему политику понятно, что необходима консолидация всех прогрессивных сил, чтобы не позволить США окончательно разрушить создаваемую десятилетиями систему коллективной безопасности в угоду провозглашенной доктрине доминирования.

А это значит, что нужно не подыгрывать Соединенным Штатам, какие бы коврижки и преференции они ни обещали, а выступить инициатором создания мирового сообщества, формирующего в противовес американской доктрине второй центр мирового доминирования (как противовес американскому моноцентрическому видению мира). Второй центр с вовлечением в него стран старой Европы, неприсоединившихся государств и в качестве гарантов безопасности держав, обладающих ядерным оружием, — как европейских, так и азиатских, и в первую очередь России.

Участие в этом процессе Украины в качестве одного из инициаторов может составлять ее великую историческую миссию.

После ознакомления с состоянием дел и существующими на эту тему документами у украинского обывателя возникает масса вопросов:

1. Почему у США и России существуют военные доктрины, а у Украины ее фактически нет?

2. Почему у РФ и Соединенных Штатов есть программы развития вооруженных сил, а у Украины нет? Она свелась к программе сокращения количества вооруженных сил к 2015 г. до 100 тыс.

3. О стратегических партнерах Украины любят говорить все политики, причем в зависимости от изменения генеральной линии и ее колебаний порядок их упоминания тоже меняется. Но необходимо уточнить вопрос: если есть стратегические партнеры, то кто наш потенциальный противник?

Построение и участие в ПРО — это, по сути, вопросы технического плана. Тем не менее в силу ряда обстоятельств они приобретают глубокое политическое содержание, поскольку от того, какая власть в Украине, будет во многом зависеть и ее позиция по вопросам допущения вооруженных сил Соединенных Штатов на свою территорию. А это означает, что вся машина США будет работать на то, дабы не допустить, чтобы Украина сорвалась с американского крючка. Поездка Тимошенко в США наглядно демонстрирует, что ставки в этой игре уже делают. Все как в «Маугли» Р. Киплинга: «Акелла — мертвый волк». Нужен новый вожак стаи.

Если для зарубежных спонсоров речь идет лишь о вовлечении Украины в орбиту своего военно-политического влияния, то для нашего народа это вопрос существования как независимого, самодостаточного государства.

Владислав ПОЛЯХ, vladislavpolyakh@rambler.ru
источнег



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх